Жанр: Биографии и Мемуары » Иван Науменко » Сорок третий (страница 28)


Три дня подряд допрашивают власовцев.

Самая интересная среди них фигура - майор Саркисов. Он невысокий, чернявый, щупловатый. До войны будто бы преподавал историю в московском институте. В подкладке шинели, голенищах сапог, других потайных местах амуниции майор припрятал несколько бумаг, которые составлялись высоко - в самом штабе предателя Власова.

По словам майора, к власовцам он попал сознательно. Принадлежал к подпольной организации военнопленных, созданной в лагере. Организация решила направить нескольких командиров во власовскую армию с целью вести там подрывную работу, а при первой возможности перейти на сторону Красной Армии или партизан.

Власовщина - явление новое, невыясненное. Эта изменническая армия будет, скорее всего, воевать с партизанами, поэтому Саркисова слушают со вниманием. Среди партизанских командиров, которых пригласили в штаб, есть вчерашние окруженцы, военнопленные, обвести их вокруг пальца трудно - сами были в переплетах.

- Какая идея у этого Власова? - спрашивает Большаков. - На чем основывается его армия? Убивать своих же русских людей, помогать врагу?

Майор устало усмехается.

- У предателя всегда найдется идея. Как личность Власов интереса не представляет. Самовлюбленный карьерист, поверивший в свою исключительность. На Волхове бросил армию, которая в окружении сражалась возле деревни Спасская Полисть, и ночью сбежал к немцам в соседнюю деревню Пятница. С виду - высокая такая оглобля в очках. Считает себя Александром Невским, Иваном Сусаниным, Наполеоном - кем хотите. Почему Александром Невским? Очень просто. Когда-то Александр Невский, упорно сражавшийся с тевтонами, чтобы иметь свободные руки на Востоке, ездил на поклон к татарскому хану. Власов тоже хочет видеть себя спасителем России. Рассчитывает, что немцы поделятся с ним победой.

- Какой победой? Разве он не знает про Сталинград?

- Власов выдвинул свою теорию до Сталинграда. Верил, что Сталинград немцы захватят... Они с ним первое время не очень считались. Поднимают теперь, когда почувствовали, что кишка тонка.

- А что он думает теперь, этот Власов? - снова спрашивает Большаков.

- Он, конечно, не круглый идиот. Хитрая бестия. Понимает, что идея его лопнула, не успев родиться. Но опасность представляет он и поныне. Надо об этом думать. Власов поучает немцев подходить к советским людям не так, как подходили они до сих пор. Дескать, надо учитывать результаты революции, условии советской жизни, то, что советский человек стал грамотным, культурным, что у него выросло чувство личности и собственного достоинства.

- Так надо, чтобы немцы переменились! - выкрикивает Гервась, начальник разведки Горбылевской бригады. - Чтоб перестали быть фашистами.

- Мы многого не знаем о самой Германии, - продолжает Саркисов. Гитлер силен социальной демагогией. Зарубежных капиталистов называет плутократами. Одурманенные немцы считают, что борются за национал-социалистскую идею. За обиженную и попранную исторической судьбой Германию. Заправляют в стране Крупп, Тиссен и другие магнаты капитала, но на первый план не высовываются. В самой Германии они представлены как командиры производства. Офицерами в армию, особенно в нижнее звено, допускаются мелкобуржуазные элементы и даже люди из трудовой среды. Гитлеровская пропаганда козыряет тем, что почти вся фашистская верхушка, как и партийные боссы, многочисленные чиновники, происходит из простых людей. Мол, дворянин у нас только один - фон Риббентроп. Главная фашистская газета называется "Фолькишер беобахтер", что означает "Народный наблюдатель". Выходит под лозунгом "Свобода и хлеб".

- Пролетариат, - Гервась криво улыбается. - Чтоб он скопытился, такой пролетариат.

Из рассказов Саркисова, остальных перебежчиков постепенно вырисовывается картина создания власовской армии. Грустная, невеселая картина, и для тех, кто побывал в немецком плену, немного знакомая. Есть, конечно, предатели, разные малодушные, нестойкие люди, которые довольно легко надевают немецкий мундир. Но немало таких, кто изменять не собирался, кто не имел, казалось, оснований не любить советскую власть. Чем их берут, как завлекают в черные дьявольские сети? Много иезуитских, замысловато-хитрых и открыто-наглых методов применяет враг, пользуясь тем, что пленный безоружен, голоден и холоден, а самое главное - оторван от родины, от привычной среды. Сотни лагерей, в которых страдают невольники военной судьбы, разбросаны по Германии, по другим захваченным странам. Власовские эмиссары вот уже скоро год разъезжают по лагерям, выступают с речами, ведут доверительные беседы наедине, ища в душах исстрадавшихся людей хоть какую-нибудь трещину, куда можно забросить зерно сомнения и неверия.

Самое страшное, что есть случаи, когда оторванный от родной земли человек в адски тяжелых условиях плена впадает в отчаяние, становится безразличным к своей судьбе. И этим пользуются.

Вербуют по-разному. Загоняют силой, расстреливая тех, кто не соглашается на измену. Бывает так, что лагерь делят на две части, причем делят условно, без каких-либо перегородок, и тех, кто не надел мундира, а только согласился надеть, начинают на глазах голодных людей хорошо кормить.

Фашисты понимают, что набранное таким образом войско не очень надежно, поэтому стараются повернуть дело так, чтоб скорее втянуть навербованных в какое-нибудь кровавое

дело. Бросают их против партизан, подпольщиков, часто на чужой территории. Знают: запятнав кровью руки, человек к своим не побежит.

Что ж, партизаны могут понять эту механику. Поэтому человек, надевший вражеский мундир, но убежавший от фашистов, для них еще не враг. Он свой, он имеет полную возможность это доказать. И еще одну новость сообщает Саркисов. Он знает немецкий язык, читал книгу Гитлера "Майн кампф" - в теперешней Германии она вроде Библии. Гитлер написал в своей книге, что русское государство организовали германцы-рюриковичи. От Рюрика берет начало русское дворянство, и, перебив его во время революции, большевики, мол, уничтожили тем самым способный к управлению государством элемент. Вот так! Ни больше ни меньше.

Перебежчиков-власовцев распределяют по бригадам, майора Саркисова оставляют при штабе. Создается специальный отдел разведки, и такой человек там нужен.

III

Домачевская, Горбылевская бригады вместе с Батьковичским отрядом переправились через Птичь вблизи небольшой деревеньки Остров по деревянному мосту, который охраняется партизанами.

Жаворонки висят над головой, звенят не умолкая. Серебристые нити птичьих песен опоясывают поднебесье, и если в одном месте птичка замолкает, то сейчас же подает голос другая. Светит солнце, поле дышит паром. На серой пашне пробился пырей, на луговинах - зеленая трава. Огненно-желтыми островками роскошествует на болотах калужница. Остро, пьяняще пахнет черноголов. Днем лягушки квакают лениво, как бы пробуя силу голоса, зато вечером, когда на болота ляжет зыбкая пелена тумана, их беспрерывное, несмолкаемое кваканье просто оглушает.

Лес ожил! Возвращается из отлета малое серое птичье царство, ищет корм, готовит гнезда. Сизый голубь воркует на голом дубе. В сосновой чаще кончают весеннее токование глухари. В низких местах, где недавно стояла вода, на комлях осин, берез висят пряди высохшей тины. Ненадежен грунт в таких местах - ступишь и провалишься.

На третий день партизаны подходят к Чапличам.

Село вытянулось в длину. Кроме сквозной улицы, есть два поселка, размещенные на отшибе. Поселка, прилегающего к селу с восточной стороны, не видно, он отгорожен березовой рощей.

Батьковичский отряд берет на прицел северную дорогу, часть домачевцев - южную. Основной ориентир - ветряная мельница. Стоит она на самом взлобке песчаного косогора, неподалеку от школы, - как ободранный скелет, с застывшими, неподвижными крыльями. В школе размещается полиция.

В поле, несмотря на погожий день, людей мало. Рядом с телегой, нагруженной навозом, шагает дед в серой длиннополой свитке. У самого леса две женщины пашут на корове. У той, что ведет корову, то и дело мелькают из-под короткой юбки голые белые лытки.

Командиры - Бондарь, Вакуленка, Большаков, усевшись на устланный прошлогодними листьями пригорок, советуются. Настороженность в селе явная.

Начинать наступление лучше ночью. Если и встретится засада, то не страшно. Скорее всего, полицаи хотят создать видимость, что партизаны захватили их силой.

Еще не опустились на землю вечерние сумерки, а вести из гарнизона поступают. В лес забрели два пастушка со стадом отощавших за зиму коров.

- Знаете, кто мы? - спрашивает Вакуленка.

- Партизаны.

- Немцы в селе есть?

- Нет.

- Что делают полицаи?

- Ничего.

- Боятся партизан?

- Боятся. Говорят, придете их разгонять.

- Где они ночуют?

- В школе. Но некоторые побросали винтовки, у свояков прячутся. Пять человек в Домачево драпанули.

- Когда убежали?

- Еще позавчера.

- Драбница не удрал?

- Дома он...

Ждать ночи нет смысла. Солнце садится за лесом. Косые лучи отражаются в стеклах окон зловещими огоньками. В лесу слышатся команды. Наступление на Чапличи начинается таким же порядком, как прошлой осенью на Гороховичи.

Выстрелов в селе не слышно. Полицаи молчат, затаились. Партизанские цепи спокойно подходят к селу.

Возле школы необычная картина. Уже сгущаются сумерки, очертания строений, заборов, деревьев расплываются, расползаются. Во дворах, на майдане слышны партизанские голоса. Вокруг школы - от ветряка до улицы залегли партизаны, нацелив в окна и двери дула винтовок. В окнах темно. На школьном дворе никакого движения.

Наконец наружная дверь распахивается, по низкому крыльцу во двор, как горох, сыплются темные фигуры. Они не разбегаются - строятся в шеренгу.

Во двор заявляется Вакуленка. Навстречу ему, отделившись от шеренги, бежит маленькая фигурка, в двух шагах неподвижно застывает, задыхающимся голосом докладывает:

- Товарищ Вакуленка, чаплицкая полиция построена. Пять гадов удрали. Но мы их найдем.

Вакуленка молча проходит вдоль шеренги. Наконец его зычный бас раскатывается по двору:

- Что, сукины дети, довоевались? Пьяницы проклятые, разбойники, торбохваты! Полизали немцам задницу. Вот сейчас поставлю пулемет и всех на капусту!..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать