Жанр: Природа и Животные » Джеральд Даррелл » Мясной рулет. Встречи с животными (страница 38)


— А! — сказал полковник. — Грязный гунн!

Я понял, что он разжигает в себе воинственный пыл.

— А что я должен делать? — спросил я. — Попытаться разрушить вашу крепость?

— Что ж, попробуйте, — сказал он. — Пожалуйста, разрушайте, если сумеете.

Я очень скоро смекнул, что в этой игре главное было отвлечь внимание противника на другой фланг и незаметно для него совершить несколько молниеносных маневров. Так что я принялся непрерывно обстреливать его войска, и, пока спички со свистом носились по комнате, я ухитрился подвести два батальона к самой линии ею обороны.

— Свинья! — бушевал полковник, когда очередная спичка попадала в его расположение и ему приходилось мерить радиус поражения. — Грязная свинья! Гунн проклятый!

Лицо у него стало ярко-розовым, а на глазах выступили слезы, ему то и дело приходилось вынимать монокль и подолгу протирать его.

— Какого черта вы так метко стреляете! — орал полковник.

— Вы сами виноваты, — кричал я в ответ. — У вас все войска сбиты в кучу, в них ничего не стоит попасть!

— Это у меня такая стратегия. Не обсуждать мою стратегию! Я старше вас и выше чином.

— Как это «выше чином», когда я командую армией?

— Не возражать, молокосос! — гремел полковник.

Игра продолжалась часа два, и за это время я успешно рассеял почти все силы противника и закрепился на подступах к его крепости.

— Сдаетесь? — крикнул я.

— Ни за что! — заорал полковник. — Ни за что! Сдаться проклятому гунну? Никогда!

— Ах так! Тогда я двигаю вперед саперов, — пригрозил я.

— Зачем это вам понадобились саперы?

— Чтобы взорвать вашу крепость, — ответил я.

— Не положено, — сказал он. — Это против правил войны.

— Ерунда! — сказал я. — Вот немцы не очень-то считались с правилами войны.

— Какое гнусное коварство! — возопил он, когда я успешно подорвал его укрепления.

— Сдаетесь или нет?

— Нет! Буду сражаться за каждую пядь земли, проклятый варвар! — кричал он, резво ползая на четвереньках по полу и лихорадочно передвигая свои войска. Но эти отчаянные усилия не спасли его: я загнал его в угол и добил из пушек.

— Тысяча чертей! — вскричал полковник, когда все было кончено, вытирая мокрый от пота лоб. — Никогда не видел, чтобы человек так играл. Как же вы научились так чертовски метко стрелять, если раньше не играли?

— А я играл в другую игру, вроде этой, но мы стреляли шариками, — сказал я. — Стоит только набить руку — и это уж… навсегда.

— Черт побери! — воскликнул полковник, созерцая свою разгромленную армию. — Но все же это была славная игра и славная битва. Еще сыграем?

И мы играли, играли без конца, и полковник все больше горячился, а когда я наконец взглянул на свои часы, то с ужасом увидел, что уже час ночи. Игру закончить мы не успели, поэтому пришлось оставить все,

как было, а на следующий вечер я пришел снова, и мы ее доиграли. Я стал проводить у полковника два-три вечера в неделю; мы разыгрывали сражения в большой комнате, и ему это доставляло огромное удовольствие — почти такое же, как и мне.

Но вскоре моя мама объявила, что дом наконец найден и нам пора уезжать из Лондона. Я был глубоко огорчен. Значит, мне придется бросить работу, расстаться с моим другом мистером Беллоу и с полковником Анструтером. Мистер Ромили был безутешен:

— Мне никто не сможет заменить вас. Никто.

— Ну, кто-нибудь обязательно найдется, — сказал я.

— Да, но он же не сумеет так украшать аквариумы и вообще… Прямо не знаю, что я буду без вас делать…

В тот день, когда я окончательно уходил от него, он со слезами на глазах преподнес мне кожаный бумажник. На внутренней стороне было золотом вытеснено: «Джералду Дарреллу от товарищей по работе». Я немного удивился, потому что, кроме меня и мистера Ромили, у нас никто не работал, но он, очевидно, считал, что так будет солиднее. Я горячо поблагодарил его и в последний раз отправился на Поттсову аллею, в лавку мистера Беллоу.

— Жаль, что приходится расставаться, мой мальчик, — сказал он. — Очень, очень жаль. Держите… Это вам небольшой подарок на прощанье.

Он сунул мне в руки маленькую клеточку. В ней сидела самая лучшая из его птиц, о которой я больше всего мечтал, — красный кардинал. Я совсем растерялся.

— Вы вправду хотите мне его отдать? — сказал я.

— Само собой, мальчик, само собой.

— А вы уверены, что сейчас подходящее время года для таких подарков? — спросил я.

Мистер Беллоу расхохотался:

— Само собой разумеется. Само собой разумеется.

Я распрощался с мистером Беллоу и в тот же вечер пошел сыграть последнюю игру с полковником. Когда мы кончили — на этот раз я дал ему выиграть, — он проводил меня до дверей.

— Признаться, одиноко будет без вас, мой мальчик. Очень одиноко. Но все же не исчезайте с горизонта, ладно? Поддерживайте связь. Тут вот… м-м-мм… маленький сувенир для вас.

Он протянул мне тонкий серебряный портсигар. На нем была надпись: «С любовью от Марджори». Меня это немного смутило.

— О, не обращайте внимания на надпись, — сказал он. — Ее можно убрать… Подарок от одной знакомой — много лет назад. Я решил, вам понравится. Возьмите на память, а?

— Вы очень, очень добры, сэр.

— Пустяки, пустяки, — сказал он, высморкался, потом тщательно протер свой монокль и наконец протянул мне руку. — Ну, желаю удачи, мой мальчик. Надеюсь, что мы еще увидимся.

Увидеться нам больше не пришлось. Вскоре после этого его не стало.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать