Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Знак вопроса, Рудольф Баландин » Кто вы, рудокопы Росси? (страница 2)


Странности истории

Начав научные исследования древнейших корней племени россов и начала Русской земли, сразу же обнаруживаешь решительные противоречия данных, полученных с помощью разных наук.

Историки обсуждают появление России, исходя из двух вариантов: северного (новгородского) и южного (киевского). Действительно, начало государственности на Руси тяготеет к этим двум центрам и относится к средневековью. Но ведь соответствующее племя или группа племен должны были сформироваться значительно раньше. Когда и где?

Языковеды в отличие от историков прослеживают корни русского языка примерно на 2 тысячелетия в прошлое. Более древние языковые пласты нисходят ко времени общеславянского единства и отстоят, по-видимому, примерно на четыре тысячелетия от современности. Однако археологи высказывают весьма разноречивые мнения о праславянских древностях.

Судя по письменным сведениям, хроникам, русские (россы) появились на исторической арене сравнительно поздно – около VIII в. А уже в X в. византийский император Константин Багрянородный говорит о них, как о грозной силе. Царьградский патриарх Фотий писал: «Русы себе бесчисленных народов покорили и, ради того вознесясь, против Римской империи восстали» (имеется в виду поход киевлян к Царьграду). Приведя эти слова, М. В. Ломоносов сделал точный вывод: «Таких дел и столь великою славою в краткое время учинить было невозможно. Следовательно, российский народ был за многое время до Рюрика».

А что по этому поводу думают наши ученые? Удалось ли им решить все загадки происхождения россов? Вот мнение известного советского историка Б. А. Рыбакова: «К началу IX в. из отдельных славянских племенных союзов, возглавляющихся „светлыми князьями“ („князьями князей“), создается огромный суперсоюз, государство Русь, или, как его справедливо называют ученые, Киевская Русь. Основой этого государства были лесостепные земли полян, руссий и северян; возможно, до середины X в. в этот союз входили и уличи, отошедшие позднее к морю и к Дунаю. Примерно к началу IX в. относится перечень всех славянских племенных союзов, которые вошли в состав государства Русь: поляне-русь, северяне, древляне, дреговичи (может быть, волыняне?) и полочане».

Вдобавок ниже Киева правый приток Днепра – Рось. Примерно в тех же краях или чуть восточнее обитало племя роксаланов. По мнению некоторых ученых, оно называлось по соединению двух племен: россов и аланов.

Другой древний центр Русского государства – район Великого Новгорода, Верхняя Русь. По мнению Нестора, древнерусского историка, с ней связано создание Киевской Руси. С севера пришли варяги, возглавляемые Рюриком, чтобы дать восточным славянам сильную власть, объединить их с помощью весьма убедительного довода: храброй дружины. А поляне, о которых Нестор отзывается как «о мужах мудрых и смысленных», стали с той поры зваться Русью.

Б. А. Рыбаков распутывает этот узел так: «Вокруг Полянского Киева и реки Роси (где обитали руссы или россы) складывается уже в VI в. могучий союз славянских племен, охвативший и левобережную лесостепь до земли северян включительно». Правда, не совсем ясно, почему ядро союза было полянско-киевское, а название какое-то чуждое, невесть откуда взятое?

Вспомним свидетельство Константина Багрянородного: россы «спускаются рекою Днепр (автор перечисляет северные города, в частности, Смоленск, Новгород.– Р. Б.) и сходятся в крепости Киоава (Киеве)… Славяне же, их пактиоты (данники)… рубят в своих горах моноксилы (ладьи)…».

Выходит, славяне – данники россов, выходцев с более северных, чем киевская, земель (а ведь река Рось находится южнее Киева!). Более того, судя по хроникам тех -лет, у послов российских имена преимущественно скандинавские. Франкский император на этот счет провел надлежащее тайное расследование и выяснил, что послы по национальности шведы и, по-видимому, действительно представляют народ россов, царь которых зовется хаканом.

Если столь могущественное племя возникло на контакте славянских и тюркских, ираноязычных племен, то почему оно сделало своими данниками славян, а послами скандинавов? Подобные замысловатые вопросы привели ряд ученых к определенному выводу: идея южной прародины россов (руссов) не очень убедительна.

В книге Г. С. Лебедева «Эпоха викингов в Северной Европе» решительно опровергается идея первичной Южной России: «Обоснованно отвергнуты как несостоятельные любые попытки возвести летописное „Русь“ непосредственно к росомонам, роксоланам, библейско-византийскому Rhos

(рос, или рош.– Р. Б.), а также к реке Рось в Среднем Приднепровье. Бытование на юге древних форм „рос“, после ее появления. Но возникнуть она могла только там, где для этого имелись необходимые лингвистические предпосылки. Они имелись прежде всего в северных новгородских землях, где сохранилась богатейшая древняя топонимика (Руса, Порусье, Околорусье в южном Приильменье; Руса на Волхове, Русыня – на Луге, Русська – на Воложбе и Рускиево – в низовьях Свири, в Приладожье), полностью отсутствующая на юге».

Действительно, на севере финские племена издавна употребляли слово «рутси», «руотси», «руосса». Правда, так называли… шведов. Но нередко тем же словом называли и русских. На это обстоятельство давно обратил внимание советский ученый В. А. Брим, который выводил «руотси» от слова «дротс», означающее «дружина». Соглашаясь с этой гипотезой, Г. С. Лебедев делает вывод: «Верхняя Русь является единственной областью, где имелись все предпосылки для такого преобразования в виде длительных и устойчивых славянофинско-скандинавских контактов».

Так-то оно так, да сомнения остаются, и немалые.

Если судить по «языку земли» – географическим названиям, то нетрудно переместиться в поисках прародины руссов далеко на юго-запад от Северной Руси. В среднем течении Дуная имеется целая группа топонимов, производных от «рос» или «рус». Кстати, дружины шведов стали вторгаться в районы, прилегающие к Скандинавии, Балтийскому морю приблизительно с середины первого тысячелетия нашей эры. Для северной и центральной частей Восточной Европы это знаменовало переход к государственности. Для племени россов это – поздние времена.

В книге Г. С. Лебедева приведены карты, из которых следует, что славяне расселялись в северо-восточные районы из предполагаемого центра, расположенного где-то в Северном Полесье. К этому центру ближе Киевская Русь, чем, скажем, Старая Русса (кстати, этот город находится южнее Новгорода, так что и тут названия, вроде бы стареют в направлении к югу). Лингвисты говорят, что славянский язык формировался вдали от высоких гор и морей, в местности болотистой, холмистой, расположенной в зоне смешанных, отчасти широколиственных лесов Европы. А в «Повести временных лет», общерусском летописном своде, подчеркивается, что русский язык относится к славянским.

Все подобные отчасти противоречивые сведения и факты следовало бы учесть, если мы желаем корректно решить поставленную проблему.

Существенно, между прочим, и такое соображение. Почему-то название финское, да еще имеющее, как полагают специалисты, бранный оттенок, закрепилось за могущественным племенем, которое приняло его и со славой пронесло в веках. Что за странное пристрастие к чужому языку? Почему пришлые дружинники (а раз дружина, то уж непременно захват власти силой) решили прозываться не собственным родовым именем, а местным, да еще бранным? К тому же само по себе появление дружин, а значит, князей, привилегированных групп, относится к сравнительно поздним временам начала классового расслоения, государственности. Нас интересуют значительно более древние события в истории племен и народов.

Пока у нас речь идет (вслед за историками) о районах, расположенных по окраинам древнеславянского центра. И приднепровская река Рось, и новгородские земли, и придунайская группа топонимов более всего напоминают форпосты, которые закреплялись пришельцами, дававшими имена поселкам и рекам.

Судя по историческим свидетельствам, и для полян, и для финнов, и для жителей Среднего Дуная россы были пришельцами, а не давними близкими соседями. Но все-таки откуда они взялись?

Странное племя: появилось невесть откуда, имело неопределенное этнографическое и антропологическое положение (вроде бы славяне, а вроде бы и нет) и вдруг в кратчайшие исторические сроки, почти мгновенно исчезнув как племенная общность, вошло в мировую историю и навеки сохранило память о себе в таких понятиях, как русский народ, русская культура, Россия. Одно уж это заставляет нас пристальнее вглядываться в прошлое, разгадывая истоки этих понятий, давнее прошлое русского народа. В чем-то нам придется вернуться к уже упомянутым сведениям, идеям, мнениям, дополняя и уточняя их.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать