Жанр: Исторические Любовные Романы » Сильвия Торп » Романтичная леди (страница 20)


– Может, и вернете, мистер Рэйвиншоу, сдается мне, украв ваш экипаж, бандиты сами себя перехитрили. Драгоценности и деньги легко припрятать, но упряжка из четырех лошадей – это уже совсем иное дело. Я составлю подробный список всего украденного у вас и у молодой леди. Это облегчит поимку воров.

Они все еще занимались составлением списка, когда вошел слуга и объявил, что карета ждет у двери.

Гай тут же поднялся.

– Простите меня, полковник, но денежный вопрос может подождать. Я не успокоюсь, пока мисс Крессуэлл не окажется под крышей вашего дома.

Прибыв через пятнадцать минут в «Розу и корону», он обнаружил, что беспокоился не напрасно. Ни хозяина, ни хозяйки не было в комнате, а Каролайн пыталась отклонить все более и более бесцеремонные знаки внимания со стороны мускулистого типа, одежда которого и инструменты в сумке, лежащей у ног, говорили о том, что он лудильщик. Гай окинул сцену взглядом, схватил лудильщика за шиворот, стащил со скамьи и сбил с ног. На незадачливого ухажера посыпался град горшков и кастрюль с полки.

Раздавшийся грохот заставил хозяина бросить дела в саду и примчаться на шум. Он обнаружил ошалело озиравшегося лудильщика, сидящего на полу среди обрушившихся на него полок, и странного незнакомца, явно намеревавшегося сбить того с ног при первой же попытке встать с пола. На скамье сидела рыжеволосая девушка, закрыв побледневшее лицо руками.

Не понимая, но и не интересуясь причиной ссоры, хозяин начал пронзительно возмущаться по поводу разбитой посуды и поломанных полок. Мистер Рэйвиншоу, чей неистовый пыл несколько остыл после яростного и не совсем обоснованного удара, надменно оборвал его крик:

– Весь урон, нанесенный вам, будет оплачен прежде, чем я покину дом полковника Моркэмба. Счет пришлите туда.

Хозяин, судя по всему, собирался продолжить спор, но его жена, встревоженно прибежавшая из кухни, схватила его за руку.

– Делай все, как говорит джентльмен, Мэттью, – увещевала она мужа шепотом. – Господин приехал из ратуши в собственном экипаже полковника забрать молодую леди.

Настроение хозяина немедленно переменилось, но мистера Рэйвиншоу это абсолютно не волновало. Взглянув на Каролайн и увидев ее побелевшее лицо и дрожащие от испуга губы, он без дальнейших церемоний подхватил ее на руки и понес к ожидающему их экипажу.

Мисс Крессуэлл перенесла это без возражений, будучи всецело поглощена попытками устоять перед внезапным и почти непреодолимым желанием прижаться к надежному широкому плечу и не разрыдаться.

Столь очевидное проявление внимания к себе так поразило девушку, что она молчала все время, пока Гай усаживался рядом с ней в экипаже и пока они ехали по деревенским улицам. Видимо, события прошедших дней сказались на ней много больше, чем она могла предположить. Мысли же ее спутника занимали совершенно другие вещи.

– Мне пришло в голову, что уже дважды за последние дни я дерусь в вашем присутствии. И ни разу не попросил у вас прощения. Я исправляю свою ошибку: нижайше прошу вас простить меня.

Мисс Крессуэлл попыталась принять спокойный вид и унять дрожь в голосе, отвечая как можно беззаботнее:

– Не стоит придавать этому никакого значения, сэр. Я уже говорила вам: я не боюсь жизненных осложнений. Признаюсь, мне даже доставило огромное удовольствие то, как здорово вы расправились с этим гнусным типом. А теперь расскажите, как прошла встреча с полковником Моркэмбом. Вы вернулись намного быстрее, чем я смела надеяться.

Он передал ей свою беседу, уточнив все до деталей, чтобы в их рассказах никто не заметил расхождений.

– Я придерживался правдивых фактов везде, где возможно. И вам то же советую, поскольку в нашем положении лучше не слишком далеко отклоняться от истины, если нет особой необходимости.

– Думаю, вам удалось весьма искусно смешать вымысел и правду в своем изложении событий, – согласилась Каролайн, но уточнила с некоторым сомнением: – И все-таки почему сказали, будто мы помолвлены?

– А как иначе мог бы я объяснять тот факт, что мы с вами путешествовали вдвоем, даже без возницы? Никто, как я думаю, не поверил бы в наше родство. Полагаю, у вас была возможность достаточно узнать меня за это время и не сомневаться, что я не воспользуюсь своим мужским преимуществом.

– О да, естественно! Я не хотела… – Она горестно прервала себя, нервно сплетя пальцы. – Я только подумала… как-то слишком неловко для… нас… обоих.

– Не нахожу никакой неловкости и убежден, что вы просто слишком возбуждены и утомлены. Помните, мы, скорее всего, никогда больше не встретимся с этими людьми.

Она не ответила. Он успокаивающе пожал ей руку:

– Ну же, сударыня, ведь это была ваша затея занять место мисс Линли. Почему же вас ужасает необходимость побыть в этой роли еще несколько часов?

К счастью для душевного спокойствия Каролайн, на этом месте их беседа прервалась, так как экипаж остановился у дверей дома полковника Моркэмба и в суматохе встречи она получила возможность оправиться от волнения. Полковник и его жена встретили прибывших в холле, причем миссис Моркэмб обрушила на девушку настоящий шквал доброжелательности.

– Бедняжечка моя, что только вам не пришлось испытать! – воскликнула женщина. – Вы так устали и измучились! Я велела приготовить для вас спальню и немедленно отведу вас туда.

– Совершенно верно, совершенно верно! – радушно вторил ей муж. – Мы счастливы помочь вам, моя дорогая, не надо больше ни о чем

беспокоиться.

– Именно так, сэр, – подтвердил Гай. – Теперь у мисс Крессуэлл нет никаких поводов для волнения. – Он взял руку Каролайн и поцеловал ее. – Идите с миссис Моркэмб, дорогая! Вы были очень храбры, но теперь неприятности закончились.

Каролайн поспешно отвернулась, чтобы скрыть внезапно набежавшие на глаза слезы. Она позволила хозяйке отвести ее в уютную спальню, где обходительная, средних лет горничная уже ждала их. В течение следующего часа обе женщины с удовольствием суетливо и шумно ухаживали за девушкой, буквально окутав ее заботой и лаской. Каролайн уже очень давно никто не баловал, не утешал и не ободрял. Она не могла сдержать своей признательности за их заботу. Потом ее все же оставили одну, уложив на удивительно удобную кровать. На больную ногу наложили успокаивающий компресс и опустили шторы, чтобы яркий дневной свет не мешал ей спать. Но заснуть ей все равно не удалось. Доброта миссис Моркэмб заставила ее чувствовать себя виноватой; она испытывала невероятную неловкость, оказавшись в столь ложном положении.

В ее чувствах царила полная неразбериха. Каролайн ничуть не переживала из-за нарушений правил приличия; вместо этого она с легкостью притворилась невестой Гая Рэйвиншоу.

– Это настоящее безумие! – громко и очень твердо произнесла вслух девушка, почувствовав, что ей пора строжайшим образом призвать себя к порядку. Она перебрала в уме отвратительные черты характера мистера Рэйвиншоу, как это делала Летти Фентон всего несколько дней назад: резкий, властный, настоящий тиран, совершенно не признающий чужого мнения. Ей не составило труда припомнить разговор с подругой, но это не помогало. Перед ней он успел показать себя совершенно в ином свете. Ей казалось, что девушке ее лет и ее положения баловаться романтичными мечтами в высшей степени нелепо, но сердце не повиновалось голосу рассудка. Ведь ясно как божий день, что Каролайн Крессуэлл и Гай Рэйвиншоу живут в разных мирах и, как только их безумное приключение подойдет к концу, могут вообще никогда и не встретиться снова. Каролайн залилась горькими слезами, но, наплакавшись, в конце концов крепко уснула и на какое-то время избавилась от тяжелых мыслей.

На следующий день Каролайн уже вполне успокоилась, держалась внешне очень спокойно, правда, не стала возражать, когда миссис Моркэмб настояла, чтобы она провела утро в кровати. От хозяйки она узнала о возвращении посыльного из Лондона. Посыльный подтвердил, что все распоряжения мистера Рэйвиншоу выполняются в точности и карета за ним и его спутницей прибудет к дому полковника уже вечером. Каролайн разыграла радость, которую она, впрочем, вовсе не испытывала. Сердце ее тоскливо сжалось от мысли, что их приключение подошло к концу. Дальше – возвращение к ее прежнему, тоскливому существованию или… брак с мистером Горацием Фиркином. После полудня миссис Моркэмб с шумом вошла в ее комнату и объявила, что за ними прибыла карета. Горничная внесла за ней уйму картонных коробок и саквояж. Каролайн недоверчиво поглядела на них.

– Тут одежда, которую вам прислали из Лондона, моя дорогая, – радостно возвестила миссис Моркэмб. – Это очень хорошо, поскольку, как мы ни старались привести ваше платье в порядок, ничего из ваших вещей спасти не удалось. Тут многое прислали прямо от модистки. Как я понимаю, ваша мама решила порадовать вас. И она совершенно права! Я всегда считала – ничто не способно поднять настроение женщине лучше нового платья.

Каролайн молчала и с все возрастающим беспокойством наблюдала, как горничная освободилась от своей ноши и начала открывать коробку за коробкой. На одной крышке мисс Крессуэлл испуганно прочла имя самой дорогой модистки в Лондоне. Любая девушка с претензией на хороший вкус не могла бы не восхититься изысканными вещицами, одна за другой появлявшимися из коробок. Но восторг Каролайн значительно умерялся тревогой. Она не знала, каким чудом мистеру Рэйвиншоу удалось раздобыть для нее всю эту новую шикарную одежду, но ее не покидало чувство, что на этот раз он зашел слишком далеко.

Ей все же пришлось встать и безропотно подчиниться горничной. Она с радостью обнаружила, что опухоль на лодыжке спала и на ногу уже можно было опереться без боли.

Изящно скроенное платье из итальянского крепа смотрелось великолепно. Зеленый цвет наилучшим образом оттенял цвет ее лица, подчеркивал красоту волос и, хотя не нашел полного одобрения со стороны горничной, был, по мнению Каролайн, необыкновенно красив. К платью прилагалась длинная накидка из зеленого бархата и шляпка с высокой тульей, украшенная перьями цвета бронзы. Но поскольку перед тем, как покинуть спальню, миссис Моркэмб предложила гостям до отъезда кое-какие закуски, вся эта роскошь была оставлена в комнате, и горничная проводила девушку вниз.

Каролайн трепетала от мысли, что сейчас вновь увидит мистера Рэйвиншоу, но вскоре обнаружила, что зря так волновалась. Когда он вошел с полковником в комнату, где для гостей накрыли стол с легкими закусками, в его поведении не было ничего, что могло бы заставить ее почувствовать хоть малейшее неудобство.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать