Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Знак вопроса, Рудольф Баландин » Кто вы, рудокопы Росси? (страница 7)


До венедов

В начале нашей эры, как свидетельствуют древнеримские сочинения, на побережье Балтийского моря вышли грозные и многолюдные племена венедов. Они потеснили, завоевали или ассимилировали местное население, быстро освоили морское судоходство. Как они сами называли себя, сказать трудно; имя венедов они получили от других народов.

По-видимому, вторжение венедов стало предпосылкой появления Северной Руси. Но и на этот раз, как и для долины Днепра, исходные рубежи венедского вторжения находились то ли в предгорьях Карпат, то ли на расположенных севернее холмисто-болотистых равнинах.

Так, в наших поисках прародины Руси постепенно сужаются границы пространства и времени. Хронологически – второе и первое тысячелетия до нашей эры, пространственно – Центральная Европа.

Если исходить из того, что русский язык изначально был славянским (в этом вроде бы нет сомнений), то надо согласиться с выводом языковедов: прародина руссов (или, если говорить точнее, тех людей, которые создали русскую культуру и первоначальный русский язык)

находилась вдали от степей, морей и гор, в местности болотистой, лесной.

Венеды расселились от Карпатских гор до Балтийского моря. В «Естественной истории» Плиния Старшего (I в. до н. э.) говорится, что венеды обитали «вплоть до реки Вистулы» (Вислы). По данным топономики, как утверждает В. В. Мавродин, «славяне в глубокой древности не жили западнее современной линии Калининград-Одесса, являющейся восточной границей распространения бука».

Итак, у нас оконтуривается территория, расположенная к востоку от Вислы, северо-восточнее Карпат, западнее Днепра, южнее и юго-восточнее побережья Балтики и прилегающих низменностей. Короче говоря, это должны быть, пожалуй, районы, тяготеющие к долине Днепра с запада (северо-запада, юго-запада).

Вроде бы теперь более четко выяснились координаты изначальной Руси в пространстве и времени. Но тут-то и обнаруживается, что для того региона в ту эпоху научные данные не предоставляют ничего более или менее определенного. Мы оказались где-то в пределах выделяемой рядом современных ученых прародины славян и на юго-западной окраине распространения древних балтов. Но причем тут руссы (россы)?

Возможно, есть основания говорить о «прарусской» культуре. Но была ли она чисто славянской, а соответствующие племена славянскими? Трудно сказать. Вроде бы ясно, что они не были ни финскими, ни ирано-тюркскими, занимались подсечным земледелием и имели связи с древними германцами и балтами, с «варягами». Об этом свидетельствует анализ языка, памятника духовной культуры.

Могучий единомышленник

…Недавно минул юбилейный Ломоносовский под. Вспышка интереса к творчеству и личности великого русского ученого, мыслителя, поэта определила появления немалого количества публикаций, посвященных его достижениям. Довелось опубликовать несколько статей и мне. Хотелось показать Михаила Васильевича не как гениального одиночку, «выходца из народа», возникшего, как гора на ровном месте, силою каких-то таинственных глубинных явлений, игрою случая, счастливого соединения неких врожденных генетических качеств. Тем более известно, что высокие горы на равнинах не возникают, а приурочены к великим горным странам, что по наследству передаются не столько таланты, сколько дефекты, что золотые самородки встречаются в золотоносных россыпях.

Так пришлось переходить от Ломоносова к русской культуре, русскому народу. А заодно и поинтересоваться: как понимал он истоки родной культуры и родного народа?

Трудно без предубеждения просматривать соответствующие труды Ломоносова. Кто не знает о яростных его схватках со сторонниками «норманской теории», унижавшими русское национальное достоинство и возвышавшими воинскую доблесть и государственную мудрость германских народов, «варягов». Ну а подобные идеологические дискуссии, затрагивающие личные и национальные интересы, насколько мне известно, лишь отдаляют спорящих от истины.

Но вдруг выяснилось, что, несмотря на долгие и сложные пути исторической науки от времени Ломоносова до современности, несмотря на огромные достижения за последнее столетие археологов, лингвистов, этнографов, культурологов, несмотря на все это, ломоносовские идеи не утратили своей привлекательности и убедительности. Почему? Причина, пожалуй, проста: он жаждал правды и умел быть правдивым. Стремился не к торжеству своих идей, а к выяснению и утверждению истины. Таким он был как естествоиспытатель, добившись совершенно замечательных успехов в науках о Земле. Таким он оставался и как историк.

Конечно, за истекшие два столетия некоторые его положения устарели или выглядят сомнительными. Но центральное ядро его концепции выглядит достаточно правдоподобным. Итак, предоставим слово Ломоносову.

«…Варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили

из древних… россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною… Имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано… В наших летописцах упоминается, что Рурик с родом своим пришел из Немец, а инде пишется, что из Пруссии».

Ломоносов ограничивается проблемой родины Рюрика (Рурика). Однако известно, еще раньше, до Рюрика, появилось именование «Русская земля». Так что у Ломоносова соединены два пласта времени: историческое (отраженное в хрониках, летописях) и доисторическое. Но продолжим цитирование.

«Между реками Вислою и Двиною впадает в Варяжское море от восточно-южной стороны река, которая вверху, около города Гродна, называется Немень, а к устью своему слывет Руса. Здесь явствует, что варяги-русь жили в восточно-южном берегу Варяжского моря, при реке Русе… А понеже Пруссия была с варягами-русью в соседстве к западу… И само звание пруссы (Borussi), или поруссы,показывает, что пруссы жили по руссах или подле руссов. Древние пруссы имели у себя идола, называемого Перкуном, которому они неугасимый огонь в жертву приносили. Сей Перкун именем и жертвою тот же есть, что Перун у наших руссов».

Вот еще некоторые доводы Ломоносова: «Литва, Жмудь и Подлянхия исстари звались Русью… Острова Ругена жители назывались рунами. Курский залив слыл в старину Русна… Древних варягов-россов область простиралась до восточных пределов нынешния Белыя России, и может быть, и того далее, до Старой Русы».

Не все доводы Ломоносова убедительны. Однако у его концепции есть цельность и некоторые его положения правдоподобны. Надо только отчленить сведения, которые относятся к временам более древним, чем варяжские и венедские.

Надо еще, объективности ради, упомянуть о взглядах М. В. Ломоносова на происхождение россов от племени роксоланов. Ведь это имя могло произноситься чуть иначе: россолане, что похоже на россияне. К тому же слово «роксоланы» могло быть составлено из двух: «россы» и «аланы».

«А как слово „росс“ переменилось на „русс“ или „русь“, то всяк ясно видит, кто знает, что поляки „о“ в выговоре произносят нередко как „у“, например, бог, буг; мой, муй; король, круль… Сие имя иностранные писатели девятого века и позже, услышав от поляков, стали россов называть руссами. И сами россы называли себя тем именем долгое время оттого, что столица была сперва в полянех, славенском народе, то есть в Киеве, и великие князи российские нередко польских принцесс в супружестве имели».

От киевских земель роксоланы, по этой гипотезе, распространялись далеко на север, охватывая пространство от Черного моря до Варяжского (Балтийского) и до Ильмень-озера. «Варягами назывались народы,– писал Ломоносов,– живущие по берегам Варяжского моря; итак, россы или русь только при устьях реки Немени или Руссы имели имя варягов, а простираясь далее к востоку и югу, назывались просто руссы или россы… Белая и Черемная Русь, которые лежат в Польше, а отчасти в России, имеют имя свое, конечно, не от чухонцев… но ясно доказывают, что варяги-русь были те же с живущими далее к югу и им смежным белороссийцами, где ныне Новогородск, воеводства Минское, Мстиславское, Вытепск и Полоцк, а от Полоцка простирались и до Старой Русы».

Вновь придется повторить, что замена «о» на «у» в словах «россы», «Рось» не имеет убедительного объяснения. Если бы дело сводилось только к особенности произношения полян, то наблюдалось бы достаточно четкое разделение этих двух вариантов произношения у разных племен и народов. Однако известно, что двойное имя используют все восточные славяне, да и, пожалуй, не только они. Трудно поверить, что так произошло единственно с этими словами, тогда как на все другие слова такое правило не распространяется. Скажем, если украинцы с давних пор произносят «бы» по-своему, с горловым завершающим звуком, то русские столь же традиционно произносят звонкое «г» или глухое «х».

Более привлекательна идея комплексного имени росс-аланы. Но в этом случае должны были прежде существовать два племени – россов и аланов. Второе, как свидетельствуют хроники, располагалось в зоне лесостепей и частично степей, а россам, судя по всему, остаются более северные лесные территории. Короче, существовали варяги-русь и аланы-скифы, однако и у тех и у других был язык славянский.

В согласии с гипотезой Ломоносова, складывается такая картина. В середине первого тысячелетия нашей эры племенные союзы руссов и аланов объединились, через некоторое время руссы добились господства, и от их имени произошло название первого Русского государства.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать