Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 24)


Глава 13

Росомахи не стали задерживаться в Черных Скалах. Уходя, они тащили за собой на веревке связанного гремлина. Когда настало время устроить привал, престарелое существо уже задыхалось: ему было трудно двигаться так быстро.

Страйк отдал приказ разбить лагерь, но находиться в постоянной боевой готовности. Хаскер лопался от радости:

– Наконец-то возвращаемся обратно, в Кейнбэрроу. Скажу тебе честно, Страйк, я не ожидал, что мы действительно туда отправимся.

– Благодарю за доверие, – холодно ответил командир.

Хаскер сарказма не заметил.

– Когда мы явимся с этой штукой, – он кивком указал на цилиндр за поясом у Страйка, – нас встретят, как героев.

– Дело еще не закончено, – предостерег его Элфрей от преждевременных восторгов. – Сначала надо туда попасть, а это означает, что предстоит пересечь обширную враждебную территорию.

– К тому же еще неизвестно, как Дженнеста отреагирует на нашу задержку, – с задумчивым видом добавил Джап, – Цилиндр и пеллюцид вовсе не гарантируют, что мы выйдем из всего этого с головами на плечах.

– Мрачные гадалки, – усмехнулся Хаскер.

Страйк подумал, что сержант слишком разговорился, но решил не указывать ему на это. В конце концов, теоретически им сейчас полагается радоваться. Оставалось только гадать, почему он сам никакой радости не испытывает.

– А не послушать ли нам этого типа? – Коилла указала на гремлина.

Тот сидел на пне, изможденный и напуганный.

– Верно, – согласился Хаскер. – Давайте покончим с ним. По нашему расписанию у нас скоро появятся новые бездельники, которых мы с собой потащим.

– Так-то ты думаешь о раненых товарищах?! – гневно воскликнул Элфрей.

Страйк воздел руки:

– Хватит! Нам ни к чему стоять здесь и ссориться, когда пара сотен кобольдов жаждут мести. – Он обратился к невольному гостю. – Как тебя зовут?

– М-м-м… М-мо… – Престарелый гремлин нервно прокашлялся и предпринял еще одну попытку назвать имя. – М-м-м… Моббс.

– Отлично, Моббс! Так почему кобольды тебя схватили? И что тебе известно про это? – Страйк выразительно постучал по цилиндру.

– Твоя жизнь сейчас в твоих руках, гремлин, – предостерег Элфрей. – Так что будь осторожен в выборе слов.

– Я всего лишь скромный ученый, – произнес Моббс, и это прозвучало как мольба. – Я занимался своими делами к северу отсюда, в Хеклоу, когда эти бандиты схватили меня. – В его голосе прозвучали нотки негодования.

– Почему? – спросила Коилла. – Что им было от тебя надо?

– Я посвятил жизнь изучению языков, в особенности мертвых языков. Бандитам потребовались мои знания, чтобы расшифровать содержимое артефакта. Я, видите ли, считаю, что в цилиндре содержится некое послание, и…

– Это нам известно, – прервал его Страйк.

– Следовательно, интерес представляет не столько сам цилиндр, сколько знание, которое он, возможно, в себе содержит.

– Кобольды глупы, – брякнул Элфрей. – К чему им знание?

– Не исключено, что они действовали по чьему-то поручению. Я не знаю.

Хаскер фыркнул.

Но Страйка услышанное заинтриговало. Ему хотелось знать больше.

– Мне кажется, твоя история не такова, чтобы ее можно было рассказывать в спешке, Моббс. Мы войдем в лес и там дослушаем остальное. И тебе будет лучше, если эта история окажется интересной.

– О, перестань, Страйк! – возмутился Хаскер. – К чему тратить драгоценное время, когда мы могли бы уже направляться к дому?

– Когда мы скрываемся от нового нападения кобольдов, это не называется тратить время. Делай, что говорят!

Хаскер, надувшись, отошел.

Лагерь свернули, раненых приготовили к путешествию, а Моббса усадили на лошадь, которая тащила носилки Меклуна. После того как все следы присутствия были ликвидированы, Росомахи спешно направились под кроны Леса Черных Скал.

Своей цели они достигли три часа спустя.

Лес был в полном расцвете своей мощи. Могучие, похожие на башни деревья раскинули лиственный полог высоко над головой. Сквозь листья просачивался уже бледнеющий солнечный свет. Под деревьями бродили тени, было влажно. Хрустя хрупким ковром коричневой опавшей листвы, орки раскинули временный лагерь. Рядовым приказали зорко следить за обстановкой вокруг.

В целях безопасности костров не разводили. Так что первая еда в этот день состояла в очередной раз из скудного пайка: краюх плотного черного хлеба, консервированного мяса и воды.

Страйк, Коилла, Джап и Хаскер сидели возле Моббса. Все остальные собрались вокруг. Элфрей, вернувшийся после осмотра раненых, протолкался сквозь толпу солдат.

– Дариг не так уж плох, – сообщил он, – но у Меклуна усилился жар.

– Делай для него, что можешь, – сказал Страйк. После этого он, а вместе с ним и весь отряд переключили внимание на Моббса.

Гремлин отказался от пищи и лишь выпил немного воды. Страйк решил, что его аппетит притуплен страхом. Теперь, когда все глаза были устремлены на него, Моббс чувствовал себя еще более неуютно.

– Тебе не надо нас опасаться, – успокоил его Страйк. – Только говори правду, и все будет в порядке. Итак, разгадываем загадку. – Он поднял цилиндр. – Я хочу услышать в деталях, что тебе известно об этом предмете и почему он стоит твоей жизни.

– Он мог бы стоить и ваших, – отвечал Моббс.

Коилла нахмурилась:

– Как это?

– Все зависит от того, насколько вы цените свое наследие и ту участь, которая вам выпала.

– Это все пустые слова, чтобы отсрочить смерть, – взорвался Хаскер. – Я говорю, его надо прикончить.

– Дай ему шанс, – сказал Джап. Хаскер яростно посмотрел на

дворфа:

– Можно не сомневаться, ты на его стороне!

– Я буду решать, есть ли в его словах какой-то смысл, – остановил его Страйк. – Выражайся проще, Моббс.

– Чтобы вам было понятнее, я должен рассказать кое-что из нашей истории. И боюсь, история – это то, что мы уже утратили.

– О, да, расскажи нам историю, – саркастически усмехнулся Хаскер. – В конце концов, времени у нас навалом…

– Закрой рот! – с угрозой в голосе произнес Страйк.

– Мне кое-что известно о прошлом Марас-Дантии, – вмешался Элфрей. – К чему ты ведешь, гремлин?

– Простите, но большая часть того, что вам известно и что многие из нас считают правдой, на самом деле всего лишь смесь из легенд и мифов. Я посвятил жизнь тому, чтобы узнать, как события развивались на самом деле и что привело к нынешнему печальному состоянию дел.

– К нынешнему печальному состоянию дел привели люди, – объявил Страйк.

– Верно. Но они, по историческим меркам, появились совсем недавно. До этого жизнь на Марас-Дантии не менялась с начала времен. Разумеется, всегда существовала вражда между коренными народами. Союзы также были нестойкими, одни в них входили, другие выходили, и это также приводило к конфликтам. Но земля была достаточно просторной, чтобы в общем и целом сохранялся мир.

– А потом появились люди, – сказала Коилла.

– Да. Но многие ли из вас знают, что эта проклятая раса пришла к нам в два приема? И что в первый раз отношения между людьми и древними расами вовсе не были враждебными?

Джап посмотрел на него скептическим взглядом:

– Ты шутишь.

– Это факт. Первыми через Сцилантиеву пустыню к нам пришли отдельные люди и небольшие группы. Это были пионеры, ищущие новых мест обитания или скрывающиеся от преследования, или просто желающие начать новую жизнь.

– Их преследовали? – усмехнувшись, воскликнул Хаскер. – Ты, морщинистая груша, в эту сказку поверят только нищие.

– Я пересказываю вам правду, какой я ее узнал, сколь бы неожиданной она вам ни казалась. – Гремлин произнес это так, будто его оскорбили в лучших чувствах.

– Продолжай, – сказал Страйк.

– Хотя их жизнь коренному населению казалась, как и нам сейчас, во многом непонятной, все же этих первых поселенцев не трогали. Некоторых даже стали уважать. Сейчас трудно в это поверить, верно?

– Верно, – согласилась Коилла.

– Очень немногие из них даже вступали в брак с представителями древних рас и порождали странных гибридов. Но это вам известно. Вы ведь сторонники плода одного из таких союзов.

Коилла кивнула:

– Ты о Дженнесте? Слово «сторонники» не совсем верно.

Страйк отметил про себя злость, с которой она произнесла последнюю фразу.

– Об этом позже, – сказал Моббс, – если вы позволите мне вернуться к этому вопросу. – Его черты затуманились. – Итак, о чем бишь я?…

– О первых поселенцах, – подсказал Элфрей.

– Ах, да… Как я уже говорил, первая волна людей неплохо ладила с древними расами. По крайней мере, они вызывали больше любопытства, чем тревоги. Вторая волна была уже другой. Они скорее напоминали потоп. – Моббс издал короткий смешок, как бы оценивая собственное остроумие. Лица орков оставались неподвижными, как гранит. – Да, вторая, и более крупная, волна пришельцев-людей была другой. Они грабили и оскверняли землю, а на нас смотрели в лучшем случае как на досадную помеху. Вскоре они начали бояться и ненавидеть нас.

– Они демонстрировали свое презрение к нам, – пробормотала Коилла.

– Да, и ни в чем это не проявилось так ярко, как в том факте, что они переименовали нашу страну.

– Центразия, – сплюнул Хаскер. Слово прозвучало в его устах, как ругательство.

– Они обращались с нами, как со зверями. Они стали эксплуатировать и истощать ресурсы Марас-Дантии. Вы знаете: безжалостная эксплуатация продолжается и по сей день, становясь все более интенсивной. Они помещают в загоны вольных животных, а потом едят их и сдирают с них шкуры…

– Они оскверняют реки, – добавила Коилла, – они истребляют леса.

– Поджигают деревни, – внес свой вклад Джап.

– Распространяют заразные болезни, – добавил Элфрей.

Хаскер особенно был раздражен последним высказыванием.

– Хуже того, – продолжал Моббс, – они поедают магию.

По отряду прошло волнение, переросшее в одобрительный ропот.

– Для нас, древних рас, сила которых и так шла на убыль, проблемы с магией стали последним ударом. Это посеяло семена войн, которые мы ведем с тех пор.

– Я всегда задавался вопросом, почему люди не используют магию против нас, – заметил Джап. – Или они слишком глупы, чтобы воспользоваться ею?

– Думаю, не исключено, что они просто невежественны. Возможно, они не применяют магию вообще, и она пропадает даром.

– Мне тоже так кажется.

– То, что магия утекает из земли, очень плохо, – сказал Страйк, – но то, что они изменили естественный порядок времен года, гораздо хуже.

– Нет сомнения, – согласился Моббс. – Лишая землю сердца, люди вмешались в энергетический поток, который поддерживал баланс в природе. Сейчас ледники надвигаются с севера так же неуклонно, как с юга наступают люди. И все изменения произошли со времени жизни твоего отца, Страйк.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать