Жанр: Исторические Любовные Романы » Сильвия Торп » Романтичная леди (страница 24)


Бартоломью Тренч низко поклонился, сняв шляпу с лоснящихся, обильно смазанных маслом каштановых локонов, и показал превосходные зубы в заискивающей улыбке. Было видно, что этот цветущий и пышущий здоровьем джентльмен вполне знал себе цену.

– Дорогая мисс Крессуэлл, – с приторным радушием приветствовал он ее, – какой счастливый случай привел вас к нам? Вот Джорджа совесть замучила так, что он дошел до нервного срыва, переживая за вас. Неутешен из-за того, что причинил вам так много беспокойства и обрушил несчастье на вашу голову.

– Барт прав, Каролайн, – горячо подтвердил его слова Джордж. – Какой же я болван, я вовсе не хотел причинить тебе зла. Если бы я знал, что ты вернулась домой, ничего не сказал бы маме. – Он озадаченно посмотрел на кузину. – Но сейчас-то ты почему здесь?

Каролайн заколебалась. Ей вовсе не хотелось обсуждать свое нынешнее положение в присутствии мистера Тренча. Хотя если он уже побывал в доме Крессуэллов, то, несомненно, слышал обо всем в изложении самой миссис Крессуэлл.

– По правде говоря, – нехотя призналась она, – я попала в затруднительное положение. Миссис Фентон, у которой я надеялась остановиться на время, уехала, а у меня нет денег, чтобы добраться до поместья. Я вернулась в надежде найти дядю дома и получить от него помощь.

Джордж покачал головой:

– Он отправился на петушиные бои, кузина. А ты понимаешь, что это означает!

Каролайн отлично понимала. Когда Генри Крессуэлл отправлялся развлечься со своими ближайшими друзьями на петушиные бои, он редко возвращался домой до утра, да и тогда в таком состоянии, что скорее сам нуждался в посторонней поддержке, чем мог кому-нибудь помочь. Сердце у нее упало, и паника начала овладевать ею снова.

– Джордж, – в отчаянии обратилась она к кузену, – а ты… ты не можешь мне помочь? Я уверена, ты не со зла все это затеял, но ведь вся эта история во многом и на твоей совести. Если ты одолжишь мне денег на билет на омнибус до Брайтстоуна, я верну тебе их, как только доберусь до кузины Эстер.

Джордж покраснел до кончиков ушей и начал, запинаясь, выдавливать из себя какие-то несвязные оправдания. Мистер Тренч пришел ему на выручку:

– Я уверен, Джордж с удовольствием бы услужил вам, сударыня, но бедняга ужасно потратился, вот ведь какое дело. В карманах у него совсем пусто. Однако нет нужды отчаиваться. Позвольте мне оказать вам услугу и ссудить вас небольшой суммой. Я был бы очень счастлив услужить вам.

Его предложение пришлось совсем не по душе Каролайн. Уж очень ей не хотелось оказаться обязанной Бартоломью Тренчу. Но этот джентльмен, однако, умело отмел ее протест:

– Моя дорогая леди, не подумайте ничего плохого. Это удовольствие и привилегия – помочь такой красавице в ее беде. Но вам лучше не отправляться в путешествие ночью, вы же понимаете. Позвольте мне предложить вам свои услуги. Я квартирую у моей родственницы миссис Помфрет. Достойная, всеми уважаемая вдова, очень воспитанное семейство. Я уверен, она с восторгом окажет вам гостеприимство на эту ночь.

Глава 11

Мистер Рэйвиншоу встревожен

Еще какое-то время после бегства Каролайн из гостиной дома Крессуэллов почтенная дама обсуждала прегрешения племянницы своего мужа. Мистер Фиркин уже ушел, и Джорджу удалось улизнуть из дома вместе с ним, а тема никак не иссякала. И пусть ее аудитория сократилась до единственной слушательницы, это никак не повлияло на поток красноречия Лиззи Крессуэлл. Когда Софи по неосторожности начала завистливо обсуждать изысканное новое платье Каролайн, роскошную карету, в которой кузина вернулась домой, и красавца, сопровождавшего ее, любящая мамаша не преминула влепить дочери пощечину. «Каролайн, – пророчески возвестила миссис Крессуэлл, – ждет плохой конец. Всем ясно, что мы слишком поздно выставили ее из дома. Похоже, она уже начала развращать свою невинную младшую кузину».

Прошло немногим больше получаса, как Каролайн покинула дом своего дяди, как в парадную дверь требовательно позвонили. Софи, подбежав к окну, взволнованно сообщила матери, что под окнами стоит открытый экипаж, запряженный четверкой роскошных лошадей.

Самого посетителя от нее скрывала колоннада, но вскоре в гостиную вошел слуга Сайлас с карточкой в руке.

– Джентльмен справлялся о мисс Каролайн, но, когда я объяснил ему, что ее нет дома, потребовал, чтобы его приняла миссис Крессуэлл.

Лиззи взяла визитку и подозрительно повертела в руках.

– Мистер Гай Рэйвиншоу, – прочитала она вслух. – Как, это тот самый джентльмен, который берет в жены мисс Линли! Что ему здесь надо? Прошу, проведи его сюда, Сайлас.

Слуга молниеносно выполнил поручение, Лиззи Крессуэлл обернулась к посетителю, чтобы приветствовать его улыбкой, но та тут же застыла на ее губах. Какое бы имя ни носил незнакомец, она без труда узнала в высоком, черноволосом, необыкновенно хорошо одетом джентльмене того, кто сопровождал Каролайн накануне.

Изумление от подобной наглости с его стороны (а как иначе могла миссис Крессуэлл расценивать его появление) лишило ее дара речи, и пока она безуспешно подыскивала слова, Софи, оторопев, выпалила:

– Но ведь вы же не Рэйвиншоу! Каролайн сказала нам, что вас зовут сэр Николас Ренфрю.

– Софи, попридержи язык! – резко оборвала дочь миссис Крессуэлл и воинственным взглядом впилась в непрошеного гостя. – Так-так, мистер Рэйвиншоу, или Ренфрю, или как там вас. Что вам от меня надо?

Гай не ожидал проявления неучтивости в чужом доме, тон подобного приветствия одним махом уничтожил все его благие намерения держаться в рамках приличий. Черные брови сошлись на переносице, серые глаза засверкали холодным блеском, и он произнес, не скрывая своего презрения:

– Я желаю, сударыня, видеть вашу племянницу, мисс Каролайн. Ваш слуга плел мне какой-то вздор, будто она покинула этот дом, но меня не так-то легко обмануть. Будьте любезны, сообщить мне правду.

– Правду хотите узнать, не так ли? – повторила за ним миссис Крессуэлл. – Так знайте, сударь, что чересчур много правды раскрылось сегодня здесь. Кстати, мисс Каролайн это не слишком-то пришлось по душе. Вам, осмелюсь заметить, моя правда тоже не сильно понравится!

– Тем не менее, сударыня, я желаю знать правду, и как можно скорее, но сначала позвольте мне заверить вас, что мое имя – Рэйвиншоу. Я никогда не слышал ничего о сэре Николасе Ренфрю.

– Ну, если вы тот самый джентльмен, помолвленный с мисс Линли, вам должно быть стыдно, сэр, – резко бросила Лиззи. – Моя испорченная, лживая племянница притворилась подругой бедной девочки, а сама завела за ее спиной любовную интрижку с вами. Честное слово, я никогда не слышала ни о чем подобном! А вы-то хороши! Нагло и бесстыдно привезли ее домой на своей шикарной карете, а теперь еще требуете встречи с ней! Хотелось бы знать, что вы о себе возомнили?

– Я предполагал, сударыня, – мрачно парировал Гай, – что в этом доме с мисс Крессуэлл обращаются если не с уважением и вниманием, то, по крайней мере, корректно, как принято в приличном обществе. Вижу теперь, как я ошибался. Поскольку вы ей не поверили, я не буду даже пытаться изложить вам

свою версию, но скажу только одно – подозрения, столь откровенно высказанные вами, позорят вас гораздо больше, чем вашу юную родственницу.

– Выходит, все это только мои беспочвенные подозрения, не так ли? – проскрежетала зубами миссис Крессуэлл. – Выходит, я выдумала, что она лгала мне с тех самых пор, как вернулась. Так почему же она вырядилась так, как ни одна приличная молодая женщина в ее положении не могла бы себе позволить. Подарок от ее кузины! Кто ей поверит! Я-то знаю, каковы эти кузины, которые делают подобные подарки!

Неимоверным усилием воли мистер Рэйвиншоу сдержал гнев. Софи, после первой неудачной реплики до сих пор хранившая молчание, вздрогнула, взглянув на его лицо. В своем доме девушка давно привыкла к ссорам, противники повышали голоса и даже могли пустить в ход кулаки. Но странный посетитель вел себя необычно: мистер Рэйвиншоу явно гневался, об этом говорили его побелевшие губы и холодная ненависть в глазах, но он сохранял убийственное спокойствие.

– Я приехал сюда вовсе не ссориться с вами, сударыня, – заговорил Гай после короткой паузы, и Софи почему-то вздрогнула при звуках его голоса. – Если вы окажете любезность и сообщите мне, где я могу отыскать вашу племянницу, я положу конец нашей беседе, одинаково неприятной как вам, так и мне.

Миссис Крессуэлл, даже не смутившись, красноречиво фыркнула:

– Я не больше вашего могу предположить, где она сейчас находится. Я выгнала ее из этого дома со всеми пожитками, как только разгадала ее трюки. Мне приходится думать о нравственности своих собственных девочек!

– Вы выгнали ее? – недоверчиво переспросил Гай. – Но куда она пошла? Имеются ли у нее какие-нибудь деньги, есть ли у нее друзья, у кого она может найти кров?

– Она найдет и то и другое достаточно скоро, уж в этом-то я не сомневаюсь, – резко оборвала его миссис Крессуэлл. – Такого сорта девицы никогда не пропадают, хотя непонятно, что вы нашли в этой тощей, бледной как поганка, рыжеголовой распутнице. Мне не понять. Но в одном я уверена: ноги ее больше не будет в этом доме.

– Это уж непременно! Неужели вы думаете, я разрешил бы… – Гай остановился, словно опасался сказать слишком много. Пару секунд он, казалось, боролся с собой, чтобы не потерять самообладание, но потом коротко бросил: – Прощайте, сударыня. Вы сказали мне гораздо больше, чем я надеялся.

Он резко распахнул дверь, заставив вздрогнуть слугу Сайласа, бесцельно слонявшегося в подозрительной близости от двери в гостиную. Мистер Рэйвиншоу насмешливо посмотрел на него, но когда тот бросился вперед и распахнул перед ним парадные двери, внезапно остановился и о чем-то задумался.

– Если мисс Каролайн сюда вернется или пришлет весточку, будьте любезны, известите меня немедленно об этом. – Он достал из кармана карточку, набросал что-то на оборотной стороне и отдал вместе с деньгами слуге. – Вот мой адрес, а если вы что-нибудь сами узнаете и сообщите мне, вас ждет награда.

Сайлас, ставший обладателем суммы, которую никогда раньше не держал в руках, заверил мистера Рэйвиншоу, что он приложит все усилия, и с почтительным поклоном проводил щедрого посетителя до порога. Затем, запрятав карточку и деньги глубже в карман, направился на кухню, где сообщил Бекки и кухарке, что он будет последним человеком, если обвинит мисс Каролайн, что она предпочла покровительство этого благовоспитанного и шикарного щеголя униженному положению в доме своего дядюшки.

Выйдя за порог негостеприимного дома и натягивая перчатки, Гай Рэйвиншоу припомнил, что мисс Крессуэлл несколько раз упоминала в разговоре сестру капитана Уайльда.

Он мог только надеяться, что после того, как тетка выгнала ее, Каролайн нашла убежище у этой дамы и он отыщет ее там.

Бесконечные остановки вызванные оживленным движением на узких улицах Сити, не слишком способствовали восстановлению спокойствия Гая, но в конце концов он все же добрался до дома своей невестки. Не успели они остаться одни, как он настоятельно поинтересовался:

– Джейн, вы знаете миссис Фентон? У вас есть ее адрес?

Джейн Рэйвиншоу с некоторым удивлением посмотрела на него. Эта симпатичная светловолосая молодая женщина и ее шурин относились друг к другу (к большому удивлению некоторых знакомых) с глубокой симпатией. В этот день он уже второй раз заходил к ней. Во время первого посещения Гай во всех подробностях рассказал ей об удивительных событиях, происшедших с ним, и она, догадываясь о недосказанном, была в одинаковой степени и заинтригована, и восхищена.

– Миссис Фентон? – переспросила она. – Да, немного знаю. Кажется, она живет на Брук-стрит, но, ради бога, зачем вам это?

Он объяснил, передав вкратце свой разговор с миссис Крессуэлл.

– Какая ужасная женщина! – потрясенно воскликнула Джейн. – Я помню, вы опасались, что мисс Крессуэлл может оказаться в несколько неловкой ситуации, но такое развитие событий даже невозможно было себе представить. Скорее идите к миссис Фентон, Гай. Вы ведь не успокоитесь, пока не удостоверитесь, что Каролайн в безопасности. Ох, и спросите мисс Крессуэлл, можно ли мне навестить ее завтра. Мне так хочется познакомиться с ней.

Он пообещал спросить об этом и ушел, оставив Джейн размышлять над его рассказом и в красках рисовать себе жизнь, которую Каролайн Крессуэлл вела в доме своих родственников. Джейн все еще строила догадки и предположения, плохо представляя себе действительность, когда мистер Рэйвиншоу вернулся гораздо скорее, чем она ожидала. Одного взгляда на его лицо было достаточно, чтобы понять: все складывается очень и очень плохо.

– Фентонов нет в городе, – коротко ответил Гай на ее обеспокоенные вопросы. – Каролайн заходила к ним больше часа назад, но она не оставила никакой записки, а этот дурак дворецкий даже не знает, куда она могла бы пойти.

Джейн горестно вздохнула:

– Должен же быть кто-то еще, к кому она могла бы обратиться за помощью, какие-то друзья или знакомые.

Гай покачал головой:

– Не думаю. Едва ли она сможет после всего случившегося пойти к Линли, да и среди знакомых дяди нет никого, с кем бы у нее сложились достаточно близкие отношения.

– Но есть еще ты, Гай, – предположила Джейн, минуту поколебавшись.

– О да, – поспешно согласился он, – это – мысль. Я сейчас же пойду домой. Молю Бога, чтобы найти ее там. Если нет… Джейн, представьте себе, каково это остаться одной в Лондоне, без крыши над головой и, возможно, совсем без денег в кошельке? – Он посмотрел на нее со слабой, печальной улыбкой. – Нет, конечно же вы и представить себе этого не можете, и я рад этому, но поверьте, мне надо как можно скорее найти Каролайн.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать