Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 1)


Стэн Николс


Хранители Молнии

Посвящается, разумеется, Энн и Марианне

Когда мы вернемся с добычей домой,Нас ждут наслажденья и слава.Мы орки, а каждый из орков герой,Мы орки, и нет оркам равных.Придется вам, леди, без нас поскучать.Прощайте, прекрасные дамы.Познавший вкус битвы и крови опятьСтремиться к ним будет упрямо.Мы будем сражаться, и грабить, и жечь,Добычу из глоток мы вырвем,И взмахом меча срубим головы с плеч,И пиво до капельки выпьем.В деревне одной мы нашли толстяка.При виде меча он, рыдая,Сам отдал нам все, что имел в сундуках,И кинулся прочь, завывая.С ним вместе бежала красавица-дочь.Плевать! Он не больно нам нужен.Жене его некому было помочь,Ее мы и съели на ужин.Мы полные кружки поднимем сейчасИ крепкого эля напьемся.Мы орки, и, значит, сильнее нет нас!Мы орки и, значит, прорвемся!

Традиционный марш боевой дружины

Глава 1

Трупы устилали всю землю. Бряцанье стали и жуткие вопли почти оглушили Страйка. Несмотря на холод, глаза ел пот. Мышцы пылали, тело ныло. Камзол был запятнан кровью, грязью и человеческими мозгами. И в этот момент, с жаждой убийства в глазах, к нему приближались еще две омерзительные, мягкие, розовые твари.

Он смаковал радость.

Нетвердо стоя на ногах, он инстинктивно подставил меч под первое рассекающее воздух лезвие. Когда мечи соприкоснулись, он покачнулся, но удар отбил. Тут же отступив на несколько шагов, полуприсел и сделал стремительный выпад. Меч тараном вонзился в живот врага. Страйк быстро и сильно дернул мечом вверх и вглубь. Лезвие прошло сквозь плоть, рассекая внутренности, и воткнулось в ребро. Тварь, с ошеломленным выражением на физиономии, осела наземь.

Смаковать убийство времени не было. Прямо на него, сжимая палаш, надвигался второй. Казалось, вот-вот – и дотянешься, но все же это «вот-вот» существовало. К тому же второй, памятуя об участи товарища, был осторожнее. Тем не менее Страйк использовал агрессивную тактику. Он обрушил на врага град ударов. Противники сходились и расходились, словно исполняли некий медленный, невероятно сложный танец. Их башмаки находили опору в лежащих вокруг телах – как друзей, так и врагов.

Оружие Страйка было лучше приспособлено для фехтования. Палаш же противника, из-за своего веса и размера, к подобной схватке был не пригоден – его обладателю было слишком тяжело ворочать оружием. Создатель палаша предназначил его для рубки, и замахиваться им надо было по более широкой дуге. После нескольких таких замахов тварь уже задыхалась от напряжения, то и дело исторгая из пасти клубы ледяного дыхания. Страйк держался на расстоянии и ждал своего шанса.

В отчаянии тварь сделала неуклюжий, но далекий выпад. Палаш едва не резанул Страйка по лицу. Достать не достал, но оказался достаточно близко, чтобы кожа щеки ощутила движение рассеченного воздуха. Инерция взяла свое – палаш потянул за собой руки твари, так что грудь ее осталась незащищенной. И лезвие Страйкова меча нашло сердце противника. Кровь хлынула потоком. И тварь рухнула на землю.

Отсюда, с вершины холма, было хорошо видно Росомах. Те тоже сражались – внизу, в долине, где разгорелась еще более горячая битва.

И Страйк вернулся в гущу кровавой бойни.

Коилла, подняв глаза, увидела Страйка на вершине холма. Находясь уже возле стены, он свирепо отделывал по первое число целую толпу защитников.

Будь проклято его вечное нетерпение!

Опять вождю придется справляться самому. Дружине, чтобы добраться до него, требовалось преодолеть серьезное сопротивление.

Вокруг бурлил котел сражения. Арена кровавого боя распростерлась от горизонта до горизонта. То, что еще несколько часов назад было тучными полями, теперь, под сапогами воинов и копытами коней, превратилось в кашу. Гром битвы заглушал любые звуки. Терпкий аромат смерти разъедал глотку.

Росомахи держались близко друг к другу. Словно гигантское насекомое со множеством жал, они стремительным, щетинящимся сталью клином рассекали толпу защищающихся. На острие клина, рассекая мечом вражескую плоть, расчищала путь Коилла.

Мимо, слишком быстро, чтобы быть осознанными, вереницей проносились жуткие картины. Вот противник с топором в плече; вот один из ее сородичей, залитыми кровью руками прикрывающий глаза; вот другой – беззвучно вопящий, с красным обрубком на месте руки; вот третий, ошеломленно уставившийся на дыру в собственной груди. Вот тело без головы – ноги все еще ковыляют, из шеи толчками вырывается алая кровь… А вот лицо, располосованное мечом Коиллы…

Прошла бесконечность, пока Росомахи добрались до подножия холма и принялись пробиваться к вершине.

Секундный перерыв в схватке позволил Страйку проверить, как продвигается его отряд. Ага, они уже почти на середине склона и продолжают рассекать оборону противника.

Повернувшись в противоположную сторону, он окинул взглядом вершину. Перед ним, окруженная деревянными стенами, возвышалась твердыня. Отряду до ворот еще немалый путь, и предстоит победить массу врагов. Однако, похоже, ряды защитников начинают редеть…

Наполнив легкие холодным воздухом, он вновь ощутил ту напряженность и остроту жизни, которые приходят с близостью смерти.

Рядом оказалась тяжело дышащая Коилла. Остальная часть отряда лишь ненамного отставала от нее.

– Что-то вы не торопитесь, – сухо заметил Страйк. – Я уж думал, мне придется штурмовать твердыню в одиночку.

Коилла кивнула на колышущийся хаос внизу:

– Нас не очень-то желали пропускать.

Они обменялись почти безумными улыбками. «В ней тоже эта жажда крови, – подумал Страйк. – Отлично!»

К ним присоединился Элфрей, хранитель знамени Росомах, воткнул древко флага в полузамерзшую землю. Две дюжины солдат образовали вокруг офицеров защитное кольцо. Заметив на голове у одного из них зловещую, смертельную на вид рану,

Элфрей извлек из мешка перевязочный набор и принялся останавливать кровь.

Сквозь толпу сражающихся прорвались сержанты Хаскер и Джап. Как обычно, первый был всем недоволен, а второго невозможно было понять.

– Радостная прогулка? – проговорил с сарказмом Страйк.

Джап проигнорировал замечание.

– Что дальше, капитан? – хрипло буркнул он.

– А ты как думаешь, коротышка? Перерыв на сбор цветов для букета? – Страйк грозно посмотрел на своего низкорослого соратника. – Мы добрались сюда и теперь продолжим работу.

– Как?

Коилла, приложив ко лбу руку козырьком, не отрываясь смотрела в свинцовое небо.

– Лобовая атака, – отвечал Страйк. – Можешь предложить что-нибудь получше?

– Нет, – сказал Джап. – Но там открытая площадка. Мы потеряем воинов.

– А разве мы не теряем их всегда? – Страйк обильно сплюнул, чуть не угодив сержанту на ноги. – Но если тебе от этого станет лучше, можно посоветоваться с нашим стратегом. Что скажешь, Коилла?

– Хм-м-м… – Она по-прежнему не отрывала взгляд от свинцовых туч.

– Проснись, капрал! Я спросил…

– Видишь? – Коилла указала на небо. Сквозь темные клубы двигалась, снижаясь, черная точка. На таком расстоянии деталей было не разглядеть. Но все сразу догадались, что это такое.

– Могут помочь, – заметил Страйк. Коилла сомневалась.

– Могут… Но ты же знаешь, какие они бывают своевольные. Лучше найти укрытие.

– Где? – поинтересовался Хаскер, обозревая голую местность.

Точка увеличивалась в размере.

– Летит быстрее, чем зола из преисподней, – заметил Джап.

– И слишком круто пикирует, – добавил Хаскер.

Теперь уже были ясно видны громоздкое тело и массивные зазубренные крылья. Сомнений не оставалось. Огромный и неуклюжий, зверь несся над все еще кипящей на равнине битвой. Сражающиеся, застыв на месте и задрав головы, смотрели вверх. Те, на кого пала его тень, в ужасе кинулись бежать. А он продолжал круто пикировать, целясь на тот участок склона, где собрались Росомахи.

Прищурившись, Страйк смотрел на дракона.

– Кто-нибудь может разглядеть, кто им управляет?

Все покачали головами.

Уже было ясно, что живой снаряд направляется к ним. Гигантские челюсти, с которых капала слюна, открывались и закрывались, то и дело обнажая ряды желтых зубов размером с боевой шлем каждый. Похожие на щелки зеленые глаза полыхали. Ездок, крохотный по сравнению со своим «средством передвижения», окостенело застыл у дракона на спине.

Еще три взмаха могучих крыльев – и чудовище будет здесь.

– Слишком низко, – прошептала Коилла.

Хаскер проревел:

– Целуем землю!

Все въехали носом в грязь.

Перекатываясь на спину, Страйк успел заметить, как над головой у него проносятся гигантские когтистые лапы. Он почти поверил, что если протянет руку, то сможет прикоснуться к чудовищу.

Дракон извергнул мощную струю ослепительного оранжевого пламени.

На долю секунды оно ослепило Страйка, но потом зрение вернулось, хотя перед глазами теперь стояла легкая дымка. Моргая, Страйк ждал, когда дракон врежется в землю. Однако чудовище, извернувшись под невообразимо острым углом, взмыло в небо.

Склон холма преобразился. Обороняющиеся и кое-кто из нападающих, кого коснулось огненное дыхание чудовища, превратились в вопящие пылающие шары или уже лежали мертвыми, курящимися кучками праха. Тут и там пузырилась и горела сама земля.

В воздухе плавали запахи жареного мяса. От этого рот Страйка наполнился слюной.

– Следовало бы напомнить хозяевам драконов, на чьей они стороне, – проворчал Хаскер.

– Но этот облегчил нам задачу. – Страйк кивнул в сторону ворот, поднялся на ноги и проревел: – Ко мне!

Росомахи, издав оглушительный боевой клич, рванулись вслед за ним. Не встретив особого сопротивления, они с легкостью перерезали тех немногих врагов, которые все еще стояли на ногах.

Достигнув ворот, Страйк обнаружил, что они уже не представляют собой никакого реального препятствия. Одна створка косо висела, готовая упасть.

Возле ворот стоял столб с обугленной табличкой. На ней крупными буквами было написано слово Домополье.

Рядом оказался Хаскер. Заметив табличку, он презрительно взмахнул мечом и рассек ее сверху донизу.

– Даже наш язык колонизировали, – прорычал он.

Их нагнали Джап, Коилла и остальные. Страйк и несколько солдат заколотили ногами в ворота. Створки все больше обвисали, а потом и вовсе рухнули на землю.

Ворвавшись внутрь, Страйк мгновенно оценил позицию. Направо располагался загон для домашнего скота. Слева – ряд старых фруктовых деревьев. Впереди, в изрядном отдалении, виднелась большая деревянная усадьба.

Перед нею выстроились защитники крепости. Их численность по крайней мере вдвое превышала численность Росомах.

Однако это никогда никого не пугало. Последующая рукопашная наглядно продемонстрировала, сколь превосходна дисциплина Росомах. Врагу некуда было бежать. Отчаяние подливало масла в огонь, и твари дрались свирепо, но не прошло и минуты, как их ряды существенно поредели. Росомахи отделались значительно меньшими потерями – главным образом небольшими ранами. Этого было недостаточно, чтобы замедлить наступление или ослабить пыл, с которым атакующие вгрызались в молочную плоть врага.

Наконец немногих уцелевших защитников оттеснили к парадному входу. Они сбились в кучу. Страйк, плечом к плечу с Коиллой, Хаскером и Джапом, возглавил решающую атаку.

Через несколько секунд, выдернув острие меча из внутренностей последнего защитника, он оглянулся и осмотрел поселение. То, что требовалось теперь, находилось в загоне для скота.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать