Жанр: Боевая Фантастика » Сергей Данилов » Смерть за плечами (страница 9)


— Так надо, Малыш! — сказал он, вскакивая на коня. — Я не могу взять тебя с собой. Ты нужен здесь. — И Ленсенд ускакал, а мне стало так обидно, просто хоть плачь, как Нейл с рудников!

Правда, потом мне стало не до копания в собственных чувствах, потому что опять, как и во всех моих снах, до меня донесся жалобный крик братишки, и я помчался на помощь.


— Почему ты никогда не можешь проснуться по-человечески? Обязательно надо орать на весь лес! — недовольно проворчал Энди.

Я промолчал. Голова еще кружилась после магии, и в ушах неотвязно звучали последние слова Рила: «Найди письмо Линделл».

— Да очнись ты! — потряс меня Энди. — Ты дождешься, что мой старик в самом деле тебя обнаружит!

— Где же Лин могла оставить мне письмо? — пробормотал я, спрашивая скорее себя, чем маленького волшебника, но Энди решил, что вопрос адресован ему.

— Ты можешь хоть до чего-нибудь додуматься сам? — набросился он на меня. — Не могу я больше колдовать! Мало того что из-за тебя пришлось лечить этих бедолаг, которых ты покалечил, так ты еще хочешь, чтобы я читал мысли какой-то Лин, которую в глаза не видел! К твоему сведению, мои силы не безграничны, а меня сейчас еще мой старик колдовать заставит!

— А какого лысого демона, — вспылил я, — ты меня-то усыплял, колдун недоделанный!

— А ты что, прикажешь мне для каждого отдельное заклинание творить? Я, между прочим, за тебя испугался. У тебя в голове творился такой первозданный хаос, что я испугался — то ли ты свихнулся, то ли умираешь.

Я так и прыснул:

— Говорил тебе, не суй свой любопытный нос в мои мысли! Кстати, этих, как ты говоришь, бедолаг мог бы и не лечить. Думаешь, король их похвалит за то, что они меня упустили, а сами остались целыми и невредимыми? Свежие раны были бы для них неплохим оправданием, а так, как минимум их выгонят со службы, а то и вообще казнить могут!

— Об этом я не подумал, — вздохнул Энди. — А может, пусть они забудут, что тебя видели?

— Ты же колдовать не можешь! — ухмыльнулся я, но, глядя на погрустневшего Энди, добавил: — Не волнуйся, насчет забыть они и сами додумаются, не маленькие. А если тебе так хочется сделать доброе дело, вылечи Крайта…

Энди ушел. Я не стал его больше задерживать, и так он провозился со мной столько, что черный колдун, наверное, уже обыскался его, если, конечно, перестал разыскивать меня. Мы договорились встретиться после церемонии в «Сломанном мече», и я, перешагнув через крепко спящих стражников, отправился бродить по лесу и обдумывать планы на будущее.

Планов было хоть отбавляй, и я никак не мог выстроить их в хронологическом порядке. Убить дракона без огненного меча вряд ли удастся. Значит, надо ловить темного эльфа, а он, скорее всего, уже в Сумеречной долине, единственный путь в которую, насколько я знаю, проходит через ущелье Потерянных Душ, куда соваться без Энди бесполезно, пока он не расколдует Роксанда. До церемонии посвящения осталось три дня, которые я могу посвятить личным делам, забыв на время о спасении человечества. Для начала надо забрать Счастливчика из конюшни, если, конечно, его не вздумали оставить жить во дворе замка, в чем я лично сомневаюсь. Потом отправиться в замок Ленсенда и поинтересоваться судьбой его дочери. Может, она еще жива, и я должен позаботиться о ней, как обещал. Я плохо представлял себе, как положено заботиться о маленьких девочках, но обещание есть обещание, его надо выполнять, раз уж дал. А потом, это странное письмо Лин. Где оно может быть?

Так я брел по лесу в направлении королевских конюшен, обходя стороной дороги, где меня могла поджидать очередная засада, пока не сообразил, что ноги привели меня к Дуплистому дереву — многовековой сосне, весь ствол которой был испещрен дуплами разного размера и глубины. Когда-то моя сестрица Линделл придумала замечательный способ научить меня читать. Она оставляла мне послания в одном из дупел этого дерева, а я, находя их, честно думал, что мне пишет письма маленькая фея, никому их не показывал и читал сам, пока не задумал подкараулить фею, чтобы познакомиться с ней лично, и не застал Линделл на месте преступления. Здорово я тогда на нее разозлился, даже чтение забросил, пока Ленсенд не подсунул мне «Хроники Фаргорда» со всеми описанными там войнами.

Почему-то я сразу понял, что письмо от Лин должно быть здесь. Я пошарил в дупле и, прямо как в детстве, вытащил обрывок бересты. Но, едва развернув записку, почувствовал на себе недобрый взгляд, и из-за деревьев показалась зловещая фигура черного колдуна.

— Это дерево слишком приметно, чтобы за ним прятаться, мальчик, — засмеялся он скрипучим старческим смехом и, подняв посох, принялся выкрикивать очередные волшебные слова.

«Ну сколько можно издеваться над человеком? — скорее раздраженно, чем испуганно подумал я. — Скоро тошнота станет моим обычным состоянием. Эх, заткнуть бы ему рот, как это сделали наемники Сегарта с Энди. А почему бы и нет?» Я поднял с земли раскрывшуюся сосновую шишку и изо всей силы метнул в Повелителя тьмы. Я всегда отличался отменной меткостью, и с пары десятков шагов положить сосновую шишку в раскрытый рот не в меру болтливого старикашки мне ничего не стоило. Черный колдун захлебнулся на полуслове и замолчал. Я подскочил к нему и старательно связал руки кожаными шнурками, которыми старик пользовался для ношения своих многочисленных магических амулетов.

— Топай в замок, старик. — Я добродушно

похлопал колдуна по костлявому плечу. — И не вздумай преследовать меня и дальше. Запомни, я пощадил тебя исключительно ради Энди. Должен же ему кто-то вручить посох. Но в следующий раз я не буду таким добрым! — Прислонив к Дуплистому дереву выпавший из рук старика посох, я отправился своей дорогой, ужасно довольный собой.

Правда, после прочтения письма от сестры мое жизнерадостное настроение улетучилось как дым. «Рик! — было нацарапано на бересте. — Я потеряла ребенка и мужа, меня преследуют отец и ненавистный Готрид. Жить больше нет сил, а умереть не хватает духа, поэтому я ухожу в Сумеречную долину. Темные эльфы примут меня. Выполни мою последнюю просьбу: похорони тела Ленсенда и Энлики, чтобы они могли попасть в Лучший мир. Прости и прощай. Твоя сестра Линделл».

Занятие мне предстояло унылое. Обычно я старался увильнуть от похоронных обрядов, как и от всего, что доставляло мне мало радости, но сейчас чувствовал, что просто обязан выполнить просьбу Лин. «Это я во всем виноват! — с отчаянием думал я. — Если бы мне не приспичило на этот турнир, еще неизвестно, чья голова покатилась бы к трону, но уж точно не Ленсенда!»

В таком кислом расположении духа я нагрянул в королевские конюшни. Как и множество других хозяйственных построек Черного замка, которые его древним строителям не удалось впихнуть в Черную скалу, конюшни располагались прямо в лесу на берегу Королевского озера за высоким частоколом. Вокруг частокола иногда прогуливались стражники, делая вид, что охраняют Королевский двор, как то ли в шутку, то ли всерьез именовалось это скопище строений. С моей точки зрения, занятие это было бесполезное. Что с такой охраной, что вообще без нее, захватить королевские конюшни — пара пустяков. Но мое мнение по этому вопросу никого не интересовало. Я, естественно, захватывать конюшни со всеми лошадьми не стал, а ограничился тем, что, перемахнув через частокол, позвал Счастливчика, который с радостным ржанием помчался ко мне, напугав до полусмерти конюхов. Как я и предполагал, привязывать моего коня дураков не оказалось. Все знали, что такого обращения он не потерпит ни от кого, разве что от меня, да и то если я сумею ему доступно объяснить, что это жизненно необходимо.

На конюшне никому не было дела до моих недоразумений с отцом, черным колдуном и наемниками лорда Сегарта. Пока я седлал коня, конюхи пытались поднять мне настроение, наперебой рассказывая последние новости, целиком и полностью подтверждавшие мое мнение, что увести лошадей с королевских конюшен проще простого.

— Я тогда здорово набрался! — вдохновенно повествовал старый Васк. — Король вроде свадьбу дочери праздновал и всех поить велел без меры. Вроде как чтобы радовались все. А чему тут радоваться, когда, говорят, невеста на эту свадьбу как на смерть шла. Да ладно, я не об этом. Сбежала она, и пусть с ней будет удача! Я про этих, которые ночью приперлись да лошадей забрали. Одного я сразу признал — полуэльф, который лет пять назад здесь околачивался да про мальчишку черноволосого расспрашивал. Я ему тогда сразу сказал: «Это ты небось ученика нашего колдуна ищешь! Иди, говорю, отсюда подобру-поздорову и не приходи больше!» Ан нет, опять пришел, да не один, а каких-то разбойников бородатых с собой привел, да все больше стариков. Я уж подумал, может, колдуны какие? А один на рожу — точно разбойник, саблю мне к горлу приставил, кривую такую саблю, вроде орочьей, и говорит: «Давай нам лошадей, а то сейчас горло перережу!» А я спьяну-то перепугался до смерти и говорю: «Да берите что хотите, люди добрые, только меня, старика, пожалейте!» Ну они лошадей-то и увели, да все больше никчемных. Только разбойнику этому проклятому Ласточка приглянулась, он ее и забрал. Я думал, король меня собакам скормит, да ничего, обошлось. Видно, других забот у него невпроворот.

Все это Васк выложил мне на одном дыхании, пытаясь расчесать Счастливчику хвост и ловко уворачиваясь от копыт, которыми тот пытался угостить его вместо благодарности. Я попытался выяснить, был ли среди этих так называемых колдунов лорд Филиан, потому что догадался, что это была компания заключенных, выпущенных мной из темницы, но ничего вразумительного от Васка не добился. Я приставал к нему с расспросами до тех пор, пока один молоденький парнишка из младших конюхов не сказал, что видел старика, точно соответствующего моему описанию. Он уверял, что старик уехал вместе со всеми и лошадь у него была вполне приличная. Кажется, это была единственная утешительная новость за последние дни.

Неприятные дела всегда хочется отложить на потом, и я как мог оттягивал сомнительное удовольствие отправиться в замок Ленсенда, возможно, разрушенный и, возможно, полный трупов. Я заглянул в кузницу, чтобы перековать Счастливчика, оскорбленного до глубины души таким поворотом событий, и провел там почти полдня, рассматривая оружие, после чего, не удержавшись и все-таки купив несколько неплохих метательных ножей, поспешил в «Сломанный меч», заверив свою назойливую совесть, что иначе умру от голода.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать