Жанр: Разное » Юлий Дубов » Большая пайка (Часть вторая) (страница 47)


Барин поехал в Америку

Средства массовой информации, вышедшие день спустя, имели разнообразные точки зрения.

"Московский комсомолец" опубликовал лихую статью, в которой вымысел соседствовал с домыслами. Было объявлено, что покойный полностью контролировал весь бизнес по ввозу иномарок, имел обширные связи в преступном мире и, действуя в соответствии с печально известными инфокаровскими традициями, не рассчитался с льготниками. Чтобы спрятать концы в воду, принял участие в организации покушения – к сожалению, удавшегося – на полковника Беленького и его ребят. Только очень неопытный человек может увидеть в происшедшем с господином Сысоевым несчастный случай. На самом деле перед нами – хорошо продуманное и мастерски исполненное убийство. Вопрос только в том, кто убил. Это могла быть месть оставшихся в живых друзей полковника. Однако не следует сбрасывать со счетов и тот факт, что Сысоев был последним явным звеном, через которое еще можно было надеяться выйти на инфокаровскую верхушку. Прокуратура уже начала копать в непосредственной близости. Так кому же была выгодна смерть Виктора Сысоева?

По-другому прокомментировал ситуацию "Коммерсант". Там подняли биографические справки, раскопали старую историю с гибелью Сергея Терьяна, подробно остановились на расстреле Кирсанова, зачем-то приписали Виктору наличие собственной охраны, которой у него отродясь не было, сослались на неведомый источник в "Инфокаре", сообщивший о гибели всей без исключения охраны Виктора вместе с его личной секретаршей в автомобильной катастрофе накануне трагедии, и сделали глубокомысленный вывод о странной эпидемии смертей, обрушившейся на одну из крупнейших коммерческих структур в стране.

Кстати говоря, именно "Коммерсант" попался на глаза мужу Полы, который в это время отдыхал в Карловых Варах. В тот же вечер муж вылетел в Москву, бросил таксисту в Шереметьево сто долларов, ворвался в квартиру, увидел живую и здоровую жену, махнул с радости триста грамм, всю ночь не давал Поле спать, терзая ее нереализованными за два года семейной жизни сексуальными фантазиями, а утром отправился на поиски писаки из "Коммерсанта", сорвавшего ему отпуск. К вечеру гневный муж его нашел. Но это уже другая история.

Откликнулась и "Советская Россия". Заниматься собственным расследованием им было недосуг, да и таких возможностей, как у "Коммерсанта", не имелось, поэтому они перепечатали биографии Платона, Сысоева, Цейтлина, Терьяна, Кирсанова и перекинули не очень убедительный мостик от славного научного прошлого к позорящей всех честных людей бессовестной спекуляции, навязанной народу иудой Горбачевым. Откровенная ненависть к "Инфокару" вообще и к Платону, в частности, несколько испортила пафос статьи, поэтому впечатление от материала складывалось двойственное – не то подлые затеи американского наймита Горбачева загубили честных советских ученых, не то глубоко укоренившаяся в этих космополитах и захребетниках гниль наконец-то прорвалась наружу и теперь пожирает своих носителей. По-видимому, ближе к концу статьи автор перечитал свое творение, ужаснулся и начал быстренько лепить из Сысоева раскаявшегося грешника, который, испытав омерзение от соучастия в ограблении страны и трудового народа, сложил в аккуратную стопку свои выдающиеся

научные труды, в последний раз взглянул на бережно хранимое им удостоверение ударника коммунистического труда и сделал роковой шаг в пустоту. "Будьте вы все прокляты, – якобы подумал он, – будьте прокляты..."

В то, что Сысоев свалился с балкона случайно, не верил почему-то никто. Кроме правоохранительных органов, у которых, при всем старании, иных версий не наблюдалось.

И только в "Инфокаре" все – от Платона до самого занюханного водителя – знали правду.

Мария, появившаяся в офисе в половине девятого, связалась, как было заведено, с клубом и получила информацию первой. Она тут же бросила на телефоны весь свободный персонал – звонки в милицию, морг, на кладбище, в фирму "Ритуал". Всхлипывающие девчонки кричали в трубки страшные слова, ставшие за последние дни привычными:

– Нам нужно место... в старой части кладбища... Аркадий Львович, это личная просьба Платона Михайловича... Спасибо... Спасибо... Что?.. Номер продиктуйте, пожалуйста... Спасибо...

– Вячеслав Сергеевич, запишите номер... Сегодня приедет после шестнадцати... Надо отремонтировать машину по высшему разряду... Все расходы на центральный аппарат... Спасибо... Спасибо...

– Заказ на венки примите, пожалуйста... На послезавтра... С директором можно переговорить? Какой телефон? Спасибо... Спасибо...

– Господин Елабушкин, это из фирмы "Инфокар"... Да... Да... Из той самой... У нас проблема, господин Елабушкин. Нам нужно к послезавтра шесть венков... Да... Да... Конечно... Еще раз фамилию продиктуйте, пожалуйста... Нет проблем... Спасибо... Спасибо...

– Кирилл Иванович, это Мария. Добрый вечер... То есть утро... Да... Да... Кирилл Иванович, к вам сегодня приедет госпожа Симонова... Нет, не знаю... Она скажет, что от Елабушкина. От Елабушкина... Да... Да... Точно... Ей надо продать машину... Возьмите из резерва Ларри, пусть сама выбирает... Со скидкой... Кирилл Иванович, я это не буду обсуждать... Мне не интересно, как вы это сделаете... Пожалуйста... Пожалуйста...

Около полудня в центральной компьютерной раздался тихий вскрик. Случайно проходивший мимо охранник, получивший ненужное теперь высшее образование, заглянул внутрь, увидел трясущуюся от рыданий Ленку, позвал подмогу, а пока сбегались люди, успел прочесть на дисплее сообщение, поступившее ночью по электронной почте.

"Платон, дорогой, – было высвечено на экране, – в том, что со мной сейчас случится, никто не виноват. Поверь – никто. Просто так получилось. Помнишь, как у Федора Михайловича было – поехал, дескать, барин в Америку. Вот и я туда же собираюсь. В какой-то момент я понял, что мне лучше быть с Сережкой. Я все сделаю, чтобы в "Инфокар" никто не приходил с вопросами. Мы много лет были хорошими друзьями – спасибо тебе. Не поминай лихом. Ты ни при чем. Я устал, и мне надоела вся эта возня. Я тебе напоследок одну вещь хочу сказать, просто так, в порядке бреда. Это у Галича было:

И ты будешь волков на земле плодить

И учить их вилять хвостом...

Помнишь, как дальше?

Витя".



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать