Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 26)


Глава 14

Под молчаливыми взглядами солдат и офицеров Страйк разрезал ножом печать на цилиндре и приподнял крышку. Дохнуло плесенью.

Он засунул пальцы внутрь. Его движения были столь неуклюжими, что потребовалось некоторое время, чтобы извлечь из цилиндра скрученный пергамент, хрупкий и пожелтевший от времени. Страйк передал пергамент Моббсу. Гремлин принял его со смешанным выражением вожделения и почтения на физиономии.

Страйк потряс цилиндр. Что-то загремело. Он заглянул внутрь.

– Там есть что-то еще, – сказал он и постучал открытым концом цилиндра о ладонь.

Выскользнул странный предмет. Он представлял собой небольшую сферу с торчащими в стороны крошечными пиками различной длины. Сфера была песочного цвета и напоминала светлую полированную древесину. Но по весу оказалась тяжелее, чем можно было подумать.

Подняв сферу на ладони, Страйк осмотрел ее.

– Похоже на звезду, – решила Коилла. – На погремушку в виде звезды.

Страйк подумал, что она права. Действительно, как будто кто-то довольно грубо сработал звезду в миниатюре.

У Моббса на коленях лежал развернутый пергамент, но гремлин не обращал на него внимания. Он не отводил благоговейного взора от загадочного предмета.

– Из чего сделано? – поинтересовался Элфрей.

Страйк передал ему звезду.

– Материал мне не известен, – объявил полевой хирург. – Ни дерево, ни кость.

Джап взял предмет.

– А не могли ее вырезать из какого-нибудь камня? – спросил он.

– Из драгоценного! – поддержал Хаскер. Интерес у него пересилил негодование. – Может быть, звезду вырезали из драгоценного камня?

Страйк потянулся за звездой.

– Вряд ли. – Он сжал предмет в кулаке, сначала осторожно, потом изо всех сил. – Что бы это ни было, оно твердое.

– Насколько твердое? – пробурчал Хаскер. – Дай сюда.

Он поднес предмет ко рту и укусил его. Что-то треснуло. Лицо орка исказилось от боли. Он выплюнул зуб вместе с кровью.

– Проклятье! – выругался он.

Отобрав у Хаскера звезду, Страйк вытер ее о бриджи. Еще раз осмотрел. Ни царапинки.

– Эта штука очень твердая – если даже твои зубы не оставили на ней следа.

Солдаты зафыркали. Хаскер ответил свирепым взглядом.

Моббс разрывался между «звездой» и пергаментом. С выражением напряженного внимания и волнения он переводил взгляд с одного предмета на другой.

– А ты, ученый, как считаешь, что это такое? – спросил Страйк.

– Думаю… думаю, это… оно. – Руки гремлина дрожали. – То самое, на что я надеялся…

– Не томи, – нетерпеливо потребовала Коилла. – Объясни!

Моббс указал на пергамент:

– Это написано на языке таком древнем, таком… смутном, что даже я с трудом в нем разбираюсь.

– Но что ты можешь понять? – настаивала она.

– Пока мне понятны лишь отрывки. Но думаю, они подтверждают мои подозрения. – Моббс явно ликовал, по-своему, по-моббски. – Этот предмет… – Он указал на звезду. – Это инструмент…

– Чего-чего? – переспросил Хаскер, вытирая сальным рукавом рот.

Страйк передал предмет Моббсу. Тот принял его с великой бережностью.

– На древнем языке он обозначался словом, которое переводится как «инструмент» или «средство». Это ощутимое доказательство того, что одна давняя история, которую до сего дня считали мифом, на самом деле имела место. Если легенды говорят правду, предметом пользовалась сама Вермеграм. Не исключено, что она же его и создала.

– Но с какой целью? – спросил Джап.

– В качестве тотема, обладающего огромной магической силой, и в качестве носителя великой истины – частью ее является и тайна древних рас.

– Это как? – не понял Страйк.

– Твердо я знаю лишь, что всякий инструмент является частью большего целого. А именно, одной пятой его. Когда он соединяется с четырьмя другими, открывается истина. Честно говоря, я понятия не имею, что все это значит. Но готов поставить на кон собственную жизнь, утверждая, что это самый значительный предмет из всех, что мы когда-либо видели в жизни.

Он говорил с такой убежденностью, что речь захватила всех. Воины стояли вокруг, замерев.

Джап решил проколоть пузырь общего волнения.

– А как он соединится с остальными? И что тогда произойдет? И где они?

– Все это тайны в тайнах и вопросы без ответов. Они являлись такими всякому, кто пытался изучить тему. – Моббс фыркнул, словно говоря о чем-то само собой разумеющемся. – На первые два твоих вопроса я ответить не могу. Однако то, что я подслушал, пока был в плену, может послужить ключом к отысканию остальных инструментов. Может, я подчеркиваю.

– И что тебе удалось услышать?

– Кобольды не заметили, что я немного понимаю их язык. Я же решил, что лучше этот факт не обнаруживать. В результате они говорили в моем присутствии свободно и несколько раз упоминали твердыню Уни под названием Троица. Они были убеждены, что господствующая там секта исповедует религию, в которой фигурирует и легенда о пяти инструментах.

– Троица? Это ведь укрепление Кимбола Хоброу, верно? – заметила Коилла.

– Да, – подтвердил Элфрей, – а он прославился своим фанатизмом. Управляет своими последователями железной рукой. Все говорят, что он ненавидит древние расы.

– Так ты считаешь, Моббс, что у них в Троице может быть одна из этих… звезд? – спросил Страйк.

– Не знаю. Но шансы довольно высоки. Иначе с чего кобольдам проявлять к этому месту интерес? А если они собирают инструменты – для себя или для кого-то другого, – то все укладывается в схему.

– Минутку, – прервал его Джап. – Если инструменты

настолько могущественны…

– Потенциально могущественны, – поправил Моббс.

– Хорошо, они обещают могущество,… Если это так, то почему сам Хоброу их не разыскивает? И почему их не разыскивают другие люди?

– Вполне возможно, они просто не знают легенд, повествующих о могуществе инструментов. Или слышали легенды, но поняли только, что таинственные предметы являются объектом поклонения, однако не знают, что их необходимо объединить. И потом, кто сказал, что Хоброу или его последователи не ищут? Подобные цели достигаются лучше всего под покровом тайны.

– А что насчет Дженнесты? – спросила Коилла. – Ей известна легенда о пяти звездах, Моббс?

– Утверждать с уверенностью не берусь. Но если она так жаждет получить этот артефакт, то вполне возможно, что и легенду знает.

– И у нее розыски тоже могут быть в полном разгаре?

– Окажись я в ее положении, то так бы именно и поступил. Но не забывайте, орки: могущество, которое обещают инструменты, приобретается нелегко. Однако это не значит, что вам следует смириться.

– Смириться? – вскинулся Хаскер. – Смириться с чем? Ты ведь не собираешься затевать этот безумный поиск, Страйк?

– Я обдумываю несколько возможных линий поведения.

– А ты отдаешь себе отчет, что будет, если мы отправимся на поиски следующей звезды? Это дезертирство!

– Нас, наверное, уже и так зачислили в дезертиры, Хаскер. Нам полагалось вернуться в Кейнбэрроу уже больше недели назад.

– И кто виноват в том, что мы не вернулись?

Никто из присутствующих при этой сцене не знал, как Страйк отреагирует на обвинение. Он всех удивил.

– Прекрасно, можешь винить меня. Я не стану спорить.

Хаскер решил идти до конца:

– Интересно, может, ты и на самом деле хотел загнать нас в такую ситуацию? Судя по твоему нынешнему желанию усугубить ее, это вполне могло быть.

– Я не стремился усложнять нам жизнь. Но теперь все уже случилось, и ничего не поделаешь. Надо постараться как можно лучше выйти из положения.

– Глотая эти россказни о мифах и легендах? Это сказки для свежевылупившихся, Страйк. Нельзя верить такому грифоньему дерьму.

– Верю я или нет, роли не играет. Важно, верит ли Дженнеста. Если верит, то у нас в руках хороший козырь. Эта звезда может спасти нам жизнь. Правда, зная, что из себя представляет Дженнеста, даже в этом я не уверен. Но если бы удалось достать больше одной звезды, а может быть, даже все пять…

– Значит, вместо того чтобы вернуться и сдаться на милость королевы, лучше отправиться в этот безмозглый поиск?

– У нее нет милости, Хаскер. Неужели ты не можешь понять? Или, чтобы вдолбить тебе это в голову, я должен прибегнуть к помощи кулаков?

– Но ты начал строить планы, основываясь только на слове старого гремлина. – Хаскер ткнул пальцем в Моббса, и тот поежился. – Откуда тебе знать, правду ли он говорит? А может, он просто-напросто сумасшедший?

– Я верю ему. А если бы и не верил, возвращаться все равно нет смысла. Послушай, если ты и те, кто голосовал вместе с тобой – Джад, Финджи, Бреггин… если вы хотите уйти, уходите, никто вас не держит. Однако в больших числах есть безопасность.

– Ты хочешь расколоть отряд?

– Нет, не хочу.

– Голосование прошло только по поводу того, вскрывать или не вскрывать цилиндр. Вопроса «становиться ренегатами или нет?» не было.

– Справедливое замечание. Хотя я думаю, что мы уже ренегаты. Ты просто не заметил превращения. – Страйк обратился ко всем Росомахам. – Вы слышали, о чем здесь говорилось. Я хочу отправиться за следующей звездой, и похоже, что есть шансы найти ее в Троице. Не стану скрывать, путь предстоит трудный и борьба ждет нелегкая. Но мы ведь орки, мы для этого созданы. Если кто-то из вас не хочет идти со мной, если вы предпочитаете вернуться в Кейнбэрроу или в любое другое место, вы получите пайки и лошадей. Выскажитесь сейчас.

Никто не вышел вперед – даже те, кто голосовал вместе с Хаскером.

– Итак, ты с нами? – спросил его Страйк.

После некоторой паузы сержант недовольно ответил:

– Разве у меня такой широкий выбор?

– У тебя есть выбор.

– Я с вами. Но если дела пойдут так, что мне не понравится, я уйду.

– Отлично. Однако заруби себе на носу: может, мы больше и не принадлежим к орде Дженнесты. Но это вовсе не значит, что отменяется дисциплина. На ней все держится. Если у тебя с этим опять будут проблемы, мы проголосуем еще раз. По вопросу того, кто поведет отряд.

– Веди ты, Страйк. Я просто хочу выбраться из этой заварухи живым.

– Вы сделали первый шаг, – сказал, обращаясь ко всем, Моббс. – Возвращение невозможно. Теперь вы вне закона.

Сгущающуюся атмосферу отрезвления развеял Страйк:

– Давайте готовиться к выступлению.

– В Троицу? – спросила Коилла.

– В Троицу.

Коилла улыбнулась и отошла прочь.

Элфрей отправился проверить состояние пациентов. Остальные тоже разошлись и занялись приготовлениями к походу.

Моббс посмотрел на Страйка и неуверенно произнес:

– А что насчет… меня?

Страйк несколько секунд рассматривал гремлина. По лицу вождя Росомах ничего нельзя было прочесть.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать