Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Данилов » Смерть за плечами (страница 38)


— Ладно, извинения приняты, — кивнул я и спрятал стилет. — Так ты вернешь мне меч?

— Возможно, мы сможем договориться… Поговорим завтра на празднике! — Темный эльф отвернулся. Я понял, что разговор окончен, и направился к высоким золотым дверям, за которыми ждали меня друзья. — И передай тому юному волшебнику, что сопровождает тебя под видом одного из моих слуг, — донесся до меня тихий голос эльфа, — пусть учится скрывать свою силу, если не хочет привлечь к себе внимание всех, кто хоть немного сведущ в магии.

Я удивился — какая у Энди сила? Он мой меч двумя руками с трудом поднимает. Может, темный эльф его с Гунартом перепутал?

Глава 16. ПРАЗДНИК ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ЛЕТА

Рил плакал. Он не умирал, а сидел за столом в нашей детской над уроком по чистописанию, сидел и плакал. Слезы ручьями текли по его чумазым щекам и капали на аккуратно выведенные руны. Чернила расплылись, но Рила это не беспокоило. У него было какое-то горе.

— Терпеть не могу, когда ревут! — презрительно фыркнул я.

Рил взглянул на меня и разрыдался еще сильней.

— Тебя убьют, — всхлипнул он.

— Ну и что? — принялся успокаивать я братишку. — Ты же мне приснился, чтобы предупредить. Ты и раньше так делал. Благодаря тебе я все еще жив.

— Раньше я знал, как тебе спастись, а сейчас не знаю, — опять захныкал Рил. — Знаю только, что ты погибнешь…

— Надеюсь, в бою? — Этот вопрос волновал меня больше всего.

— Да. Ты будешь сражаться со странным человеком, высоким, с длинными белыми волосами, красными глазами и остроконечными ушами. Нет, не с человеком, с эльфом.

— С темным эльфом. И ты хочешь сказать, что темный эльф меня убьет?

— Да. Я вижу его меч, такой красивый, горящий, как огонь. И вижу, как ты падаешь от его удара. Умоляю, откажись от поединка, если это возможно…

— Верни мое лицо, колдун, я хочу побриться! — Недовольный голос Гунарта Сильного вернул меня в реальность.

Оказывается, я спал, как это нередко бывало, развалившись в мягком кресле. Роксанд в таких случаях любил поиздеваться. «Люди спят, лежа в постели, — говорил он, — лошади — стоя в стойле, а Рикланд — сидя в кресле». Жаль, что я так и не воспользовался предоставленной мне роскошной постелью, на которой теперь нахально развалился Крайт, потому что, не особенно доверяя темным эльфам, собирался бодрствовать до утра. Увы, ничего из этого не вышло. С тех пор как меня перестали мучить кошмары, вынуждавшие пробуждаться от собственного крика, заставить себя не спать несколько суток подряд становилось все труднее и труднее. К тому же раньше, чтобы не думать о том, как мне хочется спать, я мог повозиться с оружием, а теперь его не было — перед тем, как бросить в темницу, у меня все отобрали, да так и не вернули. Так что я проскучал всю ночь, разглядывая руны, вытравленные на стилете, гобелены, прикрывавшие стены, расписанный бесподобными картинами потолок или просто пялясь на огонь в камине, а под утро не выдержал и заснул.

— Ты слышишь, колдун?

Темный эльф, в которого Энди превратил Гунарта, с кислым выражением рассматривал в огромном зеркале, украшавшем стену моей шикарной спальни, свое лицо, на котором не было даже признаков щетины.

— Зачем тебе бриться, ты же теперь эльф! — удивился Стин.

Гунарт провел рукой по совершенно гладкой щеке.

— Надо, — уверенно заявил он.

— Плюнь, — лениво проронил Глыба. — Все равно под этой маской не видно…

— На ощупь брейся, — посоветовал Крайт, приоткрывая один красный раскосый глаз. Вот кто всегда следил за своей внешностью и мог привести себя в порядок хоть в полной темноте, хоть верхом на скачущей лошади. Среди девиц Черного замка Крайт считался первым красавцем, хотя, я подозреваю, не из-за смазливой физиономии, а из-за обилия золотых украшений, которыми он был увешан с ног до головы. Он и мне обожал давать советы вроде: «А тебе, Рик, если ты хочешь выглядеть хоть чуточку старше, лучше тоже сбрить тот детский пушок над верхней губой, который ты гордо именуешь усами. Он выдает твой возраст с головой, как зубы у лошади!» Я с легким содроганием ждал, что Крайт снова брякнет что-нибудь подобное, но, хвала богам, он ничего сказать не успел. Энди, который сидел, уткнувшись носом в какую-то вещицу, лежавшую у него на коленях, и как будто не слышал нас, внезапно приложил палец к губам:

— Помолчите, сюда идут!

Остатки сна как рукой сняло. Я лихорадочно обшарил глазами отведенные нам покои, остановив взгляд на каминных щипцах.

— Не вздумай проломить кому-нибудь голову этой железякой, Рик! — уловил ход моих мыслей Энди. — На тебя никто не собирается нападать.

Темный эльф, появившийся в дверях, был один и действительно не собирался на меня нападать. Наоборот, он был сама любезность. Зато меня разобрал безудержный смех, когда он исполнил передо мной какой-то замысловатый танец. Признаться, я принял его за шута, причем за шута талантливого — уж больно высокомерное выражение царило на его лице во время этого представления. На самом же деле он оказался кем-то вроде Главного Королевского советника и явился, чтобы официально пригласить меня на праздник последнего дня лета. Правда, должность его имела другое название, какое-то заумно-эльфийское — Верховный министр, но смысл оставался тем же. А замысловатые прыжки и приседания, как выяснилось, считались у эльфов почтительным приветствием. Позже, некоторое время пожив в Сумеречной долине, я привык к эльфийским изысканным поклонам, но поначалу, кажется, чуть не обидел своим неуместным хохотом это высокопоставленное лицо с непроизносимым именем. Хорошо, что Энди вовремя одернул меня.

— Перестань ржать, как лошадь! — шепнул он, как бы невзначай оказавшись рядом.

— Не могу, мне смешно!

— Дурак! Тебя встречают

как почетного гостя, а ты смеешься над их обычаем! Темные эльфы и без того считают людей дикими варварами, вроде орков…

Сравнение с орком мне совсем не понравилось. Мне даже смеяться расхотелось. Я вдруг решил блеснуть безукоризненным воспитанием и доказать, что никакие мы, люди, не варвары. Я учтиво поклонился, без всяких там подскоков и выкрутасов, а вполне по-человечески, и старательно выговорил эльфийское приветствие, которому меня в детстве научила Линделл. Наверное, у меня неплохо получилось, потому что эльф удивленно поднял брови и что-то мне ответил. На своем языке, естественно.

— Он говорит, что приятно поражен твоей образованностью, столь удивительной для такого не в меру веселого молодого человека, — шепнул Энди.

— Можешь объяснить этому эльфу, что мой смех является исключительно следствием моей великой радости по поводу его появления, ну или что-нибудь в этом роде? — так же тихо попросил я его. — Скажи, что у нас такой обычай — выражать смехом положительные эмоции. Да, и придумай, почему я не буду продолжать разговор на эльфийском.

Энди искоса взглянул на меня. «Быстро же ты научился врать!» — было написано на его ехидной эльфийской физиономии.

«Это не вранье, а дипломатия», — громко подумал я.

Энди едва заметно усмехнулся, подмигнул мне и обратился к темному эльфу с длинной речью на эльфийском.

После ухода Верховного министра темные эльфы так и повалили в мои покои, предлагая свои услуги. Думаю, им просто было любопытно. Сначала пожаловала целая толпа слуг, принесших завтрак. Потом пришел портной и, заявив, что моя одежда изрядно истрепалась в дороге, принялся снимать с меня мерки, чтобы сшить к празднику что-нибудь поприличнее. Не успел он закончить, как появились очаровательные танцовщицы в сопровождении сразу трех эльфийских менестрелей. Танцовщицы напомнили мне русалок, только те танцевали в тиши ночного леса, а эльфийки под звуки древних, как сами эльфы, баллад, в которых я не понимал ни слова…

Эльфы оставили нас одних только в полдень.

— У эльфов принято отдыхать после обеда, — объяснил Энди.

— После обеда? Тяжелая работа, нечего сказать! — рассмеялись мы с Крайтом.

— Хорошая мысль, — заявил Глыба, заваливаясь на мою кровать. Кажется, этот человек мог спать круглосуточно.

— Пойдем побродим по замку, — предложил я. — Может, удастся найти Лин…

— Или сокровищницу, — подхватил Крайт.

— Пошли, — с готовностью согласился Энди. — Только надень на шею этот амулет. — Он протянул мне маленький серый камешек, со всех сторон покрытый рунами. — Я давно собирался изготовить для тебя что-нибудь подобное, с тех самых пор, как мой старик лишил тебя воли. Король темных эльфов, по-моему, колдун, а этот амулет защищает от магии.

— Ты хочешь сказать, меня больше никто не сможет заколдовать?

— Надеюсь, никто. По крайней мере, мой старик точно не сможет ни усыпить, ни подчинить своей воле. Даже я вряд ли смогу тебя исцелять, пока ты носишь амулет…

— Замечательно! — Мой восторг не могла умерить даже легкая дурнота, почти как с похмелья, которую я почувствовал, как только взял в руку маленький камушек, подобранный Энди где-то в горах и собственноручно им расписанный волшебными рунами. Я был готов до конца жизни не расставаться с этим амулетом. Теперь я неуязвим! Рил ошибся. Никакой темный эльф не сможет меня убить, предварительно заколдовав!

— Хотя, боюсь, он не защитит тебя от боевой магии, — слегка охладил мою радость Энди. — Я не проверял, но мне кажется, что та же элементарная молния, например, поражает человека независимо от того, есть ли у него защитный талисман или нет.


Мы шли по длинной галерее, которая была вся совершенно прозрачная, даже пол. Галерея эта тянулась на невообразимой высоте, соединяя две башни замка. Мы бродили по замку уже несколько часов, но покои Линделл так и не нашли, и я надеялся встретить сестру именно в той, дальней башне.

— Тот эльф, которого я усыпил, должен быть мне благодарен. Он спит себе спокойно, а я ему за это время должность советника по иностранным делам обеспечил, — хвастался Энди, гордо вышагивая рядом со мной. Наверное, чувствовал себя умнее всех темных эльфов, вместе взятых. Или мне так казалось из-за надменного выражения его эльфийской физиономии. — Ведь кем он был — простым охранником. Ну ладно, не простым — сотником. А теперь будет заседать в Совете! Этот Верховный министр так и сказал, — лучшей кандидатуры на эту должность не найти! Здорово, правда? Я его убедил, что так хорошо изучил человеческие обычаи, пока охранял зал Встречи Четырех Стихий. Это у них так тот зал называется, куда мы попали.

— Сомневаюсь, что этот облагодетельствованный тобой эльф долго продержится на своей высокой должности. Скорее всего, до первого же заседания Совета, на котором зайдет речь о человеческих обычаях, с которыми он так плотно познакомился, — поморщился я. — Если король вообще соизволит назначить его на эту должность.

— А почему бы королю не послушать своего министра?

— Да потому, что этот король с первого взгляда распознал в тебе мага. Он даже сказал: «Передай тому юному волшебнику, чтобы он учился скрывать свою силу». Хотя какая у тебя сила? Я в семь лет сильнее был…

— Волшебная, Рик. Та сила, которой у тебя не было и не будет! — с обидой сказал Энди. — Выходит, тому бедняге из-за меня влетит?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать