Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 4)


Страйк присел на корточки, чтобы получше рассмотреть мешок. Остальные сгрудились вокруг. Внутри оказались крохотные полупрозрачные кристаллы. У них был слегка фиолетовый, розоватый оттенок.

– Просвечивают, – очарованно произнесла Коилла.

Элфрей лизнул палец и ткнул в кристаллы. Попробовал на вкус:

– Высший сорт.

– Взгляните сюда, сэр. – Солдат указал на люк.

Страйк выхватил факел из его руки, заглянул в люк. Осмотрел озаренный неверным светом небольшой подвальчик, по высоте ровно такой, чтобы орк мог стоять, не наклоняясь. На земляном полу лежали еще два мешка.

Джап издал низкий, одобрительный свист:

– Столько я ни разу не видел.

Хаскер, в эту минуту забывший о споре с дворфом, кивнул в знак согласия:

– Только подумай, сколько это может стоить!

– Что, если попробовать? – с надеждой в голосе спросил Джап.

Хаскер присоединился к нему:

– Это не помешает, капитан. Разве после выполнения этого задания мы не заслуживаем немного удовольствия?

– Не знаю…

У Коиллы был задумчивый вид. Но она придержала язык.

Смерив взглядом цилиндр за поясом Страйка, Элфрей счел нужным изречь слово предостережения.

– Вряд ли стоит заставлять королеву ждать слишком долго.

Страйк словно не слышал. Зачерпнув горсть тонкого кристаллического порошка, он позволил ему перетекать между пальцами.

– Этот склад стоит небольшого состояния – в деньгах или влиянии. Только подумайте, как будет благоухать казна нашей госпожи.

– Вот именно, – горячо согласился Джап. – Посмотри на них с ее точки зрения. Мы с успехом выполнили нашу миссию. Выиграли сражение. И в дополнение ко всему привезли королеве это кристальное сокровище. Тебя, наверное, повысят в звании!

– Подумай об этом, капитан, – сказал Хаскер. – Если только королева получит сокровище в руки, много ли этих кристаллов увидим мы? В ней достаточно человеческого, чтобы в ответе на этот вопрос можно было не сомневаться.

Они убедили Страйка.

Тот стряхнул с рук кристаллическую пыль.

– Отсутствие того, о чем она не знает, не обидит ее, – решил он. – И если мы отправимся в дорогу на пару часов позже, это тоже особо не повредит. А когда она увидит, что мы принесли… о, даже Дженнеста будет довольна!

Глава 3

Одни выносят превратности судьбы с благородным терпением. Для других препятствия на пути к желаемому становятся непереносимым бременем. Первые воплощают собой достойный восхищения стоицизм. Вторые опасны.

Королева Дженнеста, без сомнения, принадлежала ко второй категории. И ее нетерпение росло.

Росомахи – отряд, которому она доверила выполнение секретной миссии, – не появлялись. Она знала, что сражение завершилось победой. Но они не несли своей правительнице то, чего она так жаждала.

Когда они явятся, она заживо сдерет с них кожу. А если они не выполнили задание, то придумает что-нибудь и похуже.

На время ожидания у нее имелось развлечение. Оно было необходимым, практичным и сулящим определенное удовольствие. Как обычно, развлекаться она будет в своей святая святых, комнате, расположенной в самом сердце королевских покоев.

Эта комната, расположенная во дворце Кейнбэрроу глубоко под землей, была построена из камня. Высокий сводчатый потолок поддерживался дюжиной столбов. Разбросанные там и сям канделябры со свечами и тлеющие факелы лишь слегка озаряли комнату – Дженнеста любила тени.

Стены были украшены драпировками с изображением сложных каббалистических символов. Плетеные коврики с не менее сложными таинственными знаками устилали истертые от времени гранитные плиты пола. Деревянное кресло с высокой спинкой, украшенное орнаментом, однако слишком убогое, чтобы называть его троном, располагалось поблизости от жаровни с тлеющими углями.

В помещении доминировали два предмета. Первый – кусок чисто-черного мрамора, который служил алтарем. Второй располагался перед ним. Сделанный из того же материала, но только белого цвета, он имел форму длинного приземистого столика или дивана.

На алтаре стояла серебряная чаша. Рядом с чашей лежал кривой кинжал с золоченой рукояткой и руническими символами на лезвии. Тут же находился и тяжелый, закругленный на торце молоточек. Он был украшен теми же рунами.

Белый предмет имел на каждом конце по паре кандалов.

Медленно, чуть касаясь, королева пробежала пальцами по белой поверхности. В гладкой прохладе мрамора было что-то чувственное.

Ее размышления прервал стук в обитую гвоздями дубовую дверь.

– Войдите.

Два стражника ввели, подталкивая наконечниками копий, узника – человека, закованного по рукам и ногам в кандалы. На нем была лишь набедренная повязка. Лет приблизительно тридцати, человек был типичным представителем своей расы. Он высоко держал голову, и плечи у него были выше, чем у подталкивающих его орков. Лицо изуродовано синяками. В волосах и бороде – запекшаяся кровь. Движения скованны – частично из-за кандалов, но главное – из-за экзекуции. Пойманный во время сражения, он был жестоко избит. Распухшие красные полосы пересекали спину узника.

– А-а, мой гость прибыл. – Сиропный тон королевы сочился издевкой. – Добро пожаловать!

Узник промолчал.

Пока королева томно приближалась к нему, один из стражников дернул за цепь, прикрепленную к кандалам на запястьях. Человек содрогнулся от боли. Дженнеста изучала его мощное, мускулистое тело. Пожалуй, он подойдет…

Узник, в свою очередь, изучал ее. Судя по выражению лица, увиденное смутило его.

В форме лица королевы была какая-то странность. Оно было плосковато, чуть шире в висках, чем кажется нормальным, и сужалось книзу до подбородка, более острого, чем опять же кажется нормальным. Эбонитово-черные волосы доходили до талии и так блестели, что казались влажными. Темные бездонные глаза косили, а необыкновенно длинные ресницы подчеркивали это. Нос слегка напоминал орлиный, а рот казался слишком широким.

Ни одну из этих особенностей нельзя было назвать неприятной. Общее впечатление создавалось такое, как будто ее черты отклонились от природных и развились в процессе своей собственной эволюции. Результат был поразительным.

Ее кожа тоже была не совсем обычна. В неверном сиянии свечей в какое-то мгновение казалось, что она имеет изумрудный оттенок, а в следующее – что отливает серебром, словно состоит из крохотных рыбьих чешуек. На ней было алое одеяние с открытыми плечами. Ткань плотно облегала ее сластолюбивое тело. Королева была босиком.

Без сомнений, смотрелась она прелестно. Однако в ее красоте было что-то несомненно тревожное. Кровь в жилах узника потекла быстрее, но одновременно он испытал смутное отвращение. В мире, изобилующем существами самых разных рас, она была чем-то, с чем ему никогда не

приходилось сталкиваться прежде.

– Ты не проявляешь должного почтения, – произнесла Дженнеста.

Ее необычайные глаза излучали магнетическую силу и словно пронизывали насквозь, читая секреты его души.

Пленник выбрался из глубин этого поглощающего взгляда. Несмотря на боль, улыбнулся, хоть и не без цинизма. Бросив взгляд на цепи, сковывающие ноги, наконец заговорил:

– Даже если бы я хотел это сделать, то все равно бы не смог.

Дженнеста тоже улыбнулась. Эта улыбка вселила бы настоящую тревогу в любого.

– Мои стражники с удовольствием помогут тебе.

Солдаты силой поставили его на колени.

– Так-то лучше. – Голос королевы сочился искусственной сладостью.

Задыхаясь от этого дополнительного дискомфорта, узник обратил внимание на ее руки. Длинные тонкие пальцы, казавшиеся еще длиннее от острых ногтей, казались уродливыми. Приблизившись к узнику, Дженнеста протянула руку и потрогала рубцы у него на спине. Прикосновение было легким, но он все равно дернулся. Кончиками ногтей она провела по рубцам. Под ее ногтями пошла свежая кровь. Он застонал. Она даже не попыталась скрыть удовольствие.

– Проклятая языческая сука, – слабо прошипел он.

Она рассмеялась:

– Типичный Уни… Любой, отвергающий ваши убеждения, – язычник. Со всеми вашими фантазиями о единоличном божестве вы просто выскочки.

– А ты следуешь за старыми мертвыми богами, которым поклоняются вот такие. – Он бросил сверкающий взгляд на стражников-орков.

– Как мало ты знаешь!… Последователи Поли поклоняются еще более древним богам. Живым богам, а не фантазиям, за которые цепляетесь вы.

Он закашлялся, сотрясаясь всем телом:

– Вы называете себя Поли?

– А что такого?

– Последователи Поли заблуждаются, но они, по крайней мере, люди.

– А я нет и поэтому не могу исповедовать эту веру? Твоим невежеством, крестьянин, можно заполнить рвы вокруг моего дворца. Путь Поли – для всех. Кроме того, я – частично человек.

Он поднял брови.

– Ты никогда раньше не видел гибрида?

Ответа не последовало, но и так все было ясно.

– Очевидно, нет. Я наполовину наяда, наполовину человек и унаследовала лучшие черты обоих моих родителей.

– Лучшие?… Но такой союз… омерзителен!

Это еще больше позабавило королеву. Откинув голову, она опять расхохоталась.

– Хватит об этом. Ты здесь ни для того, чтобы участвовать в философских спорах. – Она кивнула солдатам. – Приготовьте его.

Узника рывком вздернули в вертикальное положение, подвели к мраморной глыбе и подняли за руки и за ноги, после чего бесцеремонно бросили на нее. Вскрикнув от боли, он тяжело задышал. Глаза его слезились. Стражники сняли цепи и надели ему кандалы на руки и на ноги.

Дженнеста жестом отпустила стражников. Поклонившись, они с шумом вышли.

Подойдя к жаровне, она бросила в угли ароматический порошок. Воздух наполнился странным запахом. Приблизившись к алтарю, она сняла с него церемониальный кинжал и чашу.

Человек с усилием повернул голову в ее сторону.

– По крайней мере, дай мне умереть быстро, – взмолился он.

Она нависала над ним с кинжалом в руке. Он громко вдохнул и забормотал что-то вроде молитвы. Голос его был переполнен смертным ужасом.

– Ты несешь чепуху! – крикнула она. – Придержи язык. – Она остановилась с кинжалом в руке.

И вспорола набедренную повязку.

Отбросила материал в сторону. Положив нож на край глыбы, она задумчиво рассматривала обнаженное человеческое тело.

С трудом двигая непослушным языком, он проговорил:

– Что… – Он задохнулся и скорчился. Его лицо залила краска стыда.

– У вас, Уни, неестественное отношение к телу. – Королева словно говорила о чем-то, само собой разумеющемся. – Вы испытываете стыд тогда, когда стыдиться нечего. – Подняв рукой его голову, она поднесла чашу к его губам, – Пей, – приказала она, резко наклоняя сосуд.

Узник, подавился и схватился зубами за край, но к этому моменту в горло ему влилось уже достаточно жидкости. Дженнеста убрала чашку, оставив его кашлять и отплевываться. С уголков его рта стекала жидкость цвета мочи.

Настой действует быстро, но недолго, так что времени терять не стоит. Она расстегнула застежки платья, и оно упало на пол.

Узник смотрел на нее, не веря глазам. Ласкал глазами тяжелые груди с острыми сосками. Его взгляд скользнул вниз – по плоскому животу, к приятным округлостям бедер и поросшей нежным пухом возвышенности в паху.

Физическое совершенство Дженнесты сочетало в себе роскошное обаяние женщины-человека с инородностью, порожденной смешением крови. Он никогда не видел ничего подобного.

Со своей стороны она видела, как идущая от религиозного воспитания стыдливость борется в нем с мужской похотью. Афродизиак помог склонить чашу весов в нужную сторону и временно усыпить боль. При необходимости Дженнеста могла бы добавить и колдовство. Но она знала, что такой соблазн не нуждается в магии.

Скользнув на мрамор, она приблизила губы к его лицу. От странного, сладко-мускусного запаха ее дыхания по шее у него пробежали мурашки. Она тихонько дышала ему в ухо, нашептывая шокирующе утонченные нежности. Он опять покраснел, хотя на этот раз, пожалуй, уже не только от стыда.

Наконец к нему вернулась способность говорить.

– Зачем ты меня так мучаешь?

– Ты сам мучаешь себя, – быстро отвечала она, – отказываясь от плотских радостей.

– Шлюха!

Хихикая, она наклонилась еще ниже. Соски ее щекотали ему грудь. Она сделала движение, как будто собирается его поцеловать, но в последний момент отстранилась. Облизав палец, она медленно водила им вокруг его сосков, пока они не встали. Его дыхание становилось все тяжелее. Магический состав начал действовать.

Громко сглотнув, он нашел в себе решимость произнести:

– Мысль о сближении с тобой отвратительна для меня.

– Неужели?

Раздвинув ноги, она села на него. Волосы ее пахового треугольника касались его живота. Он забился в оковах, но слабо.

Дженнеста наслаждалась зрелищем его унижения, разрушения его решимости. От этого ее собственное возбуждение усиливалось. Разомкнув губы, она выпустила язык, который казался слишком длинным для ее рта. Когда она начала лизать узнику шею и плечи, он почувствовал, что язык жесткий.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать