Жанр: Биографии и Мемуары » Иван Науменко » Сорок третий (страница 64)


Дни тревожно-приподнятые, полные хмельной радости. По-прежнему стоит погожая осень, дубы в роще возле Медведки, клены, рябина пылают, как огромные костры. Вечера звездные, тихие. Где-то в полночь слышно в небе гудение моторов. Эскадрильи советских бомбардировщиков летят на запад.

Откуда взялось все - рывок на Днепр, танки, самолеты?

Звенит в Митиной душе мотив, возникший в тот день, когда он только шел в отряд:

Пейте, пойте в юности,

Бейте в жизнь без промаха,

Все равно, любимая,

Отцветет черемуха...

Два года Митя только и думал о фронте, о войне, точно помнил все даты советского наступления. Даже если б его разбудили ночью, он без запинки ответил бы, в какой день выбиты фашисты из каждого, даже самого маленького города Советского Союза. Сюзанну он вспоминал мало, встреч с ней не искал. Кончится война, тогда придет все, думал он. Большая жизнь с любовью, личными заботами, переживаниями лежала для него за тем заслоном, который могло снять только изгнание немцев.

Немцев еще не изгнали, но он уже втягивается в другой мир. Чувствует себя радостно-возбужденным, когда встречается с Ниной Грушевской, с Женей, с другими девушками. Тут, в партизанской среде, есть женщины, девушки, которые не таясь ждут кавалеров с заданий, ходят с ними ночевать на сеновалы, стирают им белье. Молодые ребята похваляются победами над деревенскими красавицами.

В глубине души Митя иной раз обижается на Сюзанну. Нити, связывающие их, непрочные, тонкие, натяни потуже - порвутся. Он уже чувствует, что в любви есть самоотверженность, страдание, боль за близкого человека, ловит себя на мысли, что ничего этого у них с Сюзанной не было. С его стороны, может, и было, особенно в ту пору, когда он только увидел девушку и когда еще не было войны. А она все время как бы прислушивается к самой себе, разгадывает какую-то загадку. Вряд ли думает она о Мите, о том, что ему угрожает опасность...

Приходя в местечко за солью, Митя уже два раза глядел смерти в глаза. Возле Кавеньковского моста хлопцы (теперь с ними Сергей) напоролись на власовскую засаду. Спасла ночь. Митя помнит разъяренный крик, огненные полосы трассирующих пуль, которые свистели возле самых ушей.

Второй раз, в Дубровице, было еще хуже. Они втроем носом к носу столкнулись с немцами, которые ходили по хатам и собирали яйца. Сергей не растерялся, ударил из обреза, заставил солдат залечь. Потом, как и в первом случае, спасли молодые ноги...

Выпал и сразу растаял первый снег. Снова стало тепло. Без конца тянется золотая осень. Митя не думает о страхе, который пришлось пережить, - жизнь в войну висит на тоненьком волоске.

Через неделю после стычки с немцами хлопцы заночевали в Дубровицком поселке. В большой, на две половины, хате живут мать с дочерью. Дочка ладная, статная. Мать лезет на печь, Сергея девушка укладывает на кровать в передней комнате, Мите и Лобику стелет на лавках в чистой половине.

Всходит луна, комната тонет в светлом полумраке. Митина подушка почти касается изголовья кровати, на которой лежит девушка. По чистому, затаенному дыханию Митя слышит, что она не спит. Он тоже не спит. Мучительная бессонница тянется долго. Горланят петухи, луна уходит за хату, становится темнее. Утром Митя обязательно поговорит с девушкой. Скажет ей что-нибудь наедине.

Проснувшись, он не видит хозяйской дочки: ушла в поле...

Соли Митя немного припрятал. Надо же им, местечковым, собраться, отметить свое вступление в партизаны.

Встретив Кузьму, Митя отдает ему мешочек с солью:

- Бери. Тут бутылок на шесть.

Кузьма обрадовался. Дед, который покупает соль, живет близко, на озерковских хуторах, верстах в шести от Рогалей. Важнецкий дед, у него не только самогону - ветчины, меду можно достать.

Смеркается. Вернувшись из местечка, за день Митя отоспался, но идти за самогоном не хочется. Становится даже тоскливо от мысли, что сейчас он должен отправиться к незнакомому деду.

- Давай завтра, Кузьма. Или послезавтра.

- Телепень ты. Ладно, сбегаем с Андреем...

На следующий день в штабную хату, прихрамывая, входит Андрей. Голова и шея забинтованы, из-под марлевой повязки печально смотрят усталые, полные страдания глаза.

Кузьмы нет. Его даже нельзя похоронить. Перед эсэсовской блокадой мины ставили где попало. Эти мины не сняты и теперь. На одну из них наступил Кузьма. Андрей шел шагах в десяти сзади...

Второй близкий человек гибнет в партизанском отряде. В конце лета Михайлов, теперь - Кузьма. Но как кровь на ране тотчас же свертывается, так и Митины мысли на трагических случаях долго не задерживаются. И в местечке так бывало. Как бы закрывается какой-то внутренний клапан, оберегая душу от отчаяния. Неужели душевные раны будут болеть и тогда, когда война кончится? Страшно подумать об этом...

В Рогали приходит Драгун. Отведя Митю с Лобиком в сторону, дает задание. Лобиков дед должен сходить к мельнику Забеле, попросить, чтоб тот явился в Дубровицу.

IV

Мельник Забела собирался в Дубровицу с большой осторожностью. На железнодорожном переезде толкутся полицаи, в Кавеньках - власовцы, так чтоб ни один черт не прицепился, он забросил на воз мешок ржи, борону, даже внука посадил - беленького, с облупленным носом сына младшей безмужней дочки, которая живет в местечке.

В Дубровице - старшая дочь, тоже солдатка, осыпанная, как горохом, детьми. К ней Забела заглядывал частенько, подкидывая то мешок ржи, то осьмину

картошки, чтоб не пропали с голоду желторотые едоки. Все-таки родная кровь. Правда, с зимы в Дубровице он не был, немного боялся партизан, которые если не стоят там на постое, так забредают часто.

Теперь Забела как раз едет на переговоры с партизанами, ибо кто такой Драгун, он знает. К немцам Забела не прилип, они ему не родня, а с лесными людьми придется жить, ведь, как только немцев прогонят, они вернутся в местечко и станут начальниками. Бросишь сзади, найдешь спереди. Еврейку спасал, с партизанами знался... Никто его не попрекнет.

Забела доволен, что тайное задание ему передал Антон Бондарь. Свидетель надежный, его сын, по слухам, в лесу большой начальник, хотя в местечке того командира никто за войну не видел. Может, потому и выжил старик, что сын его был осторожен.

Ни на переезде, ни в Кавеньках Забелу не задержали. Остановившись в Дубровице возле дочкиного двора, он немного поговорил с ней, отдал завязанные в платок три куска сала, высадил внука, а затем, отказавшись от помощи, поехал на ее картофельный участок. Он как раз в удобном месте - у самого леса. Если очень нужно, Драгун его найдет.

Так и получилось. Осенний день короток, но Забела успел стянуть с участка бороной ботву, посеять рожь и уже начал бороновать поле, как из лесу послышался свист.

Агроном стоял в кустах в каком-то рыжеватом пальтишке, за плечами винтовка. Похудел, осунулся по сравнению с тем, как помнит его Забела по местечку, лицо обветренное. Поздоровался за руку.

- Думаете, взойдет? - спросил Драгун, показывая на засеянное поле.

- Взойдет, никуда не денется. Жито можно под самую зиму сеять. Лишь бы немного проклюнулось.

Забела не с голыми руками приехал. Метнувшись к возу, принес в кусты литровую, темного стекла бутылку, немного закуски. Выпили по стакану хлебной самогонки, порозовели, повеселели.

- Что в местечке слышно, Панас Денисович?

- То же, должно быть, что и у вас. Красные на Днепре. Да все еще может быть...

- Что, например?

- Плохое. Если фронт вдруг тут остановится. Я жизнь доживаю, знаю. При поляках снаряды через местечко швыряли, и когда Стрекопытов в Гомеле взбунтовался, было то же самое. Половину села как корова языком слизала. Нагорюется народ.

Драгун ничего на это не ответил.

- Что Крамер делает? - наконец спросил он.

Забела настороженно взглянул на агронома.

- Крамер - человек хороший. Вы же знаете. Сам теперь не рад, что связался с немцами. Должно быть, уедет с ними. Другой дороги ему нет.

- Всюду найдут. Наши в местечке не остановятся. Карать, я думаю, на всю катушку его не будут.

- Я тоже так думаю, товарищ агроном! - Забела произносит последние слова как бы даже с радостью. - Не может быть, чтоб не вспомнили о нем по-доброму. Если бы какой ирод сидел бургомистром, в десять раз больше пролилось бы крови...

Дальше говорят о главном. Драгун вспоминает Шелега (Забела даже встрепенулся, услышав его фамилию), напоминает, что заведующий коммунхозом имел с ним, мельником, связь, не раз выручал его. Теперь надо отблагодарить и вообще помочь партизанам. Цену заламывает агроном немалую - сто пудов муки. Забела чешет затылок. Вырвать сто пудов из-под носа у немцез нелегко, но он постарается. Сделает все, что можно. Ему даже справки от партизан не надо. Свои люди.

Домой Забела возвращается затемно. План у него готов. Самое трудное переправить муку за переезд. Придется для отвода глаз вывозить навоз на делянку у леса. Мешки под навозом прятать. Лишнее сеять он не собирался, так как большевики поле обобществят. Зерно, навоз пропадут. Но у других больше пропадает.

Пускай приходят большевики. Ему, Забеле, бояться нечего. В политику носа не совал, людей не оговаривал. Не то что дурни полицаи. Хотя теперешнему народу язык не завяжешь. Будут и его подъедать. Мол, два велосипеда купил, швейную машину, оделся, обулся. Давно пошел раздор меж людьми: за лишний коровий хвост готовы в острог посадить. Но и у него, Забелы, будут козыри. Спас еврейку, помогал лесным людям. Он даже Драгуну о местечковой гостье слова не сказал. Зачем излишне хвалиться? Та еврейка, если жива, сама скажет, кому надо...

V

Батьковичских отрядов три, но они пронумерованы как пятый, седьмой и девятый. Очевидно, сделано это для того, чтоб побольше пустить немцам пыли в глаза.

В девятом отряде ветврач Шкирман делает то, что Митя с Лобиком в пятом, - носит соль. В помощники к нему приставлен низкорослый, тщедушный полицайчик Микитка Зыль, недавно сбежавший из местечка.

Дело у Шкирмана поставлено лучше, чем у хлопцев. В Батьковичи он не заходит, соль из местечка его помощники приносят сами, пряча в копне слежавшегося сена возле Росицы.

Это, очевидно, и подвело.

Было утро. Миновав скрытые в густом орешнике курени, Шкирман с Микиткой выбрались на приболотье, прислушались, огляделись. Тихо, глухо. По торфянику ползет густой туман. Микитка - винтовки у него нет - вскинул на плечи мешок с солью, Шкирман не спеша рассовал по карманам пакетики с бинтами, медикаментами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать