Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Хранители Молнии (страница 42)


Страйк посмотрел на Хаскера. Он ожидал, что сержант как-нибудь выскажется по поводу возможного столкновения с людьми, однако того известие, похоже, нисколько не взволновало. Так что Страйк дернул поводья и подъехал к следующему ряду, где плечом к плечу ехали Коилла и Джап.

– Слышали?

Они слышали.

– Я поеду вперед. Ведите колонну. И еще… э-э… следите за событиями, ладно? – Он кивнул в сторону Хаскера.

Капрал и сержант поняли намек и ответили кивками.

– Элфрей! – позвал Страйк. – За мной!

Коилла и Джап заняли его место во главе колонны. Страйк вместе с Талагом и Элфреем пришпорили лошадей и поскакали вперед. Через пару поворотов они увидели группу людей.

Те выглядели именно так, как описывал Талаг: большинство женщин, некоторые с младенцами на руках, а также дети и старики. Появление орков вызвало в потрепанном отряде волну тревоги. Дети хватались за юбки матерей, старики, собрав последние силы, старались встать на их защиту.

Страйк не увидел во всем происходящем опасности. Тревожиться не было причин. Он остановил лошадь и, чтобы принять менее угрожающий вид, спешился. Элфрей и Талаг последовали его примеру.

Вперед вышла женщина. Лицо ее покрывала дорожная пыль, однако было видно, что женщина молода. Немытые светлые волосы заплетены в косу длиной до талии. Одежда изорвалась. Девушка была явно напугана, однако держалась прямо и гордо.

– Среди нас только женщины и дети, – сказала она слегка дрожащим голосом, – да несколько стариков. У нас нет дурных намерений, а если бы и были, мы все равно не можем ни на кого напасть. Мы просто хотим идти дальше.

Страйк решил, что эту небольшую речь она произнесла довольно смело.

– Мы не воюем с женщинами и детьми, – отвечал он. – Как и с теми, кто ничем нам не угрожает.

– Вы даете слово, что никому не нанесете вреда?

– Даю, – Он окинул взглядом измученные, встревоженные лица. – Откуда вы?

– Из Ледигроува.

– Значит, вы Поли?

– Да. И вы, орки, ведь сражаетесь на нашей стороне? – Это было произнесено не столько с целью спросить, сколько для того, чтобы успокоить себя;

– Верно. – Страйку не хотелось объяснять, что в этом вопросе у орков не было выбора.

– Так и должно быть. Вы, древние расы, как и мы, верите в пантеон богов.

Страйк кивнул, но распространяться по этому поводу счел лишним. Между орками и людьми было больше различий, чем сходства. И сейчас нет смысла заводить об этом речь. Поэтому он просто спросил:

– Что случилось в Ледигроуве? Что заставило вас покинуть родные места?

– Нападение армии Уни. Большинство наших мужчин погибли, а нам с трудом удалось скрыться.

– Город пал?

– Когда мы уходили, еще нет. Несколько человек еще держались, но, по правде сказать, никаких шансов на спасение у них уже не было. – Мрачное лицо молодой женщины немного просветлело. – Вы направляетесь к нам на подмогу?

Страйк надеялся, что она не задаст этого вопроса.

– Нет… У нас… иная миссия. Мы идем в Скратч. Мне очень жаль.

На лицо ее пала тень.

– А я понадеялась, что вы – ответ на наши молитвы. – Она улыбнулась, дерзко и неубедительно. – Ну что ж, боги обо всем позаботятся.

– Куда вы идете? – осведомился Элфрей.

– Просто… просто прочь оттуда. Мы надеялись, что удастся найти какое-нибудь другое поселение Поли.

– Послушайтесь моего совета и не ходите по равнинам. Местность вокруг Поля Ткачей сейчас особенно опасна.

– Это нам известно.

– Держитесь залива, – добавил Страйк. – Думаю, нет необходимости предупреждать, что в Троицу вам ходить не стоит.

Он мучительно гадал, стоит ли упоминать об ополчении Хоброу. И в конечном итоге решил промолчать.

– Мы планировали направиться к поселениям на западном побережье, – объяснила молодая женщина. – Думали о Гекстоне или Вермиллионе. Там нас должны принять хорошо.

Жалкое состояние беженцев вызвало у Страйка сочувствие.

– Долгий путь…

«Убийственно долгий, если сказать по правде», – подумал он.

– С помощью богов мы все преодолеем.

У Страйка не было абсолютно никаких причин хорошо относиться к людям, и все же ему почему-то хотелось верить, что она права.

В этот момент показались остальные Росомахи. Они галопом скакали вперед. По толпе беженцев прошла еще одна волна тревоги.

– Не волнуйтесь, – успокоил их Страйк. – Это наши. Отряд не причинит вам вреда.

Орки спешились и принялись разглядывать потрепанную компанию беженцев.

Большинство, среди которых были Коилла и Джап, подошли ближе. Женщина-орк, а также дворф в компании орков привлекли к себе много любопытных взглядов. Среди беженцев пробежал шепоток. Хаскер откинулся в седле, однако в эту минуту у Страйка не было времени размышлять над его выходками.

– У нас не осталось ничего, кроме той одежды, что на нас, – сказала девушка. – Не могли бы вы дать нам немного воды?

– Конечно, – согласился Страйк, – да и еды тоже. Но немного: нам самим едва хватает.

– Вы добры. Спасибо вам.

Страйк отправил пару солдат за припасами.

Маленький ребенок, представитель женской половины вида, неуверенно шагнул вперед, с пальцем во рту и широко раскрытыми глазами. Ухватившись за юбку молодой женщины, она рассматривала орков. Женщина глянула на нее и улыбнулась.

– Простите ее. Простите всех нас. Хоть ваша раса и сражается на нашей стороне, но лишь немногие из нас видели орков прежде.

Девочка с такими же светлыми, как у молодой женщины, волосами и похожая на нее чертами лица, отпустила юбку и сделала еще несколько шагов по направлению к оркам.

Ее взгляд переходил от Коиллы к Страйку, от Страйка к Джапу и обратно.

Вынув палец изо рта, она произнесла:

– Это что? – Она указала на лицо Коиллы. Коилле вопрос не понравился и явно озадачил ее.

Девочка добавила:

– Эти рисунки. У тебя на лице.

– Ах это?… Татуировки! Они показывают звание.

Судя по выражению лица девочки, она ничего не поняла.

– Каждый, кто на них смотрит, сразу понимает, кто здесь главный. – Коилла, увидев возле тропы прутик, наклонилась и подобрала его. Потом опустилась на корточки над пятачком обнаженной земли. – Смотри, я покажу тебе. Наш начальник Страйк. – Указав на капитана прутиком, она нацарапала грубое изображение. – Видишь, на каждой щеке у него вот такие полоски. – Она нацарапала: (( . – Это значит, что он капитан. Босс, если тебе так больше нравится. – Она указала на Джапа. – Это сержант, поэтому на лице у него вот такие отметки. – Она нарисовала: (-) . – Сержанты идут вторыми после капитанов. Я по званию следующая, капрал, и мои отметки выглядят вот так. – Коилла нарисовала: () . – Понятно?

Девочка, зачарованная рисунками, кивнула. Улыбнувшись Коилле, она подобрала прутик и принялась выводить свои собственные бессмысленные узоры.

Солдаты вернулись с водой и пищевыми припасами.

– Припасы скудные, – извинился Страйк, – но просим вас принять, что имеем.

– Это всяко больше того, что у нас было до встречи с вами, – отвечала молодая женщина. – Да благословят вас боги!

Страйк испытал неловкость. В конце концов, до сих пор все его контакты с людьми сводились к тому, чтобы убить как можно большее их число. По его приказу солдаты разошлись среди людей, наделяя каждого его долей.

Страйк, Элфрей и Джап смотрели на солдат, осыпаемых бурными благодарностями, и на Коиллу, которая на четвереньках разговаривала с ребенком.

– Каких только странностей нет в запасе у судьбы, а? – прошептал Джап.

Но молодая женщина услышала его слова.

– Вы находите это странным? Мы тоже. И все же мы не так уж отличаемся от вас… Впрочем, как и от любой другой древней расы. В душе мы все хотим мира и ненавидим войну.

– Орки рождены для войны, – ответил возмущенно Страйк. Однако взгляд, которым она ответила, немного смягчил его. – Но для войны справедливой. Разрушение ради самого разрушения нас совсем не привлекает.

– Моя раса причинила вам много вреда.

Такое признание со стороны человека удивило Страйка, однако он опять же предпочел придержать язык.

Солдат, несший мех с водой, проходил мимо девочки, увлеченной беседой с Коиллой. Ребенок потянулся к нему. Развязав мех, солдат протянул его девочке. Она почти поднесла мех к губам, когда ее лицо странно исказилось. А потом она издала жуткий звук:

– Кха-кха!

Коилла моментально вскочила. И она, и солдат быстро попятились.

К ужасу Страйка, молодая женщина улыбнулась:

– Бедняжка. У нее озноб.

– Озноб?

– Легкий. Через пару дней она поправится. – Женщина положила руку на лоб девочки. – Как будто всего остального было мало. Думаю, скоро мы все это подхватим.

– А этот… озноб… – произнесла Коилла. – Болезнь?

– Болезнь? Наверное, да. Но всего лишь…

– По коням! – рявкнул Страйк. – Все! Солдаты, побросав мехи с водой и еду, кинулись к лошадям.

Все люди опешили.

– Не понимаю, – сказала молодая женщина. – Что случилось? У ребенка всего лишь простуда.

Страйк опасался, что отряд набросится на людей и поубивает их. Задерживаться не стоило.

– Нам пора. Прошу прощения. Желаю вам… всего хорошего.

Повернувшись, он направился к коню.

– Подождите! – взволнованно крикнула она ему вслед. – Подождите! Я не…

Проигнорировав ее зов, он выкрикнул приказ и повел отряд за собой.

Они ускакали галопом, оставив совершенно остолбеневших людей стоять на дороге и смотреть им вслед.

На скаку Джап произнес:

– Мы были на волосок…

– Это лишь подтверждает тот факт, что людям доверять нельзя, – отвечал Элфрей. – Ни Уни, ни Поли – никому.

Хороший Уни – мертвый Уни!…

Само собой зрелище погруженных в окровавленную канаву трупов Уни в какой-то мере удовлетворяло потребности Дженнесты. Однако сейчас она испытывала смешанные чувства.

Дженнеста намеревалась использовать кровавое содержимое водоема как средство для прозрения. В разгаре конфликта прозрение показало себя особенно эффективным. Если знаешь расположение врага, получаешь преимущество. Проблема заключалась в том, что как только она начала смотреть в этот «магический кристалл», как на его поверхности появилась чопорная физиономия Адпар.

Слава богам, что по крайней мере нет самодовольной рожи Санары.

Дженнеста в течение нескольких секунд терпела поток неискренних и пустых приветствий, потом прервала его.

– Сейчас не самое подходящее время для болтовни, – оскалилась она.

– О, дорогая, – отвечал образ Адпар, – а я думала, тебе будет интересно узнать кое-какие новости об объявленных вне закона орках, вокруг которых такой шум.

В голове Дженнесты забили дробь барабаны тревоги. Она изобразила притворное равнодушие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать