Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Данилов » Смерть за плечами (страница 57)


Обстановка чем-то напомнила мне родной замок. Стражники в парадных доспехах стояли у дверей, сжимая в руках алебарды. Придворные в вычурных одеждах будто бы на миг прервали беседу и задумались. Только слуги, пять веков назад спешившие накрыть столы, или служанки, вытиравшие когда-то пыль или поливавшие цветы, выглядели несколько странно, замерев в неестественных позах. Но ни стражники, ни слуги, ни придворные не таили в себе угрозы. Все они были мертвы и рассыпались в прах даже от легкого прикосновения. И призраков вокруг не было. Их присутствие сразу почувствовал бы наш полуэльф. Вокруг мельтешили только вполне безобидные летучие мыши, да вездесущие пауки появлялись иногда на узорчатой паутине, рваной вуалью прикрывавшей ухмыляющийся череп какой-нибудь разряженной в ветхие кружева придворной дамы или худой рыбацкой сетью окутывавшей стройное тело мраморной богини.

Не могу сказать, сколько проплутали мы по этому лабиринту смерти и великолепия, времени здесь, по-моему, вообще не существовало, но, вероятно, очень долго, потому что даже я валился с ног от голода и усталости.

— Как вы думаете, сейчас ночь или уже следующий день? — внезапно спросил Стин, когда, распахнув одну из дверей, мы очутились в комнате, представлявшей собой нечто среднее между опочивальней и библиотекой. По крайней мере, и огромная кровать, и полки с книгами в ней присутствовали.

— Неделя прошла, не меньше, — отозвался Крайт. — Я бы сейчас прямо на этой древней постели заснул. Только боюсь, что проснусь таким же скелетом, как все здесь. И жрать охота. Может, вернемся в долину, отдохнем, перекусим…

Неудачное время выбрал Крайт для подобных предложений. Предложи он то же самое чуть раньше, и я бы с радостью согласился. Но сейчас…

— Среди этих книг может оказаться та, о которой говорил темный эльф, а ты хочешь, чтобы я прямо сейчас взял и ушел отсюда?! Да ты вообще в своем уме? — накинулся я на беднягу.

— Слушай, Рикланд, — возмутился Крайт, с размаху опускаясь на край необъятной постели. — Я, конечно, тебя давно знаю и прекрасно понимаю, что ты не успокоишься, пока тут все вверх дном не перевернешь. Но, в отличие от тебя, я не железный. Это ты можешь не спать и не есть демоны знают сколько и при этом еще бегать как шальной или сражаться. Но ты принц, герой и все такое, а я простой человек и устал до смерти!

— И я тоже, — поддержал его Стин. — Или место тут какое-то недоброе, сон нагоняет. Пойдем, Рикланд, отдохнем в долине, а утром вернемся с новыми силами.

— Давайте так, — предложил я. — Вы возвращайтесь, а я останусь здесь. Меня почему-то не оставляет ощущение, что случится что-то важное. Только, когда будете возвращаться, поесть мне принесите. Ладно?

Друзья ушли, правда, лишь после того, как поняли, что меня им с собой не утащить никакими силами, а я принялся перебирать книги на полках. Какую-то из них я должен принести темному эльфу. Книги были тяжеленные, в переплетах из тисненой кожи, в основном эльфийские. Любая из них могла оказаться волшебной книгой Данквила. Но, пролистав, я ставил их обратно. Я не мог прочесть ни слова, однако что-то подсказывало мне, что не те это книги.

Я провел несколько часов за этим высокоинтеллектуальным занятием, пока очередная книга, вместо того чтобы послушно покинуть отведенное ей место, уперлась, как строптивая кобыла, и потянула за собой всю полку целиком. Раздался щелчок, и стена с книгами ушла в сторону.

«Прямо как в Черной башне», — подумал я, снял с ближайшей стены факел, шагнул в открывшийся проход и чуть не наступил на останки Данквила. В том, что это был именно он, сомнений не было. По крайней мере, на безглазом черепе все еще держалась корона верховной власти, по преданию врученная первому королю Запределья самими богами, а через прореху в золотых одеждах, залитых кровью, которая превратилась от времени в бурую пыль, виднелись ребра, явно пострадавшие от удара меча. Перешагнуть через прах своего великого предка я не решился, так и застыл в растерянности на пороге какой-то необъятной магической лаборатории, дальняя стена которой терялась во мраке. Не так я себе все это представлял. Честно говоря, я надеялся, что Данквил окажется призраком вроде старины Роксанда, думал, появится он и расскажет, как снять проклятие, а заодно подскажет, где взять кристалл и книгу. Почему-то я был уверен, что сумею с ним договориться. Но как договориться с кучей костей, пока над ней не поколдовал черный колдун?

— Эх, Данквил, Данквил, — печально проговорил я. — Я так рассчитывал на твою помощь, а ты… — Я с горечью вздохнул. Глупо разговаривать со скелетом, готовым рассыпаться в пыль, но желание излить душу хоть кому-нибудь было непреодолимым. — Услышь меня, Данквил! Неужели пророчества лгут и потомки Ознабера навеки останутся проклятыми? — взывал я к древним гостям. — По-твоему, дети должны расплачиваться за ошибки отцов? Но я не хочу убивать своего отца из-за того, что на тебя когда-то поднял руку твой сын! Не нужна мне его корона! Знаешь, чего бы я хотел больше всего? Чтобы он был здоров!

Я точно знаю, что магические способности у меня отсутствуют начисто. Тем не менее слова мои возымели действие не хуже, чем заклинание моего лучшего друга Энди. Факел погас, как от порыва ветра, дверь за спиной с протяжным скрипом затворилась, а кости Данквила вспыхнули ярко-синим пламенем, почти ослепив меня, и тут же потухли, оставив удушливый дым да слабо мерцающие искры на

полу, постепенно складывавшиеся в буквы: «Откровения приходят во сне».

— Вот спасибо, родной, — зло проворчал я. — Мало того что все, кому не лень, с детства пытаются заставить меня спать, еще ты тут со своими откровениями!

Ну как не может понять Данквил, что не могу я позволить себе такую роскошь! Ведь если я усну, погибнет Крайт или Стин или Энди окажется во власти черного колдуна… Но если не снять проклятие, в конце концов погибнут все, кого я люблю… И отец… Ну почему мне всегда приходится выбирать меньшее из двух зол? И какое из них меньшее? Ладно, выберу после… Сначала волшебный кристалл и книга… Это явно магическая лаборатория. Они должны быть там… Вернусь, зажгу факел… Где-то здесь должен быть рычаг… Должна же эта треклятая дверь как-то открываться… Прав Стин, недоброе это место, сон нагоняет…

Мысли путались, как после веселой пирушки. И голова кружилась. Наверное, от магии. Здесь, рядом с лабораторией, ее присутствие ощущалось особенно сильно. А может, от нестерпимой духоты и едкого вонючего дыма, так и норовившего выесть глаза. Я лишь на миг прикрыл их и почти сразу увидел Данквила.

Он стоял передо мной, с виду вполне живой и похожий скорее на моего отца Ролмонда на портрете в Галерее славы, чем на привидение.

— Странное место ты выбрал для встречи со мной, юноша. — Данквил поморщился, с отвращением разглядывая не отличавшуюся изысканностью обстановку камеры пыток и краснолицего демона с бараньими рогами, перебиравшего свои железяки у раскаленной жаровни.

Я чувствовал себя очень неловко. Место действительно не особенно годилось для бесед с великим королем, но что я мог поделать, если он пожелал общаться со мной именно в моем сне. Не мог я ничего изменить. Я был крепко-накрепко прикован к стене цепью толщиной в два пальца и, к моему великому сожалению, был не настолько силен, чтобы разорвать ее, как Гунарт. Оставалось успокаивать себя мыслью, что темный эльф был не в лучшем положении в. темнице Черного замка, но не уронил при этом своего королевского достоинства, по крайней мере в моих глазах.

— Если не возражаешь, мы продолжим беседу в моих апартаментах, — говорил тем временем Данквил.

— Не возражаю, — с готовностью согласился я.

— Договорились, — расплылся в гадкой улыбочке демон. — После беседы заглядывай. А я пока поработаю вот с этим красавчиком, рожу его эльфийскую подправлю. Если, конечно, ты не захочешь сказать мне перед уходом, где прячешь мальчишку…

Демон, ловко подбрасывая в лапе раскаленные щипцы, направился к Стину. А я ведь мог бы поклясться, то мгновение назад у противоположной стены никого не было.

— Данквил, ваше величество, во имя всех богов спаси Стина! — взмолился я. — Возьмем его с собой, а то этот баран замучит его до смерти!

Данквил взмахнул плащом, как крылом огромной птицы, и комната преобразилась, превратившись из камеры пыток в лабораторию, определенно ту самую, до которой я так и не дошел накануне. Я опустил руки, цепей на них больше не было. Стин стоял у противоположной стены и удивленно озирался по сторонам. Все было бы прекрасно, если бы не рогатый демон. Он как шел, так и продолжал идти к Стину, поигрывая раскаленными щипцами.

— Ко мне, Стин! Беги от него! — завопил я.

Стин метнулся в сторону, но демон оказался проворнее. Он взмахнул неизвестно откуда появившимся в волосатой лапе кнутом, и полуэльф растянулся на полу с накрепко скрученными ногами.

— Прости, Данквил, — бросил я своему великому предку, одним прыжком перемахнул через стол, занимавший всю центральную часть лаборатории, угостил демона парой полновесных ударов, получил в ответ оплеуху, от которой перелетел через тот же стол, только в обратном направлении, сметя по пути добрый десяток склянок и бутылок с разноцветными жидкостями. Но, разумеется, тут же вскочил на ноги и запустил в рогатую голову первым подвернувшимся под руку тяжелым предметом. Кажется, это был свинцовый слиток величиной с кулак. Он угодил демону прямо в лоб, между рогов, отчего тот с хрипом свалился на пол и затих. Я бросился к нему, чтобы окончательно вышибить дух из ненавистного мучителя, но меня остановил недовольный голос Данквила.

— Твое поведение возмутительно, принц! — высокомерно заявил он.

— Ничего не поделаешь, такие уж у меня сны, — огрызнулся я.

— Я веду речь не о снах, а об этикете, о котором ты, видимо, позабыл в своих странствиях. Возможно, у тебя не было времени на почтительный поклон при нашей встрече, но ты мог хотя бы извиниться за тот беспорядок, что устроил в моей лаборатории. Или тебя воспитывали на конюшне?

— Бывало, что и там, — съязвил я. — Но в основном в казармах и кабаках.

Терпеть не могу, когда меня отчитывают, сразу хочется надерзить в ответ.

— Не сердитесь на Рикланда, ваше величество, — вступился за меня Стин, видя, что Данквил побелел от гнева. — В два года он потерял мать, а отец, пораженный тяжелой болезнью, не мог уделять ему внимания. Он рос среди солдат и воспитание получил соответствующее…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать