Жанр: Природа и Животные » Джеральд Даррелл » Мясной рулет. Встречи с животными (страница 46)


— Простите, простите великодушно, сэр, — сказал Мартин, обращаясь к погребенному под панкой инспектору. — Я ужасно, ужасно огорчен, просто слов не нахожу.

Бедный Мартин весь дрожал от потрясения.

Пальмовые листья зашуршали, и из них высунулась голова инспектора. Не успел он и рта раскрыть, чтобы слово вымолвить, как увидел огромного, величиной с чайное блюдце, неимоверно мохнатого паука шоколадного цвета, который резво бежал прямо на него по ребру панки. Тут уже вся разнообразная и счастливая колония обитателей пальмового опахала, жившая много лет в мире и покое, начала расползаться по столу. Инспектор отшвырнул свой стул и вскочил на ноги.

Я понимал, что для Мартина это величайшее бедствие, но жизнь научила меня не упускать ни малейшей возможности пополнить свою коллекцию. А панка, как мне казалось, в буквальном смысле слова осыпала меня интересными экземплярами.

— Пожалуй, вам всем лучше перейти в другую комнату, — сказал я, заметив, что геккон совершенно нового вида вылезает из-под пальмовых листьев. — А я тут сам разберусь.

Открытые участки полированной столешницы начинали с невероятной скоростью заполняться массой рассерженных жуков и иных мелких существ, и все они — даже самые безобидные — имели крайне злобный вид.

К Мэри вернулось самообладание, и она непринужденно вышла из столовой на веранду, подавая пример всем остальным. Все дружной кучкой последовали за нею.

Наши слуги, окаменев, стояли в стороне, пока мы сидели вокруг стола; было невозможно убирать остатки панки и одновременно продолжать обслуживать гостей, делая вид, будто ничего страшного не произошло. Им никогда не приходилось попадать в такой переплет, даже Пий и тот растерялся.

— Пий! — заревел я так, что он вздрогнул и пришел в себя. — Беги неси бутылки, коробки — все, куда сажать это мясо!

Всеобъемлющим термином «мясо» в Западной Африке обозначают любое живое существо, бегающее, летающее или ползающее. Пий, прихватив Амоса и двух мальчуганов, скрылся в мгновение ока.

Тем временем из панки высыпало еще множество других интересных ее обитателей, которые словно торопились узнать, что же это стряслось с их мирным общежитием. Первой вылезла молодая и до предела разъяренная зеленая мамба, которой принадлежит слава самой смертоносной из африканских змей. Она была похожа на плетеное лассо двух футов длиной. По ее поведению было ясно: происшествие не пришлось ей по вкусу. Я попытался прижать змею вилкой, а она извернулась и шлепнулась со стола на пол. И тут я заметил, что, хотя все сбежали на веранду, оставив меня один на один со смертельной опасностью, инспектор меня не покинул. Зеленая мамба, пренеприятно извиваясь, заскользила прямо к его ногам, а он стоял, словно примерзнув к месту, и его лицо приобрело довольно редкостный голубоватый оттенок. Я вновь бросился на мамбу; на этот раз мне удалось прижать ее к полу и схватить за шею. Тут подоспел и Пий, таща из кухни горшки, коробки, бутылки и прочие емкости. Я сунул зеленую мамбу в бутыль и благополучно заткнул ее пробкой.

Инспектор не сводил с меня выпученных глаз. Надо было срочно что-то придумать, чтобы замять это несчастное происшествие и выгородить Мартина.

— Теперь вы понимаете, о чем я говорил, — заметил я с самым беззаботным видом, вынимая громадного жука из блюда, где он барахтался на спинке в арахисовом рагу, скрипя, как ржавая шестеренка, и размахивая всеми шестью лапками. — Животных кругом хватает. Сумейте только их отыскать!

Он еще с минуту молча глазел на меня.

— Да, да, понимаю, — сказал он. И добавил: — Я бы чего-нибудь выпил.

— Вы исключительно мудро поступили, сэр, оставшись на месте.

— Почему это? — подозрительно спросил он.

— Да ведь на вашем месте любой другой бросился бы бежать, а вы проявили поразительное хладнокровие. Если бы не вы, я вряд ли сумел бы изловить эту мамбу.

Окружной инспектор снова впился в меня подозрительным взглядом, но у меня на лице было самое бесхитростное выражение.

— Ха! — сказал он. — Что ж, пора пойти промочить горло, а?

— Знаете, я бы еще немного задержался — тут осталось несколько занятных экземпляров, попробую их словить, но, пожалуй, надо попросить Мартина помочь навести порядок. Если разрешите, я присоединюсь к вам через минуту, сэр.

— Конечно, о чем речь! — сказал инспектор. — Так я пришлю к вам Мартина.

Мартин появился в дверях столовой, едва держась на ногах; больше всего он мне напомнил одинокого пассажира, спасшегося после гибели «Титаника».

— Господи боже мой! — простонал он. — Такое мне и не снилось!.. Подумать только!

— Думать не надо, — сказал я решительно. — Делайте, что я скажу.

— Это куда хуже уборной!

— Нет уж, ничего хуже быть не может! — сказал я. — А теперь возьмите себя в руки и отнеситесь ко всему спокойно.

Пока шел этот разговор, мы с Пием не покладая рук собирали оставшихся обитателей панки — многочисленных гекконов, восемь древесных лягушек, до смерти перепуганную древесную соню с гнездом, полным детенышей, тройку летучих мышей, пару злющих скорпионов и несметное число жуков.

— Что же нам делать, что делать? — трагически произнес Мартин, и мне показалось, что он, того и гляди, заплачет от отчаяния.

Взглянув на Пия, я понял, что он не меньше, чем Мартин, ошеломлен ужасной катастрофой. Я же, к своему стыду, боролся только с одним желанием — долго и вволю нахохотаться, но, естественно, не мог себе этого позволить.

— Ну, вот что, — сказал я

Пию. — Ты идешь в дом массы Макгрейда и смотришь, где еда. Потом идешь в дом помощника начальника и смотришь, где еда. Потом идешь в наш дом — смотришь, где еда. Через час, чтобы вся еда была здесь, понял?

— Понял, cap, — сказал Пий, исчезая.

— Господи, теперь меня обязательно сошлют обратно в Умчичи! — простонал Мартин. — Вряд ли ему все это понравилось.

— Вряд ли понравилось кому-нибудь, кроме меня, — заметил я. — Мне достались хорошие экземпляры для коллекции.

— Но что же нам теперь делать? — горестно спросил Мартин, глядя на загубленное угощение.

Я усадил его на стул.

— Я велел окружному инспектору позвать вас, убедив его, что без вас никто не сумеет навести здесь порядок, — сказал я. — Пий пошел искать еду. Что он там наберет, одному богу известно, но все же у нас будет хоть что-то съедобное. А вы тем временем постарайтесь хорошенько накачать начальство джином, вот и все дела.

— Джина у меня полно, — серьезно сказал Мартин.

— Ну вот, видите! — подхватил я. — Все отлично устраивается.

— Я только никак не пойму, в чем… — начал Мартин.

— Понимать ничего не надо! Предоставьте это мне. Запомните только одно: всем должно казаться, что вы лично всем распорядились. Что вы — всеобщий спаситель.

— А, ну да, — сказал Мартин. — Теперь понял. Я кликнул Амоса и Иоанна из кухни.

— Уберите все со стола, натрите до блеска и поставьте чистую посуду.

— Да, cap, — сказали они в унисон.

— Пий пошел искать еду. Скажите Иисусу и моему повару, чтобы готовили новое рагу.

— Да, cap!

— И чтобы стол был такой же красивый, как раньше, ясно?

— Виноват, cap, — сказал Амос.

— Чего тебе? — спросил я.

— Масса выловил всех змей из-под оттуда? — спросил Амос, показывая на останки опахала.

— Да, — сказал я. — Можешь не бояться. Я выловил все мясо.

— Как вы умудряетесь все так здорово организовать, просто не понимаю, — сказал Мартин.

— Слушайте внимательно! — сказал я. — Окружной инспектор уверен, что все это организовали вы. Так что, когда мы выйдем к ним, будьте добры, держитесь, как старый вояка. Надо, чтобы у окружного инспектора сложилось впечатление, что, пока я тут возился с разной насекомой мелочью, вы единолично ликвидировали все последствия катастрофы. И перестаньте вы извиняться каждые пять минут! Мы как следует накачаем его джином, Пий позаботится о еде, а вам беспокоиться не о чем. Ваше дело — внушить инспектору, что это не катастрофа, а пустяковая накладка и вы совершенно уверены в том, что инспектор сам понимает, как все в конце концов забавно.

— Забавно? — слабым голосом повторил Мартин.

— Вот именно, — сказал я. — Вы давно служите в колониях?

— Начал в двадцать один год, — ответил Мартин.

— И до сих пор не поняли, что такие вот заносчивые болваны, как наш инспектор, буквально живут подобными историями? Да вам, может быть, эта история не только не повредит, но даже пойдет на пользу.

— Вы так думаете? — недоверчиво спросил Мартин.

— А вы сами подумайте, — сказал я. — Пойдемте на веранду.

Мы вышли на веранду и сразу увидели, что наши бравые компаньоны не сдаются. Мэри прочла гостю длинную лекцию об орхидеях и искусстве составлять букеты. Макгрейд сделал такой подробный и сложный доклад о строительстве мостов и содержании в порядке дорог, что вряд ли сам хоть что-нибудь понял. А Робин в самый подходящий момент перевел разговор на литературу и искусство, в чем окружной инспектор вообще ничего не смыслил.

Я ткнул Мартина в бок, и он встал по стойке «смирно».

— Еще раз прошу прощения, сэр, — сказал он. — Боюсь, что мой слуга не проверил крюки на потолке. Но я все… м-э-э… организовал, и через час мы сможем сесть за стол. Простите, что заставляю вас ждать.

Он опустился в кресло и стал вытирать платком вспотевшее лицо.

Инспектор окинул его изучающим взглядом и выпил до дна десятую порцию джина.

— Обычно во время моих служебных поездок никакие опахала мне на голову не падали, — ядовито заметил он.

Наступила короткая, но зловещая пауза. Я понял, что Мартин не знает, что говорить, и поспешил вмешаться.

— Должен сказать вам прямо, сэр, — большое счастье, что вы оказались среди нас.

И я обратился ко всем присутствующим:

— Вы, конечно, не успели заметить, а ведь в этом опахале затаилась зеленая мамба! Если бы не наш окружной инспектор, мне бы нипочем ее не поймать!

— Мамба! — взвизгнула Мэри.

— Да, — сказал я, — мамба, и в прескверном настроении. Но к счастью, окружной инспектор не дрогнул ни на мгновение, и нам удалось ее изловить.

— Ну, что вы, что вы, — сказал инспектор. — С моей стороны было бы нескромно брать часть заслуги на себя.

— Скромность украшает героя, — сказал я. — Я вам уже говорил, что на вашем месте любой бы сдрейфил. Как-никак, а мамба считается самой опасной змеей в Африке.

— Мамба! — повторила Мэри. — Страшно подумать! Только вообразите — свернулась в клубок прямо над нашими головами и готовится к нападению! Вы оба вели себя как герои, честное слово.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать