Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Бегство от заката (страница 2)


- Можно осмотреть груз, пилот? - спросил человек с мощными плечами, широкими скулами и шелушащейся кожей, почти невидимой за густой черной бородой. На нем была черная в ржавых пятнах стеганая куртка, перетянутая ремнем, белый широкий галстук и мешковатые желтые брюки, заправленные в меховые ботинки.

Пепин посмотрел на него, желая поприветствовать и выразить свое удовольствие по поводу того, что лицезреет крепко сбитое, мускулистое человеческое существо.

- Пилот? - спросил торговец.

Пепин начал прихрамывая спускаться по трапу. Он посторонился, пропуская этого крепкого человека, который поднимался ему навстречу, чтобы заглянуть в корабль. Еще трое последовали за ним, насмешливо поглядывая на молчаливого лунянина.

Человек пониже Пепина, с узким лицом, похожим на рептилию, в одежде унылого черно-бурого цвета нерешительно приблизился к лунянину, держа в руках рукописный текст. Пепин из любопытства заглянул в него, но слов не понял. Он готов был уже снять перчатки и потрогать рукопись, но все же решил немного подождать.

- Пилот? Когда вы возвращаетесь?

Пепин улыбнулся:

- Я не вернусь. Я прибыл, чтобы жить здесь.

Человек вздрогнул. Он опустил бумагу и повернул голову в сторону, ища кого-то глазами, но, не увидев, стал пристально вглядываться в открытый люк.

- Тогда - добро пожаловать, - сказал он равнодушно, не глядя на Пепина. Потом извинился и быстро засеменил мелкими шагами обратно к складу на площади.

Пепин подождал, пока появится торговец со своими друзьями. На их лицах читалось удовлетворение, они что-то говорили, кивая друг другу. Чернобородый торопливо спустился по трапу и пожал Пепину руку.

- Скажу вам, - он довольно улыбался, - великолепный груз. Я думаю, это сделка месяца: золото и алкоголь - за удобрения. Можно разгружать?

- Как будет угодно, - галантно ответил Пепин, удивляясь этому человеку, который радуется, получив взамен за драгоценные удобрения такую ерунду.

- Вы здесь впервые. - Торговец взял Пепина под руку и направился с ним к складу, куда ушел предыдущий собеседник лунянина. - Как вам нравится наш город?

- Чудесный! Я обожаю его. Я хотел бы жить здесь, - на одном дыхании проговорил Пепин.

- Ха-ха! И это при всех ваших чудесах и удобствах на Луне? Через некоторое время вам будет не хватать всего этого, пилот. Каждый год мы слышим об умирающих городах, уменьшении населения, снижении рождаемости. Нет, я завидую вам, лунянам, вашей безопасности и стабильности. Вам не нужно беспокоиться о будущем, потому что у вас эффективное планирование. Мы лишены этой возможности, мы просто надеемся, что на протяжении нашей жизни ситуация не изменится слишком сильно.

- По крайней мере вы - составная часть натурального мира, сэр, - сказал Пепин несколько неуверенно. - И вы способны адаптироваться к изменениям на Земле. Торговец снова засмеялся:

- Не-ет, мы на Земле все умрем. Мы с этим смирились. Человечество слишком долго жило здесь. Никто не думал, что мы продержимся до настоящего времени, но скоро мы дойдем до точки, дальше которой уже никакая адаптация не поможет. В менее удачливых регионах процесс уже происходит. Человек на Земле вымирает. А на Луне с вами, пока вы имеете свою Систему, этого не случится.

- Но наша Система искусственна, а ваша планета естественна.

Они подошли к складу. Мужчины уже открывали тяжелые ворота. Бочки с удобрениями хранились в холодном темном месте. Человек с лицом рептилии, считавший их, взглянул на Пепина.

- Пилоту положен подарок, - сказал торговец, традиционный благодарственный подарок человеку, который в целости и сохранности доставил груз. Чего бы вы пожелали из того, что у нас есть?

По традиции пилот просил маленький недорогой символический сувенир, и Пепин знал, чего от него ждут.

- Полагаю, вы ведете раскопки древностей в Барбарте? вкрадчиво спросил он.

- Да, там работают наши правонарушители. На месте Барбарта стояло сорок городов.

Пепин довольно заулыбался. Какая история!

- Я читаю книги, - сказал он.

- Книги? - Торговец нахмурился. - Как же, у нас их навалом, лежат где-то. А что, народ на Луне любит читать? Ха-ха!

- А вы не читаете книг?

- Забытое искусство, пилот. Эти древние языки непостижимы. У нас нет ученых, исключая наших старейшин. Но их мудрость - вот отсюда, - он постучал по лбу, - а не из книг. Мы мало пользуемся старыми знаниями, они годились для более молодой Земли.

Хотя Пепин знал это, он все же почувствовал приступ печали и разочарования. Разумом он понимал, что народ Земли не похож на его собственные идеализированные представления о нем, однако сердцем он не мог принять этого.

- Тогда я хотел бы получить несколько книг, - сказал он.

- Столько, сколько влезет в корабль после погрузки нашего груза, - пообещал торговец. - А на каком языке вы читаете? Можете сами выбрать книги.

- Я читаю на всех древних языках, - гордо произнес Пепин. Его соотечественники считали его умение бесполезным. Может, так оно и на самом деле, но ему было ровным счетом все равно. - И нет никакой необходимости грузить их, продолжал Пепин. - Я не вернусь с кораблем. Он полетит на Луну в автоматическом режиме.

- Вы не..? Вы будете как бы постоянным представителем Луны на Земле?

- Нет. Я хочу жить на Земле как землянин.

Торговец почесал нос.

- Ну да, понятно, ну да...

- Есть что-нибудь, что этому мешает?

- О нет, нет. Я просто был поражен тем, что вы решили остаться с нами. Я считал, что вы, луняне, считаете нас примитивами, обреченными на смерть вместе с планетой. Голос его зазвучал слегка обиженно. - Ваши законы на протяжении

веков строго запрещали землянину доступ на Луну. Ни один землянин не был на Луне. Конечно, вы должны заботиться о собственной стабильности. Но почему же все-таки вы решились переносить с нами неудобства нашей не годной для жизни планеты?

- Вы заметили, - сказал Пепин с некоторой осторожностью, - что я не такой, как другие луняне. Я нечто вроде романтического пережитка. А может быть, мои изначальные расхождения с ними повлекли за собой интеллектуальный разрыв, не знаю. Как бы, там ни было, я один среди своих соотечественников обожаю Землю и ее народ. Я тоскую по прошлому, а они все смотрят в будущее - будущее, которое они поклялись сохранять стабильным, как и, по возможности, настоящее.

- Понятно... - торговец сложил руки на груди. - Что же, пожалуйста, живите здесь как гость, пока вам не захочется вернуться на Луну.

- Никогда не захочется.

- Мой друг, - улыбнулся ему торговец, - вы захотите вернуться очень скоро. Живите с нами месяц, год, но, я ручаюсь, больше вы не выдержите. - Он сделал паузу. - Вы найдете здесь массу следов прошлого, ибо прошлое - это все, что у нас есть. Чего у нас нет - так это будущего.

Часы, главная часть Великого Регулятора, отмерили шесть недель, прежде чем Пепина Горбатого всерьез начало беспокоить прохладное равнодушие барбартцев к его персоне. Они были достаточно приятны в общении и хорошо относились к нему, особенно если учесть их скрытую антипатию к лунянам. Но он не завел ни друзей, ни приятелей.

Он наслаждался теми книгами, которые были не связаны с техникой. Он получал удовольствие от чтения поэзии, легенд, исторических и приключенческих книг. Но их было меньше, чем он ожидал, и их хватило ненадолго.

Он занимал комнату в маленькой гостинице. Он привык к тяжелому просоленному воздуху и мрачной окраске всего окружающего, ему начал нравиться сумрак, окутывающий Землю, потому что отражал его собственное настроение. Он бродил по окрестным холмам и смотрел на тяжелые бурые облака, катившиеся к нему из-за горизонта, вдыхал сладковатый запах пальмовых лесов, взбирался на скалы, которые осыпались под действием ветра и соли, но манили к себе, возвышаясь на фоне багряного неба.

В отличие от Луны эта планета еще жила, еще таила для него неожиданности - будь то внезапный налет ветра или странное пресмыкающееся.

Пепин боялся только животных, потому что они стали явно враждебными человеку. Главной формой жизни здесь, помимо человека, был грязевик - гигантская пиявка, которая обычно промышляла у берега, но ее видели все дальше и дальше от моря. Раз заканчивалось время Человека, значит, начиналось время грязевика. Человек вымирал, грязевик размножался. Грязевики передвигались стаями от дюжины до сотни, это в зависимости от размеров особей - они колебались от двух до десяти футов. Одни были черными, другие - коричневыми, третьи - желтыми, но самыми противными были белые, которые выделялись и размером и кровожадностью, а их огромные личинки развивали такую скорость, что могли догнать бегущего человека и повалить его. Когда так случалось, грязевик, как и его предок пиявка, сосал кровь и высасывал ее до конца, бросая совершенно обезвоженный труп.

Раз Пепин, сидя на скале и разглядывая сверху пальмовый лес, видел, как по поляне двигалось стадо грязевиков.

- Приезжают новые жильцы, - сказал он вслух, после того как преодолел спазм тошноты от вида этих тварей. - Земля равнодушна к Человеку. Она не враждебна к нему, но и не дружественна. Она больше не помогает ему. Она про него забыла, у нее новые дети.

Пепин любил побеседовать сам с собой. Когда он был наедине с собственным я, слова лились легко, это было единственное время поговорить.

Пепин пытался поговорить с Копом, торговцем, и другими людьми, проживавшими в гостинице, но, хотя они были достаточно обходительны, после его вопросов, его утверждений, его доводов начинали хмуриться, задумываться, а потом быстро прощались.

Один из них, с мягкими манерами и весьма дружелюбный, средних лет, сутуловатый человек по имени Мокоф, делал все, чтобы понять Пепина, но так и не смог.

- Вы так говорите о прошлом и о философии, что будете более счастливы в странном городе Ланжис-Лиго, что у моря, с чувством сказал он однажды, когда они сидели возле гостиницы за кружками с вином, глядя на играющие струи фонтана в центре площади.

Пепину приходилось слышать о Ланжис-Лиго, но у него в голове было столько других новых впечатлений, что он пропускал название города мимо ушей. Сейчас у него приподнялась бровь, тонкая, почти невидимая.

- Однажды я познакомился с человеком из Ланжис-Лиго, продолжал Мокоф в ответ, - у него было странное имя, я забыл его. И шрам на лице. Он попал тут в неприятность - поел в неположенное время и спасся только тем, что отремонтировал наш Великий Регулятор. Мы теперь ничего не знаем об этих машинах. Он верил, что может перемещаться во времени, хотя я что-то не убедился в этом, пока он был здесь. И, я слышал, все люди в Ланжис-Лиго вроде него - чудаковатые, что ли. Ничего не знают о часах, например, никакого представления об измерении времени. Их руководителя зовут Хронархом, и живет он в Доме Времени, хотя, грязевик их знает, что они так подчеркивают это слово - "Время", вовсе не различая его.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать