Жанр: Природа и Животные » Джеральд Даррелл » Мясной рулет. Встречи с животными (страница 33)


— Да нет… По-моему, там и кактусы растут, и вообще… — сказал я. — Вы только посмотрите, как им это нравится.

— Нравится-то нравится, — сказал мистер Ромили. — Так вы считаете, что мох надо оставить?

— Конечно, — сказал я. — А может, положить еще чуть-чуть?

— Надеюсь, что это им не вредно. А они не могут заглотнуть его и подавиться? — спросил он опасливо.

— Нет, не думаю, — успокоил я его.

И с этого самого дня мои милые жабы могли не только зарываться в мох, но и сидеть на влажной подстилке, и лапки у них вскоре совсем поджили.

Вслед за этим я обратил внимание на рыб. Конечно, они обожали тубифексов, но я чувствовал, что им тоже не помешало бы разнообразие в пище.

— А что, если дать рыбкам немного дафний? — осторожно предложил я мистеру Ромили.

Дафнии — такие мелкие водяные рачки; их нам обычно присылали с фермы, поставлявшей в магазин для продажи свою продукцию — водоросли, улиток и пресноводную рыбу. Любители всегда покупали у нас маленькие баночки дафний, чтобы кормить своих рыбок.

— Дафний? — сказал мистер Ромили. — Кормить их дафниями? А разве они их едят?

— А если они их не едят, то зачем мы продаем их людям на корм для рыбок? — спросил я.

Мистер Ромили был сражен этим логическим доводом.

— А ведь вы правы, — сказал он. — Вы правы. У нас там осталось немного в подвале. Завтра как раз пришлют новых. Попробуйте дать им немножко и посмотрите, что получится.

Я бросил примерно по столовой ложке дафний в каждый аквариум, и рыбки набросились на них с таким же воодушевлением, как жабы и лягушки на мокриц.

Я задумал еще мероприятие, но тут требовался тонкий расчет — мне хотелось как можно красивее оформить аквариумы. А эту работу мистер Ромили неукоснительно и упорно выполнял сам. По-моему, она ему не особенно нравилась, но он, очевидно, полагал, что в круг его обязанностей как старшего сотрудника «фирмы» входит и оформление витрин.

— Мистер Ромили, — сказал я однажды, — мне сейчас как раз нечего делать, и покупателей нет. Не разрешите ли мне украсить один аквариум? Хочется поучиться делать это так же хорошо, как вы.

— Что вы, — ответил мистер Ромили и даже покраснел. — Не так уж хорошо я это умею…

— О, я считаю, что у вас прекрасно получается… И мне очень хочется научиться.

— Ну, разве что маленький аквариум… — сказал мистер Ромили. — Я дам вам несколько советов по ходу дела. Так… посмотрим, посмотрим… Ага, вон тот аквариум с моллинезиями. Его давно пора почистить. Пересадите их в другой аквариум, а этот опорожните и хорошенько промойте. Начнем сначала, хорошо?

Я выловил маленьким сачком всех рыбок, похожих на блестящие черные маслины, и перенес их в свободный аквариум. Потом я вылил воду, выскреб аквариум дочиста и окликнул мистера Ромили.

— Так… — начал он. — Насыпьте на дно немного песочку, камней… и, пожалуй, немного — м-м-м, валлиснерии, например, вон в тот уголок.

— А нельзя ли мне самому попробовать? — спросил я. — Мне… м-м-мм — мне кажется, я так лучше научусь, если буду делать все сам. А когда я кончу, вы посмотрите и скажете, что я сделал не так.

— Превосходная мысль, — сказал мистер Ромили и побрел к своей кассе, предоставив меня самому себе.

Это был всего-навсего маленький аквариум, но я работал над ним в поте лица. Я построил высокие дюны из серебристого песка. Я воздвиг игрушечные скалы. Я насадил рощи валлиснерий, где будут резвиться стайки моллинезий. Потом я осторожно налил в аквариум воду, а когда она согрелась до нужной температуры, пересадил в него рыбок и позвал мистера Ромили посмотреть на мою работу.

— Боже! — сказал он, глядя на аквариум. — Боже правый!

Он бросил на меня взгляд, в котором сквозило что-то вроде разочарования; мне даже показалось, что ему неприятно, что у меня так хорошо получилось. Я почувствовал, что надо спасать положение.

— Вам… вам действительно нравится? — спросил я.

— Это… просто замечательно! Замечательно! Ума не приложу, как вы этого добились.

— Я справился с этим только потому, что учился у вас, мистер Ромили, — сказал я. — Если бы вы меня не учили, у меня бы вовсе ничего не вышло.

— Ну что вы, что вы, — отвечал мистер Ромили, розовея. — Однако я заметил, что вы добавили кое-что от себя.

— Да я все это перенял, глядя на вас, — сказал я.

— Гм-мм. Весьма похвально, весьма похвально, — сказал мистер Ромили.

На следующий день он спросил меня, не хочу ли я оформить еще один аквариум. И я понял, что выиграл битву и при этом ухитрился не обидеть мистера Ромили.

Но мне отчаянно хотелось заняться тем огромным аквариумом, который стоял у нас в витрине. Он был фута четыре с половиной в длину и глубиной два фута шесть дюймов, и мы держали в нем массу ярких разноцветных рыбок. Но я твердо знал, что мне пока еще нельзя переступать границы дозволенного. Поэтому сначала я оформил несколько небольших аквариумов, и, когда мистер Ромили окончательно привык к тому, что я этим занимаюсь, я завел разговор о большом аквариуме на витрине.

— Можно мне попытаться сделать вот этот? — спросил я.

— Что? Украшение нашей витрины? — сказал он.

— Да, — ответил я. — Его давно… давно пора… хотя бы почистить. Вот я и подумал, что вы, может быть, разрешите мне кое-что там переделать?

— Ну, не знаю, — сказал мистер Ромили с сомнением в голосе. — Прямо не знаю. Это ведь работа не простая, знаете ли. И стоит он на

самом виду. Он больше всего привлекает покупателей.

Он был совершенно прав; только покупателей привлекал не сам аквариум, а юркие стайки рыбок, играющих всеми цветами радуги. Едва ли их могли заманить декораторские ухищрения мистера Ромили, от которых дно аквариума больше всего напоминало развороченный пустырь.

— Я только попробую, можно? — сказал я. — А не выйдет — переделаю все по-старому. Я… я даже готов работать в выходной день.

— Ну зачем же! — мистер Ромили даже возмутился. — Нельзя просиживать целые дни в четырех стенах. Вы еще так молоды… вам нужно побегать, поразвлечься. Ну, так и быть, попробуйте, а там посмотрим.

На это дело у меня ушел почти целый день — приходилось еще обслуживать покупателей, которые заходили купить тубифексов, дафний, а иногда и древесную лягушку, чтобы пустить ее в свой пруд, или что-нибудь другое. Я трудился над этим гигантским аквариумом как одержимый. Я нагромоздил пологие дюны из песка и мощные скалы из прекрасного гранита. В долинах среди гранитных скал я раскинул леса валлиснерий и еще более нежных и пушистых водорослей. А по поверхности пустил маленькие белые цветы, которые плавали в воде, как крошечные белые кувшинки. За камнями и песком я скрыл обогреватель, термостат и аэратор — красотой они не блистали. Когда же я снова пустил в аквариум сверкающих алых меченосцев, блестящих черных моллинезий, серебряных молоточков и горящих, как праздничная иллюминация, неоновых тетра и взглянул со стороны на дело рук своих, должен признаться, я был глубоко потрясен собственной гениальностью. К моему огромному удовольствию, мистер Ромили пришел в неописуемый восторг.

— Изумительно, изумительно! — воскликнул он. — Просто изумительно!

— Недаром говорится, мистер Ромили, что хорошему ученику нужен хороший учитель, — сказал я.

— О, вы мне льстите, вы мне льстите, — сказал он, игриво грозя мне пальцем. — В данном случае ученик превзошел своего учителя.

— Ну, этого я бы не сказал. Но надеюсь, когда-нибудь смогу сравняться с вами.

С тех пор мне было разрешено оформлять все аквариумы и все клетки. Между нами говоря, я уверен, что мистер Ромили почувствовал большое облегчение, когда избавился от утомительного занятия — вымучивать из себя какие-то идеи при полном отсутствии художественного вкуса.

После недолгих поисков я выбрал маленькое кафе неподалеку от магазина и обычно обедал там, тем более что там оказалась славная официантка, которая за пару добрых слов приносила мне всегда больше сосисок, чем полагалось на одну порцию, и неизменно предупреждала меня о смертельной опасности, таившейся в сегодняшнем ирландском рагу. Однажды, отправляясь обедать, я открыл самый короткий путь в свое кафе. Это была узкая улочка между большими магазинами и высокими домами. Она была вымощена булыжником, и стоило мне свернуть туда, как я чувствовал, что переношусь в старый диккенсовский Лондон. Часть улочки была окаймлена деревьями, а дальше тянулся ряд маленьких лавчонок. Тогда-то я и сделал открытие: у нас не единственный зоомагазин в этом районе. Я набрел на владения Генри Беллоу.

Грязноватое окно его лавочки занимало не больше шести квадратных футов и уходило фута на два в глубину. Сверху донизу оно было уставлено маленькими клеточками, и в каждой из них сидели одна-две птички: зяблики, овсянки, чижи, канарейки или попугайчики. Под клетками окно было покрыто толстым слоем шелухи и птичьего помета, но сами клеточки были безукоризненно вычищены: на каждой из них красовались пучок салата или зеленая веточка, а также белая этикетка, на которой неровными печатными буквами была выведена надпись: «Продано». Стеклянная дверь лавочки была занавешена пожелтевшим от старости тюлем, а за стеклом висела картонка с готической надписью: «Добро пожаловать». Обратная сторона этой картонки, как мне предстояло узнать, с той же вежливостью извещала: «Сожалеем, но сегодня закрыто».

Торопясь по неровной мостовой к своим сосискам, я ни разу не видел, чтобы хоть один покупатель входил в эту дверь или выходил из нее. Вообще можно было подумать, что в этой лавке все вымерли, и только птички в окне время от времени сонно перепархивали с жердочки на жердочку. Проходили недели, и меня стало разбирать любопытство: почему это люди не забирают птичек, которых они купили? Быть того не могло, чтобы разные владельцы тридцати с лишним разнообразных птичек вдруг, все как один, решили, что они им ни к чему. А если уж произошло такое маловероятное событие, то почему не сняты ярлычки с надписью «Продано»? В обеденный перерыв мне никогда не хватало времени, чтобы расследовать эти таинственные обстоятельства. Но однажды мне наконец повезло. В тот день мистер Ромили порхал по всему магазину, мурлыча: «Я пчелка трудовая…», а потом спустился в подвал, и оттуда внезапно донесся душераздирающий вопль. Я заглянул вниз, соображая, что я там наделал или недоделал.

— Что случилось, мистер Ромили? — осторожно спросил я. Мистер Ромили показался внизу, держась руками за голову в совершенном отчаянии.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать