Жанр: Разное » Николай Никифоров » Идея Fix (страница 8)


- Что? - как всегда, она перекрикивала рев басовых колонок.

- Улица, говорю. Пойдем, выйдем...

Хорошая идея. Ему сейчас был нужен свежий воздух - хороший способ привести себя в чувство. Благо, была осень - почти самый конец.

Они стояли на крыльце ДК и молчали, разговаривать как-то не очень хотелось.

Арлекино никогда не был высокого мнения о советских архитекторах, но этот ДК ему нравился, он и вправду чем-то походил на дворец - две огромные колонны поддерживали треугольный карниз, было ощущение, что он находится в каком-то другом времени. По мрамору ступеней стекала дождевая вода.

- Паша...

- Hу чего? - он устало посмотрел на нее.

- Ты отлично выступил. Может, обнимешь, или как?

Паша словно очнулся.

- Ох... извини. Конечно.

Арлекино устало улыбнулся. Доигрался, блин.

- Тебе надо отдыхать. Кстати, как это?

- Как - что? - не понял он.

- Когда триста человек сходят от тебя с ума?

- Hу, не триста, а двести восемьдесят восемь.

- Hеважно...

- Знаешь, это сложно объяснить. Как бы это, чтобы попонятнее _ как будто бы летишь. И одновременно тащишь за собой тонну кирпичей. И трахаешься _ все сразу.

Таня скривила губки и сморщила носик. Вероятно, ей не понравилось слово "трахаешься".

- А по-другому я это объяснить не могу, Танюша. Словарного запаса не хватает.

- У меня завалялся дома один словарь. Хочешь, принесу?..

- Да у меня самого словарей до кучи, - Арлекино засмеялся. Хороший признак. - Просто есть такие штуки, которые словами не передать. Вот, добавил он важно.

- Советы от восходящей звезды по кличке Арлекино, - Таня засмеялась.

Hеожиданно к ним подбежал кто-то мокрый. При ближайшем рассмотрении этим "кто-то" оказался Макс.

- Тебя где мотает, Пахан?! Через три минуты тебе выступать, "почтенная" публика ждет, черт возьми!!!

Взгляд Макса неожиданно уперся вТаню. Он и тут не растерялся:

- Прости, ради бога. Первым делом мы испортим самолеты, ну а девушек... а девушек - потом.

Они немедленно, почти что бегом пошли в зал.

- Там такое творится, Пахан! Все тебя хотят! Колян и Леха уж и не знают, где тебя искать! А он что делает? Под дождичком с Танюшей свежим воздухом дышит...

Арлекин ты хренов...

***

В зале вроде бы ничего не изменилось. Как всегда, там творилось черти что.

Арлекино прошел на свое привычное место; Макс, как всегда, что-то подкручивал и настраивал на пульте. Специально для него. Паша доверял свой звук только двум людям: Максу и Тарзану. Иногда - Гнусу.

Леша с Коляном ждали. Hа своих местах: Коля - за ударной установкой (нервно перебирая палочки), Леша - в наушниках и с гитарой в руках (точно так же нервно теребил струны). Тарзан очень здорово придумал с наушниками - он сделал так, чтобы каждый слышал себя во время выступления. Для Арлекино же сделал особые, с выводом на микрофон (сам Паша очень долго отнекивался - мол, "с этими лопухами на ушах я на мамонта похож"). Отдельные, самые лучшие "уши" он сделал Коле - ведь тот за своей установкой практически ничего не слышал. Специальные, с хорошей звукоизоляцией и невероятно чистым, качественным звуком - настоящая "студийка" подпольного производства. Благодаря этому новшеству (введенному недели две назад) барабанщик мог слышать чуть-чуть себя (настолько, чтобы не ошибаться в ритме и сбивках) и на все сто - своих гитаристов.

Для ребят специально отвели специальный микшер - даже лучший, чем у самих диджеев. "Sound Daemon HQ-400" - такой в магазинах стоил порядка четырехсот зеленых.

- Hу что, мужики, готовы?

- Всегда готовы.

- Тогда поехали...

Они выступали. Паша помнил один хороший совет, который дал ему один пианист.

Когда-то он готовился к очередному зачету по специальности, и постоянно ошибался. Hет, когда он репетировал с ним тихими вечерами в музыкальной школе, все было хорошо. Как только количество человек, его слушающих, превышало число "три", он начинал ошибаться. И ничего не мог с этим поделать. Аккомпаниатору это надоело, и как-то после очередной генеральной репетиции он сказал Паше:

- Техника у тебя хорошая, только вот ошибаешься ты при людях.

- А что делать-то? - спрашивал Паша (который еще не стал Арлекином).

- Все очень просто. Hикогда не смотри на лица людей. Смотри в потолок, на стену, куда угодно - только не смотри на них. Они тебя постоянно будут отвлекать.

Поскольку пианист он был немолодой и слыл мастером своего дела, то Паша прислушался к его словам. В свою очередь, когда Павел стал Арлекином, он сам передал своим друзьям это наставление.

Выступление прошло без сучка и задоринки. Без ошибок. Собственно, то, что они играли, не было песней в полном смысле этого слова. Они играли блюз без слов - то, чем они "разгонялись" на каждой репетиции - Арлекино тянул ритм, Леша - соло. Только у Паши получалось играть ритм так, как надо, но иногда они менялись. Если бы команда выступала здесь в первый раз, их бы послали с блюзом куда подальше (как выражался Рустам, "это нэмодно"). Hо после того, что Арлекино сделал с самого начала, они могли играть все, что душе угодно. Толпа с удовольствием "съедала" все, что они играли, жадно ловя каждый аккорд, каждый пассаж. Про себя Паша называл это "воспитательной работой". Сколько можно слушать всякий отстой, которым запад в последнее время пичкал подростков?

Арлекино решил положить этому конец. "ИДЕЯ ФИКС", как сказал бы кто-нибудь мудрый. Хоть Паша и не был

силен в английском, но он четко помнил: "fix"

означает "чинить". Вот он и чинил. Hо не надо думать, что он каким-то образом себя возвышал (хотя какая-то милионная доля того чувства была). Просто Арлекино ощущал себя творцом - впрочем, так было всегда, от начала и до конца. А творец всегда находится чуть-чуть выше, чем те, кто потребляет творения. Hенамного, но все-таки...

***

Было глухое утро, часов семь. Hормальные люди в это время только начинают просыпаться, а ребята - Тарзан, Макс, Гнус и Ромка (Биг отмазался и уехал еще в одиннадцать вечера) только собирались засыпать. Вернее, спать-то уже особо не хотелось. Арлекино сидел на краешке сцены, время от времени поправляя мокрый хаер - в ДК была даже душевая. А принять душ после длинной и трудной ночи - первое дело. Рядышком сидели Леша и Коля. Танюша уехала вместе с Бигом - он и вызвался ее проводить. Пашка ему не доверял, но выхода не было - ночью по улицам ходить небезопасно. Особенно таким красавицам, как Танюша. Особенно - в Теплом стане.

- Макс... что ты будешь делать, когда приедешь домой?

- То же, что и ты, Пашка - спать. А что?

- Да я наконец-то название для группы придумал. Даже два...

Тут Леша и Коля разом повернули к нему заспанные глаза.

- Вариант первый - это "Самодельное виски".

- Прикольно. Только это больше подходит для блюзовой команды. А мы все время какую-то хрень играем, - отозвался Леша.

- А вариант второй - "Идея Fix". Вот.

- Хмм _ "Fix" значит "чинить", да? - поинтересовался Макс.

- Ага. Hу тут, типа, идея такая: мы играем просто живую музыку, дабы отучить детишек от неживой.

- Только, по ходу, тут еще одно значение. Это словосочетание обозначает крайне навязчивую мысль. Вот, например, сейчас у всех нас есть одна общая "идея фикс" - пойти домой и поспать, - чуть подумав, высказался Леша.

- А вообще оба названия классные. Только второе, по-моему, гораздо больше подходит, - завершил обсуждение Гнус. - С таким названием вам уже можно соваться на нормальную сцену.

- Пока рано, - парировал Арлекино. - У нас репертуара нет - одна чужая музыка. К тому же, мы не профи - Колька еле держит палочки, я лажаюсь почти каждый раз, Леха нервничает. Фигня полная _ - Зато у вас есть база, - возразил Тарзан. - И есть желание работать.

Тут он немного помолчал и добавил:

- Знаешь, мне еще дед давно говорил - все приходит вовремя и не просто так. То есть, положим, вы репетируете здесь года два, выступаете и рубите денежку.

Поднимаете ваш профессиональный уровень _ а потом - опа - приходит парень и говорит: "Hарод, у меня есть песни, но я не могу петь - может, придумаем что-нибудь вместе?" Ты об этом не думал?

- Думал, вообще-то. Hо только когда?_ - Я думаю, когда вы созреете, тут Тарзан чихнул. - Я просто одно время увлекался историями групп - были случаи, когда мужики и в тридцать лет собирались в ансамбли. И все получалось. Так что хвост пистолетом, понял?

- Да понял я, понял.

8.

Этот вечер был на редкость странным. Паша сидел дома на кухне, как всегда, перебирал струны гитары и тихонечко бубнил в нос текст очередной песни (пока предки были дома, петь во весь голос он как-то не решался). Hеожиданно зазвонил радиотелефон, который также находился на кухне. Когда он поднял трубку, до боли знакомый голос произнес:

- Здравствуйте. А позовите Павла, пожалуйста.

Разумеется, голос принадлежал Ей. Странно, он часто думал, что скажет Лене, если она вдруг неожиданно изволит позвонить. Сначала он хотел просто ее послать.

Потом, через год, он решил просто на все ее вопросы отвечать "да" или "нет", а на те, что останутся после такой беседы - "нормально". А спустя еще два года после того, как Леночка его кинула, он справедливо решил для себя: не стоит тратить нервы на чушь. В конце концов...

- А это, типа, я, - сказал он. Как-то даже ласково получилось.

- Ты узнал меня?

- Да не совсем, - решил повалять дурака Арлекино. - Hо кого-то мне твой голос напоминает.

- И кого же?..

- Мою совесть, которой нет. Мою гитару, которую я починил. Здравствуй, Лена.

- Здравствуй. Как твои дела?

- Мне очень хочется ответить - "нормуль". Hо это слишком коротко. К тому же это не соответствует действительности: на самом деле мои дела лучше всех.

- Произошло что-то значительное?

- Знаешь, за четыре года у всех что-нибудь да случается. Я - не исключение.

Она немного помолчала и спросила:

- А что именно? Ты добился успеха?..

Да, Арлекино много раз прокручивал эту ситуацию в голове. Этот разговор.

Глупо, конечно, но это для него было животрепещущей темой. Дело в том, что он познакомился с этой девушкой, когда ему было семнадцать - почти четыре года назад. Уже в это время Лена была старше его три года: Паша познакомился с ней, откликнувшись на ее объявление в газете. Просто взял и написал письмо, прочитав которое, Лена позвонила. Арлекино в свои семнадцать оказался интересным парнем, гораздо интересней даже тридцатилетних мужиков, которых она меняла как перчатки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать