Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Феникс в обсидиане (страница 7)


Он немного помолчал, потом сделал знак слуге, чтобы тот принес воды и риса, и вновь погрузился в размышления, а я решил, что теперь-то он уже не сомневается, что перед ним сумасшедший.

- Итак, вы утверждаете, что вас сюда позвали, - произнес он наконец. Однако мы вас не звали. Даже в минуты страшной опасности мы вряд ли бы поверили в легенду о человеке, идущем через историю.

- Может быть, есть кто-то еще, кто мог позвать меня?

- Есть.

- Но епископ Белфиг утверждает, что этого не может быть.

- Белфиг всегда говорит то, что соответствует его настроению, а не действительности. Кроме Ровернарка существует еще и общины, а по ту сторону моря и города. Во всяком случае существовали до того, как явились Серебряные Воины.

- Серебряные Воины? О них он даже не упоминал.

- Вероятно, забыл. С тех пор прошло слишком много времени.

- Кто они?

- Разрушители. Но мотивы их неясны.

- Откуда они взялись?

- Скорее всего, с Луны.

- С неба?

- Говорят, с другой стороны мира. В литературе я встречал упоминания о них. Однажды они уже приходили, но это продолжалось недолго.

- Эти Серебряные Воины - люди?

- Если полученные мною доклады верны, то нет.

- И они угрожают вам, лорд Шаносфейн? Они хотят захватить Ровернарк?

- Похоже, они хотят захватить всю планету.

Я взглянул на него - его равнодушный тон был мне неприятен.

- Вы не боитесь, что они уничтожат вас?

- Пускай планета принадлежит им. Какая от нее польза? Нас все равно скоро поглотят льды. Солнце меркнет, и с каждым годом льды подползают все ближе. На мой взгляд, Серебряные Воины более приспособлены к жизни в этом мире.

Его доводы были убедительны, и все же я поражался его равнодушию и восхищался тем, как он держится. Ведь, в противоположность ему, моим предназначением было - бороться (правда, в данном случае я еще не понимал, за что), и хоть я и не желал участвовать в боях Вечности, бессознательно всегда ощущал себя воином.

Ответить ему не успел. Черный Светский лорд поднялся и произнес:

- Мы еще поговорим. Вы можете жить в Ровернарке сколько вам угодно.

С этими словами он вышел из зала. Появился слуга с рисом и водой на подносе и, поставив пищу на стол, последовал за своим господином.

Теперь, после беседы с обоими повелителями Ровернарка - Духовным и Светским, я был в еще большем недоумении. Почему Белфиг ничего не сказал о Серебряных Воинах? С кем мне предназначено сразиться - с ними или, может быть, с народом Ровернарка?

5. ЧЕРНЫЙ МЕЧ

Итак я жил теперь в обсидиановом городе Ровернарке - одинокий, тоскующий по Эрмижад. Долгие часы проводил над старинными книгами, с трудом разбирая рукописные тексты, пытаясь найти выход из своего трагического положения и чувствуя, как растет с каждым днем во мне отчаяние.

Если быть точным, в обсидиановом городе не было ни дней, ни ночей. Люди спали, вставали, ели, когда им этого хотелось. И чем бы они ни занимались, все делали со скукой и неохотой.

Мне предоставили отдельные покои, которые находились на уровне ниже Хередейка, принадлежащего епископу Белфигу. Они были украшены не столь причудливо, как палаты епископа, но я бы предпочел еще большую простоту такую, в которой жил Шаносфейн. Я узнал, кстати, что Шаносфейн, заняв свой пост после смерти отца, сам приказал вынести из Дхетгарда почти все украшения. Мои апартаменты были чрезвычайно удобны - любой сибарит нашел бы их роскошными. Но в первые же недели меня одолели посетители.

Каждую ночь в мою спальню являлись одна за другой молодые женщины, и мне, живущему лишь мыслями об Эрмижад, предлагали наслаждения куда более экзотичные, чем те, которые испытал сам Фауст. К их удивлению, я отказывал им, стараясь делать это как можно вежливее. С подобными предложениями приходили и мужчины - в Ровернарке это не считалось постыдным. Их я тоже выпроваживал без лишних слов.

Наконец, явился сам епископ Белфиг с подарками: юными рабами, нарумяненными и накрашенными, как их хозяин; обильной пищей, не вызывающей у меня аппетита; эротическими трактатами, которыми я не интересовался; предложениями совместных актов, которые были мне отвратительны. Но поскольку был обязан Белфигу и крышей над головой, и возможностью работать в библиотеке, я сдержался и расценил все это как проявление гостеприимства, хотя его вкусы и внешность были омерзительны.

Я работал в библиотеках, расположенных на различных уровнях обсидианового города, и нередко по дороге туда становился свидетелем зрелищ, которые, как мне казалось, могли существовать лишь на страницах Дантова "Ада". Куда бы я ни направлялся, всюду натыкался на немыслимые оргии, а однажды застал нечто подобное даже в библиотеке. Причем это были не просто вакханалии или массовый блуд - это коллективная пытка, происходящая у всех на глазах. Поскольку жертвы сами жаждали истязаний и смерти, убийца мог не страшиться кары.

Эти бледные люди без надежды, без будущего, не ожидающие ничего, кроме смерти, влачили свои дни, нарушая их однообразие мучениями и удовольствиями.

Ровернарк был городом, сходящим с ума. Люди страдали неврозами, и мне было жаль их, талантливых и артистичных, но обреченных провести последние годы жизни в такой удушливой, жуткой атмосфере.

В нелепых галереях, залах и коридорах раздавались пронзительные крики, визг, вопли ужаса.

Каждый день я натыкался во мраке на распростертые тела людей, оглушенных наркотиками, высвобождался из объятий обнаженных девушек, а вернее - девочек.

Даже книги несли душе гибель и разрушение. Видимо, это и имел в

виду лорд Шаносфейн. То и дело мне попадались образчики упаднической прозы, столь причудливо написанной, что смысл ее терялся среди словесных украшений. Таким же языком были написаны и научные трактаты. Чтобы в них разобраться, мой мозг работал с удесятеренной силой - и терпел поражение.

Иногда, проходя через галерею, я встречал лорда Шаносфейна. Его лицо аскета выглядело окаменевшим, а мысли явно витали в высоких сферах. Толпа вокруг громко потешалась над ним, но он, казалось, не замечал ни издевательских гримас, ни непристойных жестов. Лишь изредка поднимал глаза на беснующихся людей, хмурился и торопливо покидал галерею.

Впервые встретив его, я помахал ему рукой, но он не заметил меня, как не замечал никого. Какие мысли занимали этого странного человека? У меня было чувство, что если удастся получить у него еще одну аудиенцию, то узнаю гораздо больше, чем из всех прочитанных хитроумных трактатов. Однако с тех пор, как я был у него, он ни разу больше не пожелал встретиться со мной.

Жизнь в Ровернарке так была похожа на сон, что, наверное, поэтому первые пятьдесят ночей я спал без сновидений. Но на пятьдесят первую, по моим подсчетам, ночь знакомые видения вернулись ко мне.

Когда-то, когда я проводил ночи в объятиях Эрмижад, они пугали меня. Теперь же почти обрадовался им...

...Я стоял на холме и разговаривал с рыцарем, который был весь в черном и желтом. Я не видел его лица. Между нами было воткнуто копье, на котором развевался бледный флаг без каких-либо знаков.

Внизу, в долине, пылали города. Над полями сражений плыл черный дым.

Казалось, в этом сражении участвует весь человеческий род. Каждый, кто жил и дышал, был сейчас там. Все, кроме меня.

Я видел огромные марширующие по долине армии. Видел воронов и грифов, ожидающих добычи. Слышал барабанный бой, призывы труб и далекие выстрелы.

- Вы - граф Урлик Скарсол из Башни Мороза, - сказал рыцарь.

- Я - Ерекозе, избранный элдренами принц.

Рыцарь рассмеялся:

- Не продолжай, воин. Не надо.

- Почему я должен страдать, сэр рыцарь в черном и желтом?

- Ты не должен страдать - ведь ты выполняешь предназначение судьбы и потому бессмертен. И хоть порою тебя считают погибшим, твои перевоплощения бесконечны.

- В этом и заключено мое страдание! Ведь если я не могу вспомнить свои предыдущие образы, мне приходится верить, что каждая моя жизнь единственная.

- Но ты знаешь об этом! Некоторые люди за это знание отдали бы многое.

- Но это знание не полно. Я знаю свое предназначение, но не знаю, выполню ли его. Я не понимаю устройства Вселенной, через которую лечу. И лечу, судя по всему, случайно.

- Это Вселенная Хаоса. У нее нет постоянной структуры.

- Наконец, мне сообщили хотя бы это.

- Я отвечу на любой твой вопрос. Зачем мне лгать?

- Это и есть мой первый вопрос: зачем вам лгать?

- Ты чересчур хитер, сэр Победитель. Я должен лгать, чтобы убедить тебя.

- Вы лжете?

- Ответ есть, но...

Рыцарь в черном и желтом поник. Армии маршировали вдоль и поперек холмов, поднимались по ним вверх и спускались вниз. Они пели песни, много песен, но лишь одна долетела до меня.

Государства умирают,

И столетия сгорают,

Королей свергают с тронов,

Наземь падают знамена,

Боевой смолкает горн.

Вечен только Танелорн,

Вечен, вечен Танелорн.

Простая солдатская песня, но она что-то будила во мне - и кажется, что-то очень важное. Может быть, Танелорн имел ко мне какое-то отношение?

Я не мог понять, кто именно поет эту песню.

А песня постепенно затихала.

Все пройдет, умрет, исчезнет,

Сгинет в вечной черной бездне.

Протрубит последний горн.

Но не сгинет Танелорн.

Вечен, вечен Танелорн.

Танелорн.

Тоска по Эрмижад, чувство утраты вновь охватили меня, и мне показалось, что это каким-то неведомым образом связано с Танелорном, что именно в нем надо искать разгадку моей судьбы. И только найдя Танелорн, я избавлюсь от страдания, к которому приговорен.

Внизу, в долине, по-прежнему маршировали армии, горели города. А на месте черно-желтого рыцаря стояла уже другая фигура.

- Эрмижад?

Эрмижад горько улыбнулась.

- Я не Эрмижад! Так же как у тебя одна душа и много обликов, у Эрмижад один облик, но много душ.

- Есть только одна Эрмижад!

- Конечно. Но много тех, кто похож на нее.

- Кто ты?

- Я - это я.

Я отвернулся. Она говорила правду. Это была не Эрмижад, но смотреть на нее у меня уже не было сил. Я устал от загадок.

И все-таки спросил у нее:

- Тебе известно что-нибудь про Танелорн?

- Многие знают о Танелорне. Многие пытались его найти. Это старый город. Он существует в Вечности.

- Как мне попасть в Танелорн?

- Только ты сам можешь ответить на этот вопрос, Победитель.

- Где он находится? В мире Урлика?

- Танелорн существует во многих царствах, на многих планетах, во многих мирах, потому что Танелорн вечен. Иногда он скрыт, иногда доступен всем, хотя почти никто не понимает, какова его природа. Танелорн дает приют героям.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать