Жанр: Природа и Животные » Джеральд Даррелл » Мясной рулет. Встречи с животными (страница 37)


Мы остановились перед дверью «Аквариума».

— Простите меня, сэр, но я… я и так уже здорово опоздал…

— Просто полюбопытствовал, — сказал он. — Просто полюбопытствовал.

Он вытащил бумажник и извлек оттуда визитную карточку.

— Вот мое имя и адрес. Если захотите зайти как-нибудь вечерком, мы сыграем с вами в одну игру.

— Вы… вы очень добры, сэр, — сказал я.

— Ну что вы. Так я буду ждать. И не звоните заранее. Просто приходите. Я всегда дома. В любое время после шести.

Он зашагал прочь, и мне еще раз бросилась в глаза его военная выправка. Я сунул карточку в карман и вошел в магазин.

— Где это вы пропадали, негодник этакий? — спросил мистер Ромили.

— Простите, пожалуйста, — сказал я. — Но… Но у меня… Со мной тут случилась одна неприятность в автобусе. Дно из коробки выпало, и все черепашки выскочили, мне их помог собрать один вояка, но пришлось немного задержаться. Пожалуйста, простите меня, мистер Ромили.

— Ну, ничего, ничего… Сегодня было очень мало народу… Очень мало, очень мало. Кстати, я уже приготовил аквариум, можете их туда посадить, если хотите.

Я пустил черепашек в аквариум, немного посмотрел, как они там плавают, а потом вынул карточку и стал ее разглядывать.

Там было написано: «Полковник Анструтер, Белл-Мьюз, 47, Южный Кенсингтон». И номер телефона там тоже был. Я немного поразмыслил.

— Мистер Ромили, — сказал я. — Вы случайно не знаете полковника Анструтера?

— Анструтер? Анструтер? — мистер Ромили сдвинул брови. — Как будто бы нет, как будто бы нет… А, погодите-ка, погодите-ка… где он живет?

— Белл-Мьюз.

— Тогда это он! Он самый! — сказал мистер Ромили, расплываясь в улыбке.

— Да, да-да. Он самый. Отличный солдат. И прекрасный человек. Так это он помог вам собрать черепашек?

— Да.

— Вот это на него похоже. Никогда не бросит друга в беде, — сказал мистер Ромили. — Теперь таких людей не сыщешь. Повывелись такие люди, вот что.

— Значит, он… м-ммм… человек известный, да? И… ну, уважаемый? — спросил я.

— О да, конечно. В высшей степени. Его здесь каждый знает. Старого полковника тут все любят.

Некоторое время я перерабатывал эту информацию и наконец решил, что стоит, пожалуй, принять его приглашение. Хотя он и говорил мне, чтобы я не звонил, я все-таки подумал, что вежливость не повредит, и позвонил ему через несколько дней.

— Полковник Анструтер? — спросил я.

— Да-да, — послышалось в трубке. — Кто это? Кто это?

— Это… м-мм… меня зовут Даррелл, — сказал я. — Мы с вами встретились в автобусе. Вы были так любезны, что помогли мне переловить черепашек.

— Ах да, — сказал он. — Да. Как поживают малыши?

— Прекрасно, — ответил я. — Они живут прекрасно. Я думал… может быть, я могу воспользоваться вашим любезным приглашением и зайти в гости?

— Ну конечно, мой друг! Конечно! — сказал он. — Буду очень рад! Очень рад! Когда вы придете?

— А когда вам удобно? — спросил я.

— Приходите около половины седьмого, — сказал он. — Приходите к обеду.

— Большое спасибо. Я приду.

Белл-Мьюз оказался коротеньким мощеным тупичком, где на каждой стороне было всего по четыре небольших домика. Поначалу я немного запутался, потому что не сразу сообразил, что полковник занимает все четыре дома по одной стороне: он сделал из них одну квартиру и со всем блеском стратегического таланта поместил на каждой из четырех дверей номер 47. После недолгих колебаний я постучал в ближайшую дверь и стал терпеливо ждать. Ожидая, я размышлял о том, как нелепо обозначать одним номером четыре единственных дома по улочке сто футов длиной, а если уж так, то куда девались остальные номера? Должно быть, разбросаны по всем улицам и закоулкам этого района. Да, лондонским почтальонам не позавидуешь.

В эту минуту дверь под номером 47, в которую я стучал, отворилась, и передо мной предстал полковник. Его вид поверг меня в некоторое смятение, потому что одет он был в бархатную светло-зеленую домашнюю куртку с атласными отворотами и при этом небрежно помахивал кухонным ножом невероятных размеров. У меня зашевелилась мысль: а не напрасно ли я сюда пришел?

— Даррелл? — спросил он, поправляя монокль. — Черт побери, вот это точность!

— Я тут немного запутался, — начал я.

— А! — сказал он. — Попались на этот номер? Все попадаются. А мне так спокойнее, знаете ли. Входите же! Входите!

Я проскользнул в переднюю, и он запер дверь.

— Очень рад вас видеть, — сказал он. — Проходите.

Бодрой рысцой он двинулся впереди меня через переднюю, держа кухонный нож наперевес, как саблю, словно вел в атаку своих кавалеристов. Передо мной мелькнула вешалка красного дерева и какие-то гравюры на стенах, и мы оказались в большой, просторной гостиной, обставленной просто, но с комфортом. Повсюду громоздились кучи книг, а на стенах висели изображения разных военных мундиров. Он провел меня дальше, в большую кухню.

— Простите, что я так тороплюсь, — отдуваясь сказал он. — У меня пирог в духовке, боюсь, как бы не подгорел.

Он подбежал к плите, открыл дверцу и заглянул внутрь.

— Нет, пока все в порядке, — сказал он. — Прекрасно. Прекрасно. — Он выпрямился и взглянул на меня.

— Любите пирог с мясом и почками? — спросил он.

— О да, — ответил я. — Очень люблю.

— Прекрасно, — сказал он. — Он вот-вот будет готов. Ну, давайте присядем и выпьем чего-нибудь. Он провел меня обратно в гостиную.

— Усаживайтесь, усаживайтесь, — сказал он. — Что будете пить?

Шерри? Виски? Джин?

— А у вас… М-м-м… А нет ли у вас вина?

— Вина? — переспросил он. — Ну, разумеется, разумеется.

Он достал бутылку, открыл ее и налил мне целый стакан рубиново-красного вина. Оно было терпкое и сухое. Мы сидели и болтали — главным образом о расписных черепашках. Минут через десять полковник взглянул на часы.

— Пожалуй, поспел, — сказал он. — Должен поспеть. Вы не возражаете, если мы пообедаем в кухне? Меньше возни.

— Конечно, конечно, — согласился я.

Мы отправились на кухню. Полковник накрыл стол, потом размял несколько картофелин, водрузил сверху гигантский кусок пирога с мясом и почками и поставил тарелку передо мной.

Мясо с почками было отлично приготовлено.

Я спросил полковника, неужели он сам его готовил?

— Да, — ответил он. — Пришлось научиться стряпать, когда жена умерла. Проще простого, уверяю вас, если немного пошевелить мозгами. Иногда щепотка травки или чего-нибудь такого прямо чудеса творит. А вы умеете готовить?

— Да кое-как. Меня мама учила-учила, да я не очень серьезно этим занимался. Хотя вообще-то мне нравится.

— И мне тоже, — сказал он. — Мне тоже. Голова отдыхает.

Когда мы покончили с мясом, он достал из холодильника мороженое, мы его тоже съели.

— Уф, — сказал полковник, откинувшись в кресле и поглаживая живот. — Полный порядок. Полный порядок. Я ем только один раз в день, зато уж основательно.

Полковник закурил душистую тонкую сигару. Когда сигара была выкурена, он поправил монокль и посмотрел на меня.

— А теперь пойдем наверх, поиграем, хотите? — спросил он.

— Во что… поиграем? — осторожно осведомился я.

— Померяемся силами, — сказал полковник. — Битва умов. На моделях. Вы говорили, что вам это нравится.

— M-м… да, — согласился я.

— Тогда пошли, — сказал полковник. — Пошли наверх.

Он снова привел меня в переднюю, а оттуда — вверх по лестнице, через маленькую комнату — там у него была мастерская: возле стенки стоял верстак, а над ним полки с банками краски, паяльниками и еще какими-то загадочными орудиями. «Полковник, как видно, в свободное время увлекается разными поделками», — подумал я. Но тут он открыл еще одну дверь, и моим глазам предстало потрясающее зрелище. Комната, на пороге которой я стоял, занимала весь верх и тянулась не меньше чем на 70 — 80 футов. Собственно говоря, это были соединенные в одну комнату верхние этажи всех четырех домов, принадлежавших полковнику. Пол был покрыт блестящим паркетом. Но меня поразили не столько размеры комнаты, сколько ее обстановка. На двух противоположных ее концах были построены две крепости из папье-маше. Высотой они были фута в три-четыре, шириной — четыре-пять футов. А вокруг них выстроились сотни, целые сотни оловянных солдатиков, переливаясь и сверкая яркими мундирами, а среди них были расположены танки, броневики, зенитные батареи и прочая техника. Передо мной в полном блеске развернулись армии, готовые к бою.

— Ага, — сказал полковник, весело потирая руки. — Что, не ожидали?

— Вот так штука! — восхитился я. — В жизни не видал столько игрушечных солдатиков!

— Я собирал их годами, — сказал он. — Годами. Знаете, я ведь получаю их прямо с фабрики. Беру некрашеных и потом раскрашиваю сам. Гораздо лучше выходит — чище, ровнее и более правдоподобно.

Я наклонился и взял в руки крохотного солдатика. Да, полковник говорил правду. Обычно оловянные солдатики размалеваны наспех, кое-как, а эти раскрашены настолько тщательно, что у них даже как будто бы разное выражение лица.

— Ну вот, — сказал полковник. — Ну вот. Мы сейчас проведем небольшую игру — просто для тренировки. А когда вы освоитесь, начнем играть всерьез. Я вам сейчас объясню правила.

Правила игры, которые мне изложил полковник, отличались точностью и определенностью. У каждого своя армия. Бросают кости, и тот, у кого больше очков, считается агрессором и делает первый ход. Он опять бросает кости и в зависимости от выпавших очков может перемещать любой батальон своих солдат в любом направлении, а также вести обстрел из зениток и дальнобойных орудий. Орудия имели пружинный механизм и заряжались спичками. Пружины были поразительно сильные, и спички летели через всю комнату с невероятной скоростью. Когда спичка падала, все вокруг нее в радиусе десяти сантиметров считалось уничтоженным, так что при прямом попадании можно было нанести тяжкий урон войскам противника. Каждому игроку полагалось иметь при себе небольшую рулетку для измерения расстояния вокруг спички.

Вся эта выдумка привела меня в восторг, тем более что это живо напомнило мне игру, которую мы изобрели еще в Греции. Мой брат Лесли — он был просто помешан на пушках и кораблях — собрал целый флот игрушечных крейсеров, линкоров и подводных лодок. Мы обычно расставляли их на полу и играли почти в такую же игру, только для поражения противника у нас были стеклянные шарики. Нужны были верный глаз и точная рука, чтобы, пустив шарик по неровному полу, попасть в миноносец длиной всего в полтора дюйма. Мы с полковником бросили кости, и мне выпало быть агрессором.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать