Жанр: Русская Классика » Алексей Никитин » Окно на базар (страница 14)


Рассказывал я долго. Когда закончил - уже темнело.

- Но это же не все? - спросила меня Лена. - А дальше... Потом - что?

- Лена, потом было много чего. Обо всем вот так не расскажешь.

- Но вы должны понять... - Она поморщилась, с трудом подбирая слова. Мне нужна ниточка, я не знаю, за что зацепиться, я не могу объяснить себе исчезновение Димы.

- Это я как раз понял. Потому и рассказывал подробно. Но к Митьке, как вы видели, все это прямого отношения не имело. Он оставался в Киеве и работал...

- И все-таки я бы хотела послушать еще... Может быть, что-то...

- Хорошо, - согласился я. - Конечно. На днях вам позвоню. А могу прислать письмо. Хотите? По электронной почте.

* * *

A.Davidov

От: A.Davidov [davidov@ener.kiev.ua]

Отправлено: 31 мая 2001 г. 11:36

Кому: Dim Khvoshchinsky (Эл. почта)

Тема: финны в истории

Здравствуйте, Лена!

Что у Вас нового? Если что-то есть, звоните мне, пишите... Лучше, звоните.

Вчера я обещал рассказать Вам о финнах. Вот, пожалуйста, читайте.

Финнов от японцев отделяло три года. Вообще довольно условный срок. Три года отделяло Таллин от Томска. А если считать время между последним письмом от Кена и первым от Олева, то одних от других вовсе ничего не отделяло. Кен написал мне о потерянных семидесяти тысячах (до сих пор не могу понять, как у него столько набралось), когда переписка с Олевом уже началась. В промежутке между японцами и финнами с нами пытались поработать две фирмы - из Турции и Израиля. Но турки, по-моему, просто ничего не поняли из наших объяснений, а ребята из Израиля поняли даже больше, чем мне хотелось. Они сразу стали требовать такие цифры, которых я и японцам-то не решался давать. При всем доверии и хорошем к ним отношении.

Дела у нас в то время шли уже не очень хорошо, и мы понимали, что дальше лучше не будет. На рынке начали появляться полимеры европейского производства. По качеству они напоминали наши, были, правда, дороже, но дилеры при заключении договоров предлагали такие взятки, каких мы себе позволить не могли. И ряды наших заказчиков, без того не слишком многолюдные, редели день ото дня.

Олев нашел нас через Интернет. Он, как и Кен, выступил посредником, но в отличие от японца наукой никогда не занимался. Олев жил в Таллине. До распада Союза служил в КГБ и работал в Швеции. Олев был эстонцем. Под видом журналиста одной из эстонских газет он занимался в Швеции техническим шпионажем. Тоже своего рода посредническая деятельность. Кроме эстонского, русского и английского, Олев знал шведский и финский языки. Теперь дорогу в Швецию ему закрыли. В Америку тоже не пускали. Олев работал с изобретателем из Финляндии. Подыскивал нужные технологии, сводил с людьми и фирмами. Переводил.

Технари из КГБ и в Киеве встречались мне нередко. Они находили нас в разных справочниках, предлагали познакомить с китайцами или иранцами, брали рекламные проспекты, звонили какое-то время, что-то уточняли и исчезали навеки. Дело привычное.

Прежде чем договориться о встрече, мы вели переписку с Олевом около года. Он задавал разные вопросы, я отвечал, он пропадал, потом появлялся и задавал новые вопросы. Наконец решили встретиться в Таллине. Финны, Олев и я... Речь шла уже о создании фирмы.

С деньгами у нас тогда было плохо, и в Таллин я поехал поездом. Через Петербург. Взял с собой пятьсот долларов. На всякий случай. Из этих пятисот четыреста пришлось оставить в Петербурге. Я приехал перед обедом, а поезд на Таллин уходил поздно вечером. За эти полдня меня в Питере успели ограбить. Незабываемое впечатление. Оно стоило тех четырех сотен. Есть же экстремальный туризм. За опасность люди готовы платить приличные деньги. Так вот, я купил ее очень недорого. За беседу с группой решительно настроенных чеченцев в самом центре чужого города, в мрачной тени промозглых февральских сумерек понимающие люди заплатили бы гораздо дороже. Я уверен. Но я тогда думал не об этом. Мне нужно было попасть в Таллин, а не в горный аул где-нибудь на границе с Дагестаном.

- Как доехали-и? - спросил, встречая меня на вокзале, Олев. Эстонский акцент - слегка удлиненный последний слог, был едва различим в его русской речи.

- Плохо "доехали-и", - ответил я, не очень заботясь о соблюдении норм вежливости. - В Питере меня ограбили. Даже не представляю, как назад поеду. И где буду жить.

- Да-а? - ровным голосом выразил удивление Олев.

- Ну, разберемся как-нибудь... - Я попытался успокоить не столько его, сколько себя. В дороге у меня действительно возникли кое-какие планы.

Паром, на котором приехали наши финны, пришел перед обедом. Мы ждали их в холле гостиницы "Виру". Они приехали втроем. Кроме самого изобретателя, его звали Юхани Ниниваара, был его администратор Матти. С ними приехал молодой парень - племянник финского министра. Какого именно министра, я не расслышал, И это было не важно. Племянник министра приехал в Таллин отдыхать.

В начале встречи Олев рассказал Юхани о том, как неудачно сложилось мое путешествие. Выслушав Олева и не сказав ни слова, Юхани выбрался из кресла и куда-то отправился. Следом за ним пошли Матти с племянником министра, Олев и я. Зрелище было забавное. Юхани уже перевалило за шестьдесят. Было видно, что все эти шестьдесят лет он не отказывал себе в еде и успел приобрести форму, способную вместить как можно больше содержания. Он был небольшого роста,

говорил очень мало и походил на состоятельного фермера. Мы следовали за ним, как караван за проводником. Высокий Матти шел, сильно наклонясь, и слушал отрывистые и резкие указания Юхани. Я не понимал, что происходит.

Так мы пришли к администратору гостиницы, где мне был заказан номер на двое суток. Потом мы направились в авиакассу. Там был куплен билет на самолет до Киева. В завершение Юхани заставил меня взять деньги на карманные расходы. Кажется, пятьдесят эстонских крон. Я уже не помню. Помню, что все в сумме: гостиница, самолет и пятьдесят крон аккуратно равнялись тем четыремстам долларам, в которые мне обошелся экстремальный туризм в Питере. Я пообещал вернуть деньги в Киеве. Но Юхани в Киев так никогда и не приехал.

Это были самые странные переговоры, в которых мне приходилось участвовать. После долгого и подробного разговора о свойствах наших полимеров и о возможном их применении Юхани сказал: "Ладно. Работать мы с тобой будем так..." И рассказал, как мы будем работать. Сколько процентов он возьмет себе, сколько отдаст нам, кто и как будет руководить новой фирмой. Он говорил уверенно и твердо, как о чем-то давно решенном. Было понятно, что спорить с ним нет смысла - все равно ничего не изменить. Но и спорить было не о чем. Меня все устраивало.

- Со мной хорошо работать, - не уговаривал меня, а просто рассказывал Юхани. - Я многих знаю, я работаю с НАСА. Смотри, вот это, рядом со мной, мой хороший знакомый. Он - американский сенатор, друг Буша. Со мной ты сможешь выйти на крупнейшие американские корпорации. Они с посторонними не работают. Вот, смотри фотографии...

Видно было, что он не первый раз произносит эти слова, показывая эти же фотографии. Говорил он уверенно, громко и отрывисто. Олев тихо переводил. Но в том, как Юхани клал передо мной фотографии, была какая-то усталость. Часто и подолгу смотрел он в окно, отвлекаясь от разговора. Что-то было не так.

Провожая меня в аэропорту, Олев вдруг спросил:

- Вы заметили, как тяжело было Юхани?

- Что случилось?

- Юхани - необычный и очень сильный человек, но эти два дня он едва держался. В последнее время его просто одолевают неприятности. Несколько недель назад его очень серьезно подвели.

У Юхани много патентов, которые защищают его изобретения. Патенты надо обслуживать. Чтобы не терять на этом время, Юхани заключил договор с банком. Банк должен был сам следить, когда подходит время очередного платежа по патенту и вовремя перечислять деньги. И вот по одному из патентов, который защищал очень важное для Юхани изобретение, банк вовремя не заплатил. Возможно, это была случайность, хотя Юхани уверен в другом. Так или иначе, изобретение лишилось иммунитета, и Юхани потерял на этом большие деньги.

- Он будет судиться?

- Да. Он потребовал, чтоб ему возместили убытки, однако банк отказался. Судиться с банком - это очень дорогое дело. Но Юхани на это решился... А несколько дней назад у его жены был инфаркт, и она сейчас в больнице. Вчера Юхани был у меня дома и когда рассказывал об этом, чуть не плакал...

Бумаги, необходимые для регистрации фирмы, были подписаны, и я улетел. Мы договорились, что через три месяца Юхани, Олев и Матти будут в Киеве. Мне надо было оформить и отправить им приглашения. Приглашения я отправил, но у Юхани все никак не получалось вырваться из Хельсинки. Шел суд, и конца ему видно не было.

- Может быть, Юхани лучше забыть об этом? - как-то спросил я Олева. Махнуть рукой, забыть и жить дальше...

- Мы все говорили ему то же самое. И не раз. Но Юхани не такой человек...

Примерно год спустя я в последний раз писал Олеву и спросил, как дела у Юхани.

"Юхани судится, - ответил мне Олев. - Он вложил в этот суд все свои деньги, заложил даже дом и землю, доставшиеся ему в наследство от отца. Сейчас он уже не верит, что может выиграть этот процесс, и попросил своих друзей в Америке, чтобы они надавили на финский банк через какой-нибудь крупный американский..."

Кстати, Лена, о судах. Потехин, к которому мы с Вами собирались съездить в начале недели, уже должен был вернуться. Сегодня или завтра я свяжусь с ним. Хотя теперь мне не совсем понятно, чем он может нам помочь. Но мало ли...

Не горюйте.

Ваш Александр Давыдов.

* * *

Заканчивая письмо, я вспомнил, что обещал позвонить Дружинину. Не случайно вспомнил. Мы начали работать с ним как раз после этой истории с финнами. Дружинин покупал у немецкой компании состав для защиты металлоконструкций от огня. Вместе с немецким составом шла немецкая же грунтовка. Очень дорогая и не очень удобная в работе. Вот Дружинин и решил заменить немецкую грунтовку нашей. По качеству наша не уступала, а работать с ней было проще. Ну, и цена, понятно... Дружинин покупал ее у нас уже несколько лет. И отказываться не собирался.

- Здравствуйте, Саша! - Дружинин сам снял трубку. - Очень вовремя позвонили. У меня к вам есть несколько вопросов, но разговор не телефонный. Не сможете навестить меня в обед?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать