Жанр: Научная Фантастика » Олег Николаев » Квартира чудес (страница 2)


Ахад, наконец, завершил речь - и тотчас в гостиной все зашумело и задвигалось. Каждый торопился высказать свое особое мнение соседу. Было заметно, что здесь сколько голов, столько и мнений. Тем не менее я уловил, что собравшиеся в "Дискуссии" исходили из концепции мироздания, философские контуры которого начертал профессор.

- Он прав: Вселенная расположена на ряде мировых уровней! Мы видим и воспринимаем лишь один из них, - возбужденно шептал мне Паромов. Подумай, какая бездна граней Большого Космоса остается для нас непостигнутой! Мы - словно рыбы а аквариуме...

"Не хватало, чтобы читали мои мысли", - подумал я, хмуро разглядывая пульсирующие фигурки на полу.

- Па-звольте, драгоценный Никита Степанович! - вцепился в Паромова, как клещ, сморщенный старичок.

- Па-звольте возразить: если Вселенная многопланова, стало быть, и все сущее в ней так же многопланово. Значит, и человек, в совокупности своей, слагается из материи нескольких мировых уровней. И каждый суб-человек постигает мир лишь в своей собственной "плоскости"...

Они схватились насчет того, что должен воспринимать "совокупный человек", состоящий из вселенской цепи суб-людей, сосуществующих в разных суб-мирах, и может ли "нижерасположенное" суб-"я" знать и воспринимать то, что знает и воспринимает его более совершенное "я", и если - да, то не приходит ли это знание из таинственной области _надсознания_, как смутное интуитивное знание...

Я отодвинулся от Паромова и въедливого старикана и стал оглядывать гостиную. Дебатировали все, включая женщин. Мужчины, сверкая взорами и едва не пронзая друг друга пальцами, словно рыцари на турнире, выкрикивали философские посылки, контраргументы, тезисы... Во всем "Дискуссии", кроме меня, лишь двое хранили спокойствие - Ахад-Березов, неподвижно восседавший на председательском месте, и Толченов.

- ...И тогда к чему звездолеты - фотонные, ионные, мезонные и прочие? Кому будет нужна технистическая чепуха, эти, в сущности жалкие, попытки познавать Вселенную с помощью усложняющегося формотворчества материи? ожесточенно восклицал полный толстощекий мужчина с жидкими растрепанными волосами и уползшим под мышку галстуком. - Пришельцы свободно могут являться к нам из любого иного уровенного пространства - и они являются! Понятно, они предпочитают делать это незаметно для нас, чтобы не смущать подавленный тьмой вековых предрассудков ум земного человека поразительным феноменом перехода существ из одной суб-вселенной в другую...

- ...Все сущее проникает друг друга, оставаясь вместе с тем на своих уровнях материальности. Вот почему даже наиболее отдаленные галактики присутствуют, в иных проявлениях, также здесь и там - всюду!..

- ...Нет и нет, милочка! "Я" человека не в состоянии расслаиваться на ряд суб-"я" по первому его желанию. На это способны из земных людей очень немногие - взгляните на Ахада и вы поймете. Надобно выработать в себе столь мощно-целеустремленную волю, чтобы ее импульс был способен...

Тут в гостиной раздался сильный шум, хлопанье крыльев и резкие возгласы:

- Истор-р-рию! Истор-р-рию!..

Оглядевшись, я увидал, что кричит попугай, примостившийся на пальме над аквариумом. Не тот попугай, что встретил меня в коридоре, а другой поменьше, ярко-пестрый, словно осколок радуги, похищенный с неба каким-нибудь искусным магом. Женщины первые обратили внимание на истошные вопли попугая и, захлопав в ладоши, поддержали его:

- В самом деле - историю) Чья сегодня очередь?

- Да-да, время послушать историю! - подхватили все собравшиеся. Никита Степанович, что ж вы уклоняетесь, ведь сегодня ваша очередь!

Взоры обратились на моего приятеля. Он смутился, искоса взглянул на меня, затем кое-как овладел собой.

- Что ж, если уважаемые члены "Дискуссия" хотят... Я готовился, Прошу учесть, что я новичок и никогда еще не сочинял историй. Тут присутствуют люди, которые гораздо опытней и пишут книжки...

При этих словах он снова взглянул на меня, как мне показалось, умоляюще. Но я возмущенно фыркнул и плотнее забился в угол. "Сам влип в историю и меня туда же тянет - хорош приятель! Вот для чего он затащил меня в "Дискуссий": чтобы я отдувался вместо него. Нет, пусть сам и выпутывается, а меня с кресла даже автокраном не поднимут", - с холодной решимостью подумал я, вцепясь в подлокотники. Паромов обреченно вздохнул. Отпив из стакана, который протянула ему одна из женщин, он сказал хриплым голосом:

- Тут спорили о космических путешествиях: понадобятся ли в будущем звездолеты? Я думаю, без них люди не обойдутся. Далекие миры всегда будут притягивать к себе воображение человека космической эры. И он не успокоится, пока, как говорят фантасты, не потрогает их рукой...

- Верно) - воскликнула молодая женщина, наградив моего приятеля нежной улыбкой. Я подумал, что слова, которые говорит Паромов, мне почему-то очень знакомы. Никита галантно поклонился слушательнице и, осмелев, продолжал:

- Но осторожные ученые указывают, что даже на фотонных звездолетах человек не смог бы улететь настолько далеко, чтобы достичь центра Галактики, тем более - удалиться за ее пределы. Препятствие - в недостатке энергии. Кроме того, даже скорость в 300 тысяч километров в секунду (в масштабах космоса) являете" черепашьей. Эффект замедления времени в быстро движущемся корабле - небольшое утешение. Ведь подвиг, на который пойдут космолетчики, им захочется совершить прежде всего для людей своего поколения. Мы читали немало грустных фантастических

историй про астронавтов, которым из дальних полетов приходилось возвращаться в чужие эпохи, во времена далекого будущего. Люди прилетят на Землю спустя тысячелетия, когда результаты их экспедиций никого не могут удивить и не дадут ничего нового. Стоит ли целую жизнь тратить на один полет, добровольно заточая себя в корабле? Значит скептически настроенные ученые правы? Человечеству надо отказаться от мечты о полетах к далеким звездам?

Паромов окинул взглядом аудиторию. Все сидели, задумавшись. Даже попугай притих на ветке, кося на рассказчика черным глазом. Один только Виктор Маркелович самодовольно усмехнулся и гордо вздернул голову.

- Но, может быть, дела не так плохи и выход будет найден? Ведь в бесконечной Вселенной возможности познания ее, надо полагать, тоже бесконечны. Уже давно некоторые фантасты поговаривали, что можно передвигаться в пространстве со скоростями, намного превосходящими световую. В последнее время эту мысль начали всерьез обсуждать и передовые ученые.

- Че-пуха, абсурд... - внятно пробормотал Толченов, скривясь, как от зубной боли. - Детские сказочки...

Паромов пожал плечами.

- Тут говорили, что Вселенная многопланова, то есть слагается из ряда суб-вселенных, проникающих одна сквозь другую. Мы, земные люди, обитаем в _физической_ суб-вселенной, на одном из _сгущений_ физического мирового плана. (Планета - это, видимо, и есть локальное сгущение данного плана в пространстве.) Но если предположить, что Вселенная многопланова, то и любое существующее в ней тело - многопланово. Оно состоит из субтел. Значит, можно путешествовать в пространстве не только с помощью космических кораблей, но и научившись переходить из одной суб-вселенной в другую. То-есть - "переключая" самого себя (или хотя бы свое сознание и психику) с одного мирового плана на другой. Примерно так, как мы переключаем радиоприемник с длинноволнового диапазона на средневолновой, коротковолновой и так далее.

Тут Виктор Маркелович воздел руки и простонал от возмущения, ища у окружающих сочувствия своим душевным мукам. Однако никто не обратил на него внимания. Напротив, многие одобрительно кивали головами, обсуждая сказанное Паромовым.

- Преотлично, достопочтенный Никита Степанович! Идеи, высказанные вами, знакомы нам, - подал голос въедливый старикан. - Но где же история?

- Да, где история? - подхватили другие. - Мы ждем.

- Так я почти того... подошел к истории, - снова стушевавшись, пролепетал Паромов. Затем умоляюще посмотрел на меня.

- История не очень... того, поскольку автор - из начинающих. Поэтому будьте снисходительны...

ЛЕГЕНДА О КОСМИЧЕСКОМ СТРАННИКЕ,

провозгласил он деревянным голосом. Я подпрыгнул в кресле. Такого коварства я от Никиты не ожидал! Три дня назад по его просьбе показал я ему фантастическую новеллу, которую считал одной из наиболее удавшихся. Она так и называлась - "Легенда о Космическом Страннике". Паромов выпросил ее у меня, чтобы "почитать на досуге". И вот теперь выдает за свое произведение да еще при авторе! И тут же замечает, что "история не очень того"!..

Я решительно кашлянул, выпрямился и... поудобнее устроился в кресле. Пусть занимается плагиатом на глазах у автора. Ничего. Потом я выскажу Никите все, что думаю о нем...

...Капитан Мак-Карти скептически посмотрел на Эллино, смерил взглядом от жалкого вихра на макушке до пят его тщедушное тело и, покачав головой, ответил:

- Нет, молодой человек! Вы не подходите для полета на "Грозе пространств".

Эллино умоляюще прижал худые руки к груди. Неужели лопнет последняя надежда?..

- Капитан, я буду делать все, что прикажете! Самую черную работу. Я так люблю звезды!

- На "Грозе" нет черных работ, - сухо возразил Мак-Карти. - У нас все работы белые. Вы, должно быть, забыли, какой нынче век на дворе. Кроме того, медкомиссия вас не пропустит. Может, я и хотел бы помочь...

- А если зайцем? - наивно спросил Эллино. - Запихните меня в какую-нибудь дыру. Много места я не займу...

Он осекся: в глазах Мак-Карти вспыхнули молнии.

- Как вы осмелились предложить мне такое! - взревел капитан, и глубокие шрамы на его лице побелели от гнева. Эллино покорно пошел из каюты. Его опущенные плечи вздрагивали. У двери он порывисто обернулся.

- Все равно я буду на Белой планете! И попаду туда прежде вас, вот увидите! - воскликнул он скрывающимся фальцетом и скрылся за бронированной дверью. Капитан усмехнулся. Его гнев пропал. "Связался с помешанным, подумал он. - Почему они еще не перевелись в нашу Эпоху Всеобщей Гармонии?"

А Эллино, выбежав из лифта корабля на огромное поле, выложенное сиреневыми плитами нейтронно-протонного бетонометалла, опрометью кинулся к такси-антиграву. До отхода ближайшего лайнера "Луна - Земля" оставалось три с половиной минуты. Он едва успел к последнему трапу. Всю дорогу до околоземной пересадочной станции Эллино метался по безлюдной верхней палубе, среди экзотических зарослей березо-лиан, персиковых роз и эвкалиптовых тюльпанов, выведенных космическими селекционерами, и негодующе бормотал:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать