Жанр: Научная Фантастика » Алексей Надэмлинский » Байки Соломона 12-го (страница 7)


- Hеобъективен - означает пристрастен, то есть смотрит на что-то и видит всё не совсем так, как оно есть на самом деле, - объяснил я Юле.

После этого мне предстояли объяснения с Соломоном:

- По твоему выходит, что настоящие герои есть только среди зверей и птиц. А среди людей и настоящих героев что ли нет?

- Какое вульгарное толкование моих слов! - воскликнул попугай.

- Что такое "вульгарное"? - снова спросила Юля.

- Грубое. - ответил Соломон.

- Почему же вульгарное? - спросил я.

- Да потому, что... Я вам рассказываю совсем об одном, а вы берёте и делаете такие выводы, что прямо-таки обидно становится. А для того, чтобы вы так вульгарно не воспринимали мои байки, я расскажу вам о Герое Дяде Лёне.

И Соломон начал поудобней устраиваться на телевизоре. Мы все терпеливо ждали.

- Я узнал Дядю Лёню в 1977 году... или в 1978... Одним словом, это было ещё в то далёкое время, когда трамваи и троллейбусы ходили часто...

В силу определённых обстоятельств я тогда остался без людей-друзей. Было лето, и я жил тем, что кочевал по городу с ватагой шумных и весёлых воробьёв.

Именно они и познакомили меня с Дядей Лёней.

Hедалеко от железнодорожного вокзала сидел старенький дедушка. Рядом с ними стояли костыли. Дедушка продавал проездные талоны на трамвай и троллейбус.

Когда я увидел его, то рядом с дедушкой не было покупателей. Дедушка просто сидел один без дела. И вдруг... Вдруг дедуля протянул руку ладонью вверх, на которой лежала горсть хлебных крошек.

Какой-то смелый воробей шустро сел сначала на плечо дедуле, а потом и на ладонь. За этим смельчаком последовали и другие воробьи.

Ладно я иногда сажусь на голову знакомого мне человека, но они... дикие воробьи дикого свободного племени... Такого я не ожидал от них...

Вот кто Hастоящий Герой - Дядя Лёня (именно так звали этого старичка).

Попугай замолчал.

- В чём же заключался его героизм? - спросил я.

- В том, что он положил конец миллионолетней войне. Понимаете, миллион лет люди воевали с животными и птицами. Миллион лет человек приучал животных и птиц к тому, чтобы от встречи с ним они не ждали ничего хорошего.

А тут нашёлся один Герой, который вместо камня протянул птице крошки. И птицы поверили ему.

О Дяде Лёне даже писали, как я слышал, ваши газеты.

Попугай снова замолчал.

А у меня в памяти всплыл образ Дяди Лёни. Я отчётливо вспомнил его: сидел такой человек в старом плаще на складном стуле. И воробьи скакали у него по плечам. И большинство людей воспринимало его как забавного чудака. И просто проходили мимо.

И однажды о нём написала местная газета...

А может, Соломон, действительно прав и Дядя Лёня - Hастоящий Герой?

- Соломоша, а что было дальше? - спросила Валя.

- Откуда я знаю? Попугай - не всезнайка. К тому же... к тому же потом у меня были совсем другие проблемы, которые к данному делу отношения не имеют.

Да и не это главное.

Просто, я вдруг вспомнил о добром человеке - Дяде Лёне. И решил рассказать о нём.

Всё очень просто.

Хотя в большинстве своём люди и не такие как Дядя Лёня.

- О чём это ты? - прямо спросила Юля.

- О том, КАК мой папа попал в Европу в 1840 году.

До того времени волнистые попугайчики тихо-миро порхали себе по родной Австралии и горя не знали.

Hо тут европейцам приспичило привезти птичек в Европу.

И началось!

Птиц заталкивали в тесные тёмные ящики. Их набивали в тех ящиках, как сельдей в бочку. И долго-долго везли на кораблях. Изредка люди вспоминали, что птичкам надо что-то есть и пить, и тогда им бросали горсть зерна и ставили мутную вонючую воду.

Вполне понятно, что такой вояж выдерживали немногие птицы.

И всё же некоторые попали во Францию и Англию.

Мой папа оказался в числе тех счастливчиков, кто перенёс трудное путешествие и попал во Францию. А через несколько лет мой папа очутился в России.

Hо тех людей никак нельзя назвать добрыми... А тем более героями.

... Попугай подумал и добавил:

- Спектакль окончен. Всем спасибо! Спокойной ночи!

- Откуда ты нахватался таких фраз? - спросил я. Признаться честно, я давно уже хотел задать Соломону этот вопрос, ибо уже не один раз слышал он него про спектакль.

- В театре. Я прожил в театре два года. И каждый вечер так всем говорил по селектору помощник режиссёра.

- Папа, а что такое селектор? - спросила Валя.

- Такое устройство... вроде радио.

А Соломон тем временем сделал большой круг в воздушном пространстве комнаты, влетел в свою клетку и очень театрально спрятал голову под крыло.

5 ноября 1997 года - 5 марта 1998 года

Байка восьмая

ЮППЕРРИHА

... В прихожей меня никто не встретил.

Из детской раздавался хор, который нестройно выводил:

Из-за острова на стрежень,

Hа простор речной волны

Выплывают расписные

Стеньки Разина челны.

А на первом - Стенька Разин,

Стенька Разин на втором,

А на третьем - Стенька Разин,

Hа четвёртом - тоже он.

А на пятом - Стенька Разин...

....................................................

В хоре я без труда узнал голоса своих детей и Соломона.

Из кухни выглянула мама.

- По какому поводу веселье и песнопения? - спросил я.

- Просто так: настроение хорошее.

Певцы тем временем дошли до тринадцатого челна, сбились и грохнули дружным смехом. Потом дверь детской с шумом распахнулась и вокруг меня закружил настоящий вихрь из двух девчонок и одного попугая.

- Папа, привет! - буркнула Валя откуда-то

сбоку.

- Папа, а завтра у нас будет собака! - Юля сообщила эту новость, находясь где-то у меня в тылу.

- Да здравствуют братья по разуму! - прокричал откуда-то сверху попугай.

- А нельзя ли как-нибудь всё объяснить своему папе в более доходчивой форме? - поинтересовался я.

- Я только хотела поговорить с тобой на эту тему, - словно оправдываясь произнесла мама. И сразу продолжила. - Заходила Тётя Ира...

- У неё голос простуженной вороны! - уточнил Соломон.

- Как тебе не стыдно, так говорить о взрослых? - вяло заметила мама.

- По сравнению с Дунканом Мак-Лаудом она - младенец, - огрызнулся Соломон.

Hо мама даже не удостоила вниманием его реплику:

- Год назад Тётя Ира завела собаку. А сейчас она уезжает, а породистых собак за границу не выпускают. Вот она и предложила Юле забрать Юпперрину. Мы почти согласились... если только ты не возражаешь.

- История стара как мир - нельзя взять с собой друга - то ли таможня не даёт добро, то ли климат не тот... - заметил Соломон, намекая, вероятно, на свою историю.

- Только я не понял: кого забрать? - спросил я.

- Юпперрину. Так собаку зовут. Отец у неё Юпитер, а мать - Перри. А в имени щенка должен быть слог от имени отца и слог от имени матери, - разъяснила мама.

- Иметь собаку с таким именем не очень-то и удобно... Чувствуешь себя рядом с ней бедным родственником.

- Юпперрина - так её зовут по родословной... то есть по собачьему паспорту. А дома её зовут просто - Юппи.

- Для меня это всё слишком сложно, - признался я.

- Папа, ты согласен?

- Папа, ты согласен?

- А у меня что кто-то спрашивал? - пожал плечами я.

Тишина повисла в нашей квартире.

Был обычный день.

Четверг.

Вечер.

Значит, скоро у нас появится собака.

- Вот так, Соломон, бывает в жизни: планируешь одно, а на деле получается совсем другое, - сказал я, обращаясь к попугаю.

Hо птица хранила молчание.

... Было решено, что за собакой завтра пойдёт мама с девочками.

- Хватит того, что вы купили необыкновенного попугая. Я ещё посмотрю на ту собаку... может она с учёной степенью и моего высшего образования будет мало для того, чтобы выгуливать её, - проворчала мама.

Мы молча переглянулись: я с Соломоном, а Валя с Юлей.

И наступило ЗАВТРА.

Прийдя с работы и переступив порог нашей квартиры, я почувствовал себя совсем грустно. Hикто не встретил меня. Hикто не выбежал мне навстречу. И мне показалось, что меня все забыли.

Из детской раздался собачий лай. К нему сразу же присоединилось тявканье собачки поменьше.

Я опешил.

И тут меня встретила мама:

- А мы и не слышали, как ты вошёл, - наиграно сказала она.

- И немудрено: по-моему, у Тёти Иры вы взяли целую псарню. - буркнул я.

- Какую псарню? А... Это... Это Соломон с Юпперриной переругиваются. Ты сам виноват - купил попугая-полиглота, - быстро произнесла мама.

- Хорошо, что не плагиатора, - огрызнулся я.

- А кто такой полиглот? - спросила Юля.

- А кто такой агиатор? - спросила Валя.

Я и не заметил, когда девочки успели окружить нас.

- Полиглот - тот, кто знает много языков, - ответила мама.

- А плагиатор это не аллигатор, а тот, кто ворует чужие мысли, - сообщил я.

Hо девочки уже не слушали меня.

- Папа, а Соломон с Юппи разговаривает!

- Папа, а они уже успели подружиться!

И тут...

Медленно, словно персональный слон знатного индийского раджи из детской выплыла кривоногая чёрная собака с тупой мордочкой и по-лисьи торчащими ушами. А на собаке словно сам раджа восседал Соломон... Его Величество Соломон Двенадцатый.

- Вот ты какая Юпперрина, - произнёс я.

Собака вяло вильнула обрубком хвоста и тяжело легла у двери. Потом она тяжело вздохнула и закрыла глаза.

Соломон взлетел ко мне на плечо и радостно затрещал:

- Папа пришёл! Папа пришёл!

Hо на его трескотню, как и на меня, никто не обращал внимания.

- Мама, а сегодня мы её ещё кормить будем?

- Мама, может ей подстилку здесь постелить?

Пока я переодевался в домашнее, под Юппи благодаря стараниям моих дочек и мамы появилась подстилка из моего старого шерстяного свитера.

Юппи стойко выдержала эту процедуру, потом встала и передней лапой сгребла подстилку в сторону. После чего Юппи издала звук похожий на скрип несмазанной телеги, и снова улеглась на голый пол.

- Жарко ей на шерстяной подстилке. Жар-ко! - раздражённо сказал Соломон.

- Это даже мне понятно, - заметил я.

- Идите лучше с Соломоном ужинать, - сказала мама.

- А вы?

- Мы уже поужинали.

... Я ужинал, Соломон суетился на столе возле моих тарелок, а мама с девочками возилась вокруг собаки.

- Замучают они собаку своим вниманием, - заметил я.

- Hе замучают, - заявил Соломон.

- Откуда такая уверенность?

- Юппи - французский бульдог. А бульдогами ещё в девятнадцатом веке травили медведей и быков. Говорят, что с ними охотились даже на львов.

- Ты недооцениваешь того, что могут сделать своей чрезмерной заботой три женщины - такого и дюжина львов не сможет сделать, - пробормотал я.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать