Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Феникс в обсидиане (страница 8)


- Найду ли я Эрмижад в Танелорне?

- Ты найдешь в нем то, что хочешь найти. Но сначала должен снова взять в руки Черный Меч.

- Снова? Я уже когда-то его носил?

- Много раз.

- А где я найду этот меч?

- Скоро узнаешь. Ты всегда будешь это знать, потому что носить Черный Меч - твоя судьба и твоя трагедия.

И она исчезла.

Над моей головой по-прежнему развевалось знамя без знаков отличия.

Вскоре на месте, где стояла фигура, появилось нечто странное - облако дыма, принимающее различные очертания.

И я увидел, как дым превращается в Черный Меч - огромный и страшный, на рукояти которого вырезаны старинные буквы.

Я попятился.

- Нет! Я никогда больше не возьму в руки Черный Меч!

Насмешливый голос, исходивший, как мне показалось, из самого меча, произнес:

- Без этого ты никогда не обретешь покоя!

- Нет! Убирайся!

- Я твой. Только твой. Ты - единственный смертный, кто может носить меня!

- Я отказываюсь от тебя!

- Тогда продолжай страдать!

Я проснулся от собственного крика, весь в поту. Горло и губы пересохли.

Черный Меч. Теперь я знал его имя. И что с ним связана моя судьба.

Но остальное? Был ли это просто ночной кошмар или мне в такой форме сообщалась информация? Я не мог понять, что это значило.

Я раскинул руки и коснулся теплого тела.

Это была Эрмижад.

Я прижал обнаженное тело к себе. Ее губы, влажные и горячие, потянулись к моим. Тело скорчилось в судороге. Женщина стала нашептывать мне какие-то слова, бесстыдные и непристойные.

Я с проклятием оттолкнул ее. Это была не Эрмижад.

На меня волной накатило отчаяние. Я зарыдал. Женщина же засмеялась.

И тогда меня охватило бешенство.

Я грубо набросился на женщину.

Утром, измученный, я лежал среди скомканных простыней и смотрел, как женщина, пошатываясь, со странным выражением лица, уходила из моих покоев. Вряд ли эта ночь доставила ей хоть какую-то радость. Ведь и я ничего, кроме отвращения к себе, увы, не испытывал.

Все время меня мучил один-единственный образ, и то, что я так жестоко обошелся с женщиной, кажется, освободило от него. Возможно, именно этот образ и побудил меня совершить насилие? И я знал, что сделаю подобное вновь, если образ Черного Меча из-за этого хоть ненадолго исчезнет из моего сознания.

В следующую ночь я спал без снов, но ко мне вернулся прежний страх. И когда в комнату, улыбаясь, вошла женщина, над которой я издевался прошлой ночью, чуть не выгнал ее. Однако она пришла с поручением от епископа Белфига, чьей рабой, очевидно, была.

- Мой хозяин считает, что вам было бы полезно сменить обстановку. Завтра он устраивает большую морскую охоту и приглашает вас к нему присоединиться.

Я отбросил книгу, которую пытался читать:

- Отлично. Я приду. Это будет приятнее, чем читать эти чертовы книги.

- Вы возьмете меня с собой, лорд Урлик?

Вожделение, написанное у нее на лице, вызвало у меня отвращение. Но несмотря на это, я пожал плечами:

- Почему бы и нет?

Она радостно хихикнула.

- Может, мне захватить и подружку?

Я махнул рукой:

- Делай, что хочешь.

Но когда она ушла, я упал на колени и, обхватив голову руками, зарыдал:

- Эрмижад! О, Эрмижад!

6. ВЕЛИКОЕ СОЛЕНОЕ МОРЕ

Наутро, выехав на внешнюю дорогу, я присоединился к епископу Белфигу. Несмотря на тусклый свет вечных сумерек, я все-таки рассмотрел его лицо, хотя он и пытался скрыть изъяны косметикой. Обвислые щеки, мешки под глазами, опущенные вниз уголки рта, свидетельствующие о снисходительности к себе, - все было замазано гримом, хотя вряд ли это могло облагородить такую отвратительную внешность.

Духовного лорда сопровождала свита - размалеванные юноши и девушки, которые, глупо хихикая, несли багаж, ежась от сырого прохладного воздуха.

Епископ взял меня под руку и повел вниз, к заливу, где нас ждал корабль.

Я не противился, но все же оглянулся: несут ли вслед за мной мое оружие. В руках рабов увидел свое длинное с серебряным наконечником копье и боевую секиру. Не знаю, почему я взял с собой оружие. Епископ не возражал, хотя вряд ли испытывал от этого радость.

При всей беспросветности жизни в Ровернарке я не считал, что мне угрожает какая-то опасность. Жители его смирились с тем, что я не принимаю участия в их увеселениях, и оставили меня в покое. Они не вмешивались в мои дела. Лорд Шаносфейн тоже сохранял нейтралитет. Один лишь епископ Белфиг не производил на меня впечатления безобидного человека. Наоборот, от него исходило что-то зловещее, и у меня создалось впечатление, что он, может быть, единственный из всего этого своеобразного общества имеет относительно меня какие-то намерения.

В то же время при всей своей карикатурной внешности он был достаточно образованным человеком, и чувство опасности, видимо, возникло из-за моих собственных пуританских взглядов. И все-таки я не забывал, что он, единственный в Ровернарке, не был со мной откровенен.

- Ну, мой дорогой лорд Урлик, как вам нравится наш флот? - Белфиг указал пухлым пальцем в сторону корабля.

На епископе были доспехи, которые и его превращали в человека-луковицу, за плечами развевался парчовый плащ, но шлем его нес раб.

- Никогда не видел такого корабля, - признался я.

Мы подошли ближе, и я с интересом стал рассматривать судно. Оно было примерно сорока футов в длину и десяти в высоту, Как и все в Ровернарке, его броня затейливо украшена рельефами из серебра, бронзы и золота. На пирамидальной надстройке террасами располагались длинные

узкие палубы. На самом верху находилась квадратная палуба, над которой развевалось несколько флагов. Корпус поддерживался подпорками, которые были соединены с лежащим в воде широким, чуть выгнутым листом, сделанным из материала, похожего на стекловолокно. Мачт не было, но с обеих сторон корабля имелись широколопастные колеса. У весел тоже были лопасти, но они в отличие от лопастей колес не были помещены в кожух, а наоборот, торчали. Но и они, на мой взгляд, не могли заставить корабль сдвинуться с места.

- Должно быть, на корабле сильные машины? - предположил я.

- Машины? - Белфиг усмехнулся. - На корабле нет никаких машин.

- Тогда...

- Подождите, пока мы не поднимемся на борт.

Несколько человек на берегу держали два паланкина и явно ждали нас. Мы шли по берегу, и под ногами у нас хрустели кристаллы. Епископ сел в паланкин. Я неохотно сделал то же самое. Иначе пришлось бы идти по темной, вязкой воде, один вид которой вызывал отвращение. Возле берега плавала серая пена, и я уловил запах разложения и нечистот. Очевидно, сюда сливались городские отходы.

Рабы подняли паланкины и пошли по воде, обходя черные маслянистые водоросли.

С корабля нам бросили трап, и Белфиг, жалобно кряхтя, стал карабкаться по нему вверх. Я последовал за ним. Мы поднялись на борт и оказались у подножия пирамиды, а затем стали подниматься снова, пока не добрались, наконец, до верхней палубы. Здесь мы остановились, поджидая свиту и членов экипажа. На носу корабля была еще одна палуба, огражденная перилами, выточенными в стиле рококо. С нее в воду спускались длинные тросы, прикрепленные к столбам, и я решил, что это якорные канаты.

У меня было чувство, будто мы находимся не на борту морского судна, а на огромной телеге. Скорее всего, это объясняется тем, что гребные колеса располагались на оси попарно и не было видно механизма, приводившего их в движение.

Раб принес копье и секиру. Я поблагодарил его и прикрепил оружие к крючкам на поручне.

Белфиг посмотрел на небо взглядом опытного моряка. На небе были все те же плотные коричневые облака, почти не пропускающие тусклого солнечного света. Укутавшись в плащ, я с нетерпением ждал, когда епископ Белфиг даст команду отчаливать.

Честно говоря, я уже раскаивался, что отправился в это путешествие. Я не имел понятия, на кого предстоит охотиться. Чувство внутреннего дискомфорта нарастало во мне, и одновременно внутренний голос говорил, что епископ пригласил на охоту вовсе не для того, чтобы развеять мою скуку, а с какой-то другой, более серьезной целью.

Моржег, оказавшийся капитаном этого корабля, вскарабкался на верхнюю палубу и предстал перед хозяином.

- Мы готовы к отплытию, господин епископ.

- Отлично.

Белфиг доверительно положил свою бледную ладонь мне на плечо.

- Сейчас вы увидите наши "двигатели", граф Урлик, - сказал он, загадочно улыбнувшись Моржегу. - Командуйте, сэр Моржег!

Моржег перегнулся через перила и посмотрел на вооруженных людей в носовой части корабля. Они были привязаны к сиденьям, а в руках, обвитых веревками, держали кнуты. Рядом с каждым лежал длинный гарпун.

- Приготовиться! - прокричал Моржег, сложив рупором руки.

Люди подтянулись и подняли кнуты.

- Начали!

Кнуты одновременно со свистом ударили по воде. Это повторилось трижды, и вдруг вода перед носом корабля пришла в движение. К моему великому удивлению, со дна начало подниматься что-то огромное и непонятное. Четыре громадные рычащие головы с длинными прямыми клыками вынырнули из глубины и с ненавистью посмотрели на людей с кнутами. Из надсаженных глоток раздались странные лающие звуки. Чудовищные извивающиеся тела метались в воде. С помощью упряжи и поводьев, надетых на животных, их заставили повернуться в сторону моря.

Снова ударили кнуты, и звери поплыли вперед. Судно тяжело тронулось с места, и меня удивило, что весла-колеса не погружаются в воду, а держат корабль на поверхности, как карету.

Собственно говоря, корабль и был огромной каретой, предназначенной для прогулок по поверхности воды, а запряжены в эту карету были уродливые чудовища - помесь сказочных морских змеев с морскими львами из мира Джона Дакера, для пущей свирепости дополненная чертами саблезубого тигра.

Кошмарные чудовища плыли в кошмарный океан, увлекая за собой наше невообразимое судно. Кнуты свистели все громче, погонщики погоняли зверей, и те плыли все быстрее. Закрутились колеса, и вскоре жуткий берег Ровернарка скрылся во мраке. Мы остались одни среди адского моря.

Епископ Белфиг оживился. Он надел шлем и поднял забрало. В стальном обрамлении его лицо выглядело еще более отталкивающим.

- Ну как вам, граф Урлик, наши двигатели?

- Я никогда не мог вообразить ничего подобного. Как вам удалось выдрессировать этих зверей?

- О, они специально были выведены для такой работы. Это домашние животные. Когда-то в Ровернарке жило много ученых. Они построили дома, которые отапливались огнем, еще горевшим в недрах нашей планеты. Они придумали и построили необыкновенные корабли. Они вывели породы животных-тяжеловозов. Но это было тысячу лет назад. Теперь мы уже не нуждаемся ни в каких ученых...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать