Жанр: Природа и Животные » Джеральд Даррелл » Мясной рулет. Встречи с животными (страница 36)


Но его рассказам о Поттсовой аллее я по-прежнему не верил и поэтому решил провести эксперимент. Я посвятил этому делу несколько дней и обошел все лавочки подряд. Я зашел, например, к Клемистре, мне, видите ли, нужна была шляпка — подарок маме ко дню рождения. Ах, какое огорчение, сказали две премилые старушки, которые там торговали, какое ужасное несчастье: я попал к ним в самое плохое время. У них только что кончились шляпы. Ну, не беда, я согласен купить что-нибудь другое — горжетку или что-нибудь еще. Ах, нет, дело в том, что весь товар в магазине уже обещан другим. Они как раз ждут новые товары. А когда день рождения моей матушки? В следующую пятницу, сказал я. «О, к тому времени у нас все будет, да, мы совершенно в этом уверены. Заходите к нам обязательно».

Мистер Уоллет, табачник, сказал мне, что не держит тех сигарет, которые я спрашиваю. Не держал он и сигар, и трубок тоже. С большой неохотой он продал мне коробок спичек.

Потом я отправился к водопроводчикам. Я сказал, что меня прислала мама, потому что у нас испортился бачок, так нельзя ли прислать мастера?

— Так-так, — сказал мистер Драмлин. — А это очень срочно?

— Очень срочно, — ответил я. — У нас и в уборной воды нет, и вообще нигде.

— Видите ли, у нас здесь всего один мастер, только один мастер, и он как раз ушел по вызову. Очень, очень сложная работа. Не знаю, сколько она протянется — то ли день, то ли два.

— А не может ли он зайти и поработать сверхурочно? — спросил я.

— О, не думаю, чтобы он согласился, — сказал мистер Драмлин. — Между прочим, на Хай-стрит есть прекрасные водопроводчики. Почему бы вам не зайти туда? Может быть, у них есть свободный мастер. А я, боюсь, не смогу вам ничего гарантировать. Не раньше, чем через два-три дня, никак не раньше, никак не раньше.

Я поблагодарил его и ушел. Затем я пошел к Уильяму Дроверу, агенту по продаже недвижимости. Это был тщедушный человечек с волосами, похожими на пух отцветшего репейника. Я сказал, что моя тетя собирается переезжать в этот район и просила меня — я тут недалеко живу — зайти к агенту и узнать, как обстоит дело с квартирами.

— Квартиры? Квартиры? — спросил мистер Дровер, поджимая губы. Он снял очки, тщательно протер их, водрузил на место и стал высматривать что-то в лавке, словно надеясь обнаружить завалявшуюся квартиру. — Неудачный сезон для квартир. Весьма неудачный сезон. Масса народа переезжает в этот район. Так и расхватывают квартиры прямо из-под рук.

— Значит, у вас ничего нет на примете? Я бы хотел хоть что-нибудь показать тете, — сказал я.

— Нет, — ответил он. — Ничего. Совсем ничего, к сожалению. Совсем ничего нет.

— Может быть, тогда найдется небольшой домик? — спросил я.

— О, и здесь то же самое. Так же плохо, — сказал он. — Боюсь, что в моем списке не найдется ни одного дома, который бы вас устроил. Вот разве что дом с десятью спальнями в Хэмстеде, если хотите.

— Да нет, этот, пожалуй, немного великоват. Тем более что она хочет жить в нашем районе.

— Все хотят. Все до единого. Нас скоро отсюда вытеснят. Мы будем скоро задевать соседей локтями, — сказал он.

— Зато ваши дела, должно быть, идут в гору? — спросил я.

— Это еще как сказать, — возразил он. — Перенаселение снижает общий уровень, знаете ли.

— Ну что ж, большое спасибо за помощь, — сказал я.

— Не стоит благодарности. Очень сожалею, что больше ничего не смог для вас сделать.

Вслед за тем я посетил «Гномик». Меню у них было очень разнообразное, но мне они смогли предложить только чашку чая. К несчастью, — они так и рассыпались в извинениях — грузовик со всеми припасами сломался где-то на другом конце Лондона, и у них нет никаких продуктов, ни крошки.

После этого я поверил, что мистер Беллоу говорил правду про Поттсову аллею.

Примерно в это же время в моей жизни появилась еще одна любопытная личность. Я уже довольно долго работал у мистера Ромили, и он стал доверять мне как самому себе. Время от времени он посылал меня в Ист-Энд за новой партией рептилий, амфибий и тропических рыбок. Мы покупали их у оптовиков, а всякую пресноводную живность, как я уже говорил, нам присылали с фермы, которой, собственно, и принадлежал наш магазин. Я любил эти походы: в сумрачных, как пещеры, складах где-нибудь на глухих улочках я находил огромные клетки с ящерицами, корзинки, полные черепах, и позеленевшие, заросшие водорослями аквариумы, набитые тритонами, лягушками и саламандрами. Во время одного из таких походов в Ист-Энд я и повстречал полковника Анструтера.

Меня послали к Ван ден Готу, крупному оптовику, который импортировал североамериканских пресмыкающихся и земноводных, и мистер Ромили поручил мне привезти оттуда 150 детенышей американской расписной черепашки — террапина — очаровательных крошечных пресноводных черепашек в зеленых панцирях с желтыми и красными разводами на коже. Размером они были не больше монеты в полкроны. Мы довольно бойко торговали ими, потому что этих неприхотливых и милых животных очень удобно дарить детям и содержать в городской квартире. Я поехал к Ван ден Готу и нашел самого мистера Ван ден Гота. Это был громадный здоровяк, похожий на орангутанга. Он положил моих черепашек в картонную коробку с мокрым мхом, и тогда я попросил разрешения немного походить по складу.

— Сколько угодно, — сказал он. — Будьте, как дома.

Он развалился в своем кресле, взял голландскую газету, сунул себе под нос сигару и

перестал меня замечать. Некоторое время я бродил по складу, внимательно разглядывая красавиц змей, а перед клеткой с игуанами я замер от восхищения: ярко-зеленые, они были украшены гребнями и чешуйчатыми воротниками — настоящие драконы из волшебных сказок. Наконец я взглянул на часы и встревожился, обнаружив, что опаздываю почти на полчаса. Тогда я схватил коробку с черепашками, наспех попрощался с мистером Ван ден Готом и понесся на автобусную остановку.

Я так и не заметил — и это была непростительная небрежность, — что и черепашки, и мох, который мистер Ван ден Гот положил в коробку, были основательно пропитаны водой. Пока я разгуливал по складу, дно коробки успело размокнуть, что и привело к вполне естественному результату: как только я взобрался по лесенке на верх автобуса и пошел по проходу, дно коробки отвалилось, и целый каскад маленьких черепашек хлынул на пол.

Мне еще повезло, что наверху кроме меня был только один пассажир — статный подтянутый джентльмен с военной выправкой, седыми усами и моноклем в глазу, в отлично сшитом шерстяном костюме и щегольской шляпе. У него была гвоздика в петлице и трость с серебряным набалдашником.

Я отчаянно шарил по полу, стараясь изловить черепашек, но черепашьи детеныши могут при желании развивать сверхъестественные скорости, не говоря уже о том, что они подавляли меня превосходящей численностью. Внезапно один беглец пронесся по проходу и затаился у самой ноги военного джентльмена. Тот почувствовал, как что-то царапает его начищенный до блеска ботинок, и взглянул вниз. Пронеси господи, подумал я, вот я и влип! Он поправил монокль в глазу и внимательно посмотрел на маленькую черепашку, которая как раз пыталась вскарабкаться на самый носок его ботинка.

— Тысяча чертей! — сказал он. — Расписной террапин! Сто лет их не видал!

Он оглянулся, чтобы понять, откуда на него свалилось это маленькое пресмыкающееся, и увидел меня: весь красный, я ползал на четвереньках по полу, а кругом, как бешеные, сновали крохотные черепашки.

— Ага! — сказал он. — Так это ваш малыш?

— Да, сэр, — ответил я. — Простите, пожалуйста, но у меня дно из коробки выпало.

— Черт возьми! Попали же вы в переделку! — крякнул он.

— М-м-м… да, похоже на то, — ответил я.

Он поднял черепашку, которая уже успела взобраться на его ботинок, и подошел ко мне по проходу.

— Держите, — сказал он. — Я вам сейчас помогу. Я буду загонять этих бездельников.

— О, вы очень любезны, — сказал я.

Он опустился на четвереньки рядом со мной, и мы стали ползать по всему автобусу, собирая черепашек.

— Ату его! — восклицал он время от времени. — Вон он там, полез в укрытие!

А когда маленький террапин побежал прямо на него, он взял свою трость на прицел и крикнул:

— Бах! Бах! Назад, сэр, или я вас атакую!

Наконец, потратив примерно четверть часа на эту операцию, мы ухитрились водворить всех черепашек обратно в коробку, и я кое-как перевязал ее своим платком.

— Я вам очень благодарен, сэр, — сказал я. — Боюсь, что вы испачкали свои брюки.

— И не жалею, — сказал он. — Не жалею. Давно не случалось так славно поразмяться.

Он поправил монокль и воззрился на меня:

— Признайтесь, зачем вам понадобилась полная коробка террапинов?

— Я… Я работаю в зоомагазине, и меня за ними послали.

— А, понятно, — сказал он. — Не возражаете, если я сяду рядом — посидим потолкуем?

— Конечно, сэр, — сказал я. — Пожалуйста.

Он подошел, прочно утвердился на сиденье напротив, поставил трость между колен и, опершись на нее подбородком, задумчиво разглядывал меня.

— Значит, зоомагазин, да? — спросил он. — Гм-м. Любите животных?

— Очень люблю. Может, даже больше всего на свете.

— Гм-м, — сказал он. — А еще что есть у вас в магазине?

Мне показалось, что он слушает с неподдельным интересом, и я рассказал ему про всех наших питомцев и про мистера Ромили и начал было колебаться, а не рассказать ли ему про мистера Беллоу, но вспомнил, что дал слово хранить тайну, и промолчал. Когда мы подъехали к моей остановке, я встал.

— Извините, сэр, — сказал я. — Мне пора выходить.

— А, — пробормотал он. — Угу. Да и мне тоже. Мне тоже.

Было совершенно ясно, что это не его остановка, ему просто хотелось поговорить со мной. Мы вышли на тротуар.

— А где же ваш магазин? — спросил он, вертя трость двумя пальцами.

— Немного дальше, сэр, — сказал я.

— В таком случае я вас провожу.

Он шагал по тротуару, внимательно разглядывая витрины, мимо которых мы шли.

— Скажите, а чем вы занимаетесь в свободное время? — спросил он.

— О, я хожу в зоопарк, и в кино, и в музеи — в разные места.

— В Музее науки бывали? — спросил он. — Видели там разные модели и всякую всячину?

— Мне там очень понравилось, — сказал я. — Я люблю модели.

— Правда? Правда? — сказал он, уставившись на меня через монокль. — Вы любите играть, да?

— Ну да, в общем-то люблю, — ответил я.

— Ага, — обрадовался он.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать