Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 16)


Глава 9

Должно быть, это тяжело, – сказал Страйк.

Прикоснувшись к своей голой шее, Элфрей кивнул:

– Первый зуб я добыл, когда мне было тринадцать зим. С тех пор я ни на секунду не расставался с ожерельем. До этого момента.

– Потерял в засаде?

– Наверное. И даже не сразу заметил пропажу. Коилла лишь сегодня указала мне на нее.

– Но ты завоевал свои трофеи, Элфрей. Этого у тебя никто не может отнять. Со временем у тебя будет новое ожерелье.

– Вот времени-то как раз и нет. Во всяком случае на то, чтобы зубов опять стало три. Я ведь самый старый в отряде, Страйк. Сражаться голыми руками со снежными леопардами – занятие для молодых орков.

Элфрей впал в мрачное молчание. Страйк оставил его одного. Он знал, какой это удар по гордости – потерять эмблемы своей доблести, символы, подтверждающие, что ты истинный орк.

Они продолжали ехать во главе колонны.

Вслух никто об этом не говорил, но впечатления от увиденного в оркском поселении камнем лежали на сердце каждого солдата. Меланхолии Элфрея вторило общее мрачное настроение Росомах.

Теперь, когда лошади были у всех, они стали продвигаться быстрее, хотя Меклун, которого все еще приходилось тащить на носилках волоком, тормозил их. Несколько часов назад они повернули на юго-запад. Теперь, пересекая Великие Равнины, они двигались прямо к Черным Скалам. Если так пойдет дальше, то еще до заката они достигнут места, расположенного посередине между Скратчем и Полем Ткачей.

Страйк надеялся, что удастся без приключений пройти по этому коридору, не нарвавшись ни на воинственных троллей с севера, ни на завистливых людей с юга.

Местность постепенно менялась. Равнины уступили место холмам с неглубокими ущельями между ними и вьющимися вокруг извилистыми тропками. Стал преобладать кустарник. Вместо обильных пастбищ пошли вересковые пустоши. Отряд приближался к области, испещренной человеческими поселениями. Страйк решил, что безопаснее будет ко всем ним относиться как ко враждебным – будь то Уни или Поли.

Его размышления были прерваны шумом и суматохой сзади. Он оглянулся. Хаскер и Джап опять громко пререкались.

Страйк вздохнул.

– Веди колонну, – сказал он Элфрею и повернул лошадь назад.

К тому времени, когда он галопом приблизился к сержантам, те уже были на грани рукопашной. Завидев командира, оба притихли.

– Вы кто – мои заместители или балованные малыши только что из яйца?

– Это он виноват, – пожаловался Хаскер. – Он…

– Я виноват? – встал на дыбы Джап. – Ты, урод! Да я…

– Молчать! – приказал Страйк. – Тебе, Джап, полагается быть нашим главным разведчиком; зарабатывай свой хлеб. Прога и Глеадега надо сменить. Возьми с собой Калтмона, а свою порцию кристаллов оставь Элфрею.

Одарив противника прощальным оскалом, Джап пришпорил коня и поскакал прочь. Страйк переключился на Хаскера.

– Ты сам подталкиваешь меня, – сказал он. – Еще немного, и я сдеру кожу у тебя со спины.

– Таких нельзя принимать в отряд, – пробормотал Хаскер.

– Тебя никто не спрашивает, сержант. Или работай вместе с ним, или отправляйся домой. Выбор за тобой! – Страйк вновь направился во главу колонны.

Хаскер заметил, что рядовые оказались достаточно близко, чтобы услышать данную ему начальником выволочку, и теперь смотрят на него.

– Если бы нас вели как полагается, с нами бы не случились все эти неприятности, – кисло пробурчал он.

Солдаты отвели взгляды.

Когда Страйк доскакал до Элфрея, к ним присоединилась Коилла.

– Если мы будем двигаться в том же направлении, то окажемся ближе к Полю Ткачей, чем к Скратчу. Каковы наши планы на случай столкновения? – спросила она.

– Поле Ткачей – одно из самых старых поселений Уни, – сказал Страйк. – И одно из самых фанатичных. А это означает непредсказуемость. Имейте в виду.

– Уни, Поли, какая разница? – вставил Элфрей. – Они ведь все равно люди, разве не так?

– Нам полагается помогать Поли, – напомнила ему Коилла.

– Только потому, что у нас нет выбора. А разве он когда-нибудь у нас был?

– Однажды был полный выбор, – отвечал Страйк. – Во всех случаях помогать Поли, по-видимому, стоит. Они менее враждебны по отношению к древним расам. И что еще более важно, помогая им, мы способствуем разделению людей. Только подумайте, насколько бы было хуже, если бы люди стали едины.

– Или если бы одна сторона победила, – добавила Коилла.

Впереди колонны, невидимые остальными воинами дружины, Джап и Калтмон сменили прежних разведчиков. Джап проводил взглядом Прога и Глеадега. Те направлялись к главному отряду.

Только сейчас он слегка остыл после стычки с Хаскером. Пришпорив коня – несколько жестче, чем того требовала необходимость, – он сосредоточился на своей задаче: разведывать дорогу. Пейзаж стал более скученным. Все чаще попадались пригорки и маленькие рощицы, а из-за более высокой травы стало труднее разглядеть тропу.

– Знаешь эти места, сержант? – спросил Калтмон. Он говорил тихо, как будто опасаясь, что, несмотря на полное отсутствие врагов, громкий разговор может выдать их.

– Немного. Сейчас местность станет довольно заметно меняться.

Как будто в подтверждение его слов, тропа, по которой они скакали, нырнула в сторону. Кустарник по обе стороны сделался гуще. Начался слепой поворот.

– Но если отряд продолжит движение тем маршрутом, которым следует сейчас, – продолжал Джап, – нам не о чем…

Дорогу перегородило препятствие.

– … беспокоиться.

Баррикада состояла из поваленной набок крестьянской тележки и стены толстых

стволов. Ее охраняли люди, одетые одинаково – в черное. Их численность равнялась по крайней мере дюжине, и они были хорошо вооружены.

Джап с Калтмоном натянули поводья, но люди их уже заметили.

– О, черт! – простонал Джап.

Со стороны баррикады донесся громкий вопль. Размахивая мечами, топорами и дубинами, люди бросились к лошадям. Дворф и орк с трудом поворачивали своих коней.

Через мгновение они уже скакали прочь, преследуемые жаждущей крови бандой.

– Сегодня солдат Объединенных Экспедиционных Сил, а завтра тебя продают, и ты служишь Дженнесте, – вспоминал Страйк. – Ты ведь знаешь, как это бывает.

– Знаю, – отвечала Коилла, – и думаю, тебе было, как и мне.

– Не понял…

– Разве тебя не приводил в ярость тот факт, что тебя не спросили, хочешь ты быть проданным или нет?

Страйк в очередной раз опешил от ее прямоты. А также от того, как точно она читает его чувства.

– Пожалуй, приводил, – согласился он.

– Ты воюешь со своим воспитанием, Страйк. Ты не можешь заставить себя признать, что это было вопиющей несправедливостью.

Ее манера давать оценку самым сокровенным его чувствам вселяла в Страйка тревогу. Он ответил уклончиво:

– Труднее всего пришлось таким, как Элфрей. – Большим пальцем он выразительно ткнул в сторону полевого хирурга, который ехал рядом с носилками Меклуна. – В его возрасте такие перемены даются нелегко.

– Но мы разговаривали о тебе.

Он собирался было ответить, но тут впереди показались Прог и Глеадег. Они скакали галопом.

– Передовые разведчики докладывают, сэр, – четко сказал Прог. – Сержант Джап сменил нас.

– Нам следует чего-то остерегаться?

– Нет, сэр. Дорога вперед свободна.

– Отлично. Присоединяйтесь к колонне.

Солдаты поскакали прочь.

– Ты говорил про перемену, – напомнила Коилла.

«Интересно, ты по природе такая настойчивая, – подумал Страйк, – или для всех этих вопросов есть какая-то причина?»

– Ну, для меня лично при новой госпоже ничего особо не изменилось, – сказал он. – Во всяком случае, не сразу. Я сохранил свое звание и по-прежнему имел возможность сражаться с настоящими врагами. Хотя бы с одной кликой настоящих врагов…

– И ты стал командовать Росомахами.

– В итоге – да. Хотя это не всем понравилось.

– Что ты подумал, когда оказалось, что ты служишь правительнице, которая наполовину человек?

– Это было… необычно, – осторожно произнес Страйк.

– Ты хочешь сказать, возмутился. Точно так же, как и остальные.

– Я не прыгал от счастья, – признал он. – Как ты сама сказала, наша ситуация сложна. Кто бы ни победил – Уни или Поли, – во всех случаях позиции людей в целом укрепятся. – Он пожал плечами. – Но такова уж участь орков – повиноваться приказам.

Коилла долго и пристально смотрела на него.

– Да. Этим все и заканчивается. – Не услышать горечь в ее голосе было нельзя.

Страйк почувствовал, что ее слова находят в его душе отклик. Лучше перевести разговор на другую тему.

Рядовой неподалеку что-то крикнул. Страйк не смог разобрать слов. Остальные солдаты тоже начали кричать.

Навстречу, скача во весь опор, неслись Джап и Калтмон.

Страйк привстал на стременах:

– Что за…

И тут он увидел преследующую разведчиков человеческую толпу. Люди были во всем черном, в длинных сюртуках, бриджах из грубой шерсти и высоких кожаных сапогах. У Страйка сложилось впечатление, что числом их было столько же, сколько и Росомах. Разворачиваться в атаку времени не было.

– Сомкнуть ряды! – проревел он. – Ко мне! Сомкнуться!

Солдаты рванулись вперед, смыкаясь вокруг своего командира. Они быстро сформировали защитный полукруг лицом к врагу. Носилки с Меклуном оказались внутри полукруга. Все обнажили мечи.

Завидев отряд, преследователи Джапа и Калтмона замедлили ход, тем самым позволив разведчикам еще больше оторваться. Но люди по-прежнему наступали. При этом они рассеивались, переходя от строя к линии.

– Держаться до последнего! – приказал Страйк. – Никого не пропускать, не отступать!

– Как будто мы когда-то отступали, – мрачно пошутила Коилла.

Это смахивало на юмор висельника. Настраиваясь на сражение, она проворно рассекла воздух мечом.

Под подбадривающие возгласы товарищей Джап и Калтмон на взмыленных конях доскакали до Росомах.

Двумя ударами сердца позже накатили люди. Как приливная волна во время шторма…

В последний момент лошади с обеих сторон развернулись, так что всадники сошлись бок о бок.

Страйк оказался лицом к лицу с очень бородатым, с виду прошедшим огонь и воду противником. В глазах у того горела неутолимая жажда крови. Он бешено размахивал топориком, но действовал не столько точно, сколько энергично.

Перегородив тропу, Страйк сделал ответный выпад. Лошадь противника попятилась, в результате меч прошел в воздухе над плечом человека, не причинив ему никакого вреда. Страйк быстро отдернул клинок и парировал выпад врага. Они обменялись полудюжиной ударов, оружие звенело. Человек вытянул руку с топориком так далеко, что потерял координацию. Страйк рубанул по открытой руке. Ладонь, все еще сжимающая топор, упала на землю.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать