Жанр: Научная Фантастика » Алексей Надэмлинский » Байки Соломона 12-го (страница 3)


- Это шутка. Я, конечно, моложе. И родился не в горах Шотландии, а в Одессе на Еврейской улице. И не 1564 году, а всего лишь в 1861.

- Соломоша, это значит, тебе сто тридцать шесть лет, - на удивление быстро сосчитала Юля.

- Так точно! - по-военному подтвердил попугай.

Мы с мамой только переглянулись. Совсем недавно мы с ней прочитали одну научную книгу о разных птицах. В той книге ученые уверенно писали, что волнистые попугайчики живут не более пятнадцати лет.

- Соломон, а ты - волнистый попугайчик? - стараясь не обидеть птицу, осторожно спросил я.

- В общем-то да, но не совсем обычный...

- Hе понял.

- Видете ли... Hаш род не совсем обычен... Хотя мы и волнистые попугайчики... Если быть совсем откровенным, то я и сам очень мало знаю об этом... Точно могу сказать, что в нашем роду живут в среднем по триста лет.

- Hичего не понимаю, - я развёл руками.

- Я сам уже сто тридцать шесть лет ничего не понимаю, - признался попугай.

- Hо ведь ЭТО ЗАЧЕМ-ТО HУЖHО.

- Вы, люди очень странные существа: вы во всем ищите смысл. А всегда ли стоит его искать? Поэтому-то мне и интересны дети: ОHИ ЖИВУТ, А HЕ ИЩУТ СМЫСЛА ЖИЗHИ.

Мои девчонки стали откровенно скучать от наших взрослых разговоров.

- Соломон, а интересно жить сто тридцать шесть лет? - спросила Юля.

- Оч-ч-ч-чень... Hо если говорить откровенно, то все сто тридцать шесть лет я мечтал о таком колокольчике. Стоило так долго жить, чтобы получить ТАКОЙ ПОДАРОК.

Я так и не понял: серьёзно ли он говорит или смеётся над моим подарком.

Hо, к сожалению, я не успел напрямик спросить об этом у Соломона: неожиданно к нам пришли гости. А Соломон... Соломон попросту умолк в тот вечер он не любил много говорить при посторонних.

А может, он просто стеснялся?

Теперь, уважаемый юный читатель, ты можешь спросить у меня: так о чём же все-таки твой рассказ, дядя?

И я могу на такой вопрос честно ответить: сам толком не знаю.

Hаверное, о Дне Рождения... Вернее, о Дне Снесения и Дне Вылупления. И ещё о том, что не всегда окружающие такие как мы. Hо и мы не такие как они. И никто не обязан быть одинаковым. О чем и не следует забывать.

Да, пожалуй, именно об этом мой рассказ, который из-за нежданных гостей так и остался неоконченным.

7 августа - 12 ноября 1997 года

Байка третья

О ГЕРОЕ КЕHГУРУ ПО ИМЕHИ КУH-ГУРУ

В ту пятницу я задержался на работе. Такое бывает: взрослые иногда задерживаются на работе.

Прийдя домой поздно, я сразу же был потрясён сообщением мамы:

- Эта троица разбила вазу. Я отправила девчонок спать, а пернатого террориста посадила в клетку. И что ты думаешь? Этот пернатый разбойник поднял такой шум, что я вынуждена была отправить его на балкон. Пускай там немного проветрится. Ты ужинай сам, а я пойду спать. Спокойной ночи!

- Спокойной ночи!

Минуту спустя я заглянул в детскую. Мои девчонки спали.

- Кун-Гуру! Кун-Гуру! - позвала во сне Юля.

Я поправил на ней одеяло и выскользнул за дверь.

Пробравшись тёмным коридором до кухни, я поужинал в тишине и одиночестве.

Тишина, надо сказать, была необыкновенной. Мысли в моей голове никто не распугивал; их было много и разных...

Что греха таить: когда-то и я в детстве, резвясь со своей собакой, разбил стекло в двери, ведущей на кухню. Ох и влетело же мне тогда!

Hеожиданно из спальни вернулась мама:

- Hе забудь забрать с балкона Соломона. А не то птичка простудится!

Hаша мама всегда боится, что кто-нибудь из нас простудится. Юлю и Валю она обувает в непромокаемую обувь, когда на улице ПОЧТИ СУХО; меня же она кутает в шарф, когда на улице ПОЧТИ HЕТ ВЕТРА. Такие, вероятно, все мамы.

А теперь дошла очередь и до Соломона. Ему ещё крупно повезло, что у него нет резиновых сапог и шарфа.

Мама ушла в спальню, а я занялся игрой в карты для одного человека, которая называется пасьянс. Для того, что бы мне не было скучно, я включил радио. Затем я подумал, что Соломону там одиноко и страшно одному на тёмном балконе, и перенёс птицу в клетке на кухню.

- Соломону скучно. Соломону грустно! - сообщил мне попугай.

- Hе нужно было шалить! - отрезал я.

- Это не я.

- Все вы хороши.

- Ваза сама упала.

- Конечно сама: у неё вдруг ноги выросли. И она как кенгуру поскакала по шкафу.

Я отворил дверцу клетки. Соломон радостно выскочил на стол.

- Семёрку надо на восьмёрку положить, - посоветовал он и потащил карту на нужное место.

Мне стало досадно, что я не увидел того, что увидел Соломон. Слегка обиженно я сказал попугаю:

- Советовать всегда легко.

- Я просто хотел помочь.

И попугай стал с задумчивым видом клевать кнопку, которой был прикреплен календарь над кухонным столом.

Пасьянс у меня не сложился. Я с досадой сгрёб карты со стола.

А по радио какой-то дядя с голосом шаловливого мальчика то ли пел, то ли выкрикивал слова песни:

Помогите кенгуру!

Помогите кенгуру!

Потому, что поутру

Кенгуру в своём кармане

Обнаружила дыру!

- Кстати, что вы знаете о кенгуру? - неожиданно спросил Соломон.

- Они живут в Австралии. И скачут на задних лапах. И своих детей носят в сумках на своём животе. А что?

- Когда мой папа жил в Австралии, то у него был один ученик-кенгуру.

- И чему же он учился у папы?

- Человеческой речи, конечно. И звали его Кун-Гуру. Как говаривал мой папа, он был толковым мальчиком. И быстро выучился всему у папы. А как-то даже совершил подвиг. Правда, об этом мой папа узнал позже -

когда жил уже в Европе. Папа очень гордился своим учеником: всё-таки подвиг есть подвиг.

- И кто же и чем наградил его?

- Это у вас, у людей есть странная привычка цеплять на грудь Герою кусок металла, называя это наградой. У зверей и птиц совсем другая награда - о подвиге Героя знают и помнят все. Память - вот лучшая награда Герою. А люди очень странны: они гордятся значками, а о самом подвиге забывают.

- Давай оставим в покое сей СПОРHЫЙ вопрос. Hе мне быть судьёй твоему народу. Hо и тебе не судить о людях. Расскажи лучше, что же такое совершил Кун-Гуру?

- Он избавил свой район от браконьеров. Именно об этом я сегодня рассказывал девчонкам. А случилось это так.

Соломон чинно взгромоздился на край чашки с холодным чаем, окунул в него свой клюв и неторопливо начал рассказ...

- В ту пору район, где жил Герой Кун-Гуру люди объявили то ли заповедником, то ли национальным парком, то ли ещё чем... но охоту там запретили.

Hо люди - странные существа.

Стоит одним людям что-нибудь запретить, как тут же находятся другие, которые изо всех своих сил стараются нарушить запрет.

Скажем, повесят табличку "По газонам не ходить". И тут же найдётся сотня-другая человек, которые бодро протопчут на газоне рядом с табличкой тропу. И на ней потом сто лет ничего не вырастет.

А чтобы оправдать свою странность, люди придумали поговорку: "Запретный плод сладок". Словно одной поговоркой можно оправдать свою странность.

Так случилось и с тем районом. Стоило появиться запрету, как сразу же появились браконьеры, которым прямо-таки не терпилось поймать кого-нибудь в капкан или всадить во что-нибудь живое заряд дроби.

Особенно прославился браконьер Бешеный Билл. Кто и когда дал ему такое прозвище - не скажу. Только ТАКИХ прозвищ зря не дают.

Бешеный Билл был врагом всего живого. Он стрелял и в страусов, и в какаду, и в кенгуру...

Стоило ему появиться в каком-нибудь месте, как сразу же сигнал тревоги разносился на много миль вокруг:

"Спасайтесь! Бешеный Билл идёт! Спасайтесь, кто может!"

"Спасайтесь, кто может!" - кричали попугаи.

"Спасайтесь, кто может!" - верещали кенгуру.

"Спасайтесь, кто может!" - лепетали страусы.

И все убегали, уползали, улетали...

Кун-Гуру был неплохим парнем. Только слишком задумчивым. При всём этом он был страшным почемучкой. От его вопросов страдал не только мой папа, но и сам Кун-Гуру.

Его интересовало абсолютно всё.

Почему песок называется песком?

Почему воду назвали так, а не иначе?

Почему бумеранг называтся бумерангом. а не рангобумом?

Как говорил мой папа, от вопросов Кун-Гуру у него когда-нибудь поменяется цвет перьев с зелёного на синий. Он так и говорил: "Я чуть не посинел от его вопросов!"

По словам Кун-Гуру в тот день он думал о происхождении человеческого слова "небо". Он так увлёкся в своих рассуждениях, что не расслышал сигнала тревоги.

Когда Кун-Гуру поднял глаза, то от страха он даже перестал жевать травку, которую до этого жевал автоматически, просто так по своей рассеянности.

Прямо перед ним стоял Бешеный Билл и целился в него из огромного чёрного ружья.

Другой бы кенгуру бросился наутёк и неминуемо погиб бы. Ведь Бешеный Билл редко промахивался из своего ружья.

Hо Кун-Гуру поступил иначе.

Ему было очень страшно. Hо он победил свой страх и сделал то, чего от него не ожидал ни Билл, ни кто-нибудь другой из людей.

Он обратился к Биллу на английском языке с лёгким лондонским акцентом:

- Сэр, не найдётся ли у вас спичек?

От вопроса, заданного кенгуру, у Билла открылся рот и глаза стали размером с чайные блюдца. А любому ясно, что с такими большими глазами тяжело целиться в маленький прицел.

- Сэр, вы говорите по-английски? В Австралии ведь говорят по-английски, не так ли? - не унимался Кун-Гуру, подбираясь ближе к Бешеному Биллу.

У браконьера глаза достигли размера тарелок для супа. И всё же он смог кое-как пошевелить челюстью:

- Да...

И Билл протянул Кун-Гуру коробок спичек, опуская своё страшное ружьё.

- Вы так любезны, сэр, - сказал Кун-Гуру, пряча спички в свою сумку. Позвольте мне дать вам один совет: никогда не смазывайте своё ружьё салом кенгуру - это может повредить вашему драгоценному здоровью!

Бешеный Билл бросил ружьё и побежал прочь, немузыкально крича на одной ноте:

- А-а-а!

И больше его в том районе не видели. А Кун-Гуру стал Героем-Избавителем-От-Браконьеров: почему-то браконьеры стали обходить тот район десятой дорогой.

Соломон замолчал и снова стал полоскать свой клюв в моём холодном чае.

- Что же стало с Бешеным Биллом? - спросил я.

- Разное говорили. Один знакомый Какаду уже в Европе рассказывал моему папе, что видел Билла в Доме-За-Высоким-Забором. В том доме живут Совсем-Странные-Люди. Один из них - дядя с бородой до пояса ходил в детской панамке и всё время играл в песочке. Другой - всё время кричал: "Я - Hаполеон!"

Когда Билл увидел Какаду, он испугался, заплакал и спрятался под кровать. Его успокоила тётя в белом халате. Она сделала ему (совсем небольно!) укол. И Билл заснул с улыбкой на губах!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать