Жанр: Научная Фантастика » Наталия Никитайская » Вторжение Бурелома (страница 18)


"Вы бессильны, - хотелось мне сказать Владимиру Михайловичу, придется вам отступиться". Но я не сказала, хотя и видела, что он по каким-то, одному ему ведомым признакам угадал в рассказе Черешкова голую правду. Владимир Михайлович, наверное, очень умен, но Черешкова вылечить ему не удастся.

И как будто отвечая моим мыслям, психиатр вдруг сказал, явно заканчивая разговор:

- Жаль, что вы не захотели поделиться со мной вашей тайной, а я-то надеялся, что с вашей помощью мы избавим Валерия от его недуга.

"Не надо заставлять меня верить в возможности, которых у вас нет", хотела я сказать, но снова промолчала. Почему-то, может, и не без подсказки тревожащегося камня на груди, я знала: не следует выдавать так явно обреченность Черешкова..

Поднявшись и взглянув в зеркало, я поняла, что и сегодня выгляжу не ахти. Бледна, встревоженна, глаза взирают на мир со вселенской грустью. Не хотелось предстать такой перед Левой, тем более, что я поставила задачу: вернуть, во что бы то ни стало вернуть его. Наверное, это будет нелегко, но попробовать стоило. Особенно, если учесть, что мужчины, способные мне понравиться, так редки. Сила косметики в который раз показала себя: из дома я вышла, имея уже вполне пристойное лицо. Погода была недурной, и даже солнышко высветило мне дорогу.

Когда я добралась до площадки, Юра и Лева уже были там. Спустя пять минут появилась и Валентина. Еще издали завидев фигуру Левы, я вздрогнула, но, подойдя, сумела изобразить деловое равнодушие:

- Привет, ребята, - сказала я.

- Привет, Снегурочка, - ответил Юрка.

- Здравствуй, - сказал Лева и посмотрел мне прямо в глаза Интонация и взгляд были обволакивающе нежными.

- Я ждал нашей встречи, - сказал он, когда мы поднимались рядом с ним по лестнице.

- Вот как?! Значит, дождался.

- Все еще сердишься?

- За что мне на тебя сердиться ? Может быть, за то, что ты спас меня от шальной пули?..

- Мерзкая история. Ребятам рассказывала?

- Нет.

- Ну, и правильно.

Потом мы переодевались и гримировались. Разговор был общим, но все мы, четверо, понимали или чувствовали нашу с Левой обособленность, выделенность: оказывается, мне не стоило опасаться, что примирения с Левой не будет, он искал его сам. И это ставило меня в положение намного более выигрышное, чем я надеялась. И вместо того, чтобы открывать ему каждым взглядом и каждым словом, и каждым движением ту очевидность, что я полностью принадлежу ему, я могла теперь изображать равнодушную незаинтересованность... Смешно, кого я хотела провести!..

Спектакль наш начинался с диалога Деда Мороза и Лисы. Лева и Валентина отправились на сцену. Я дала музыкальную заставку. И понеслось!

Я смотрела из-за кулис на сцену, слушая написанный Юркой текст, и обратила внимание, что в него уже после вчерашнего дня внесены небольшие изменения. Появился диалог, о котором меня не предупредили. Начиналось все у Деда Мороза в доме, у зеркала. Дед Мороз подравнивает себе ножницами бороду. Лиса помогает.

ЛИСА. Дедушка, ну зачем тебе ее подравнивать? И так - ровно...

Д. М. Эх, Лиса, тебя послушать, все у меня хорошо. А на самом деле? На самом деле - чуть только запусти... (Лисе) ну-ка, подержи вот так!.. запусти - и будет у меня борода, как у Черномора. И станут ребятишки в хороводе спотыкаться о нее и падать. А упадет ребенок, может расшибиться, плакать начнет. А что за праздник со слезами?., (к залу) Дети, каким будет праздник со слезами?.. Как, как?! Да, вот именно, испорченный будет праздник...

ЛИСА. Да-а-а... (льстиво) Какой же ты, дедушка, дальновидный, да добрый, да заботливый...

Д. М. (с насмешкой) А ты зато, Лисонька, до чего же подлиза большая, не вдруг и решишь: или тебе надо чего, или так, просто в силу характера, льстишь?..

ЛИСА. Так сейчас, может, и не надо, а потом вдруг понадобится чего...

Д. М. (заканчивая подравнивать бороду, как бы даже и про себя) А-га, сегодня, значит, впрок...

ЛИСА. (подходит к мешку Д. М., заглядывает в него). Пусто... До сих пор еще сладости не привезли?.. И игрушек нет...

Д.М. (в сердцах). И не говори! Извелся весь! Все вокруг только и говорят: "Новый Год! Новый Год! Дед Мороз подарки вам, детишки, принесет!.." А где они, подарки? Где, я вас спрашиваю?! Голову уже сломал, гадая, где бы их добыть. Подумал даже у Санта-Клауса в Америке гуманитарной помощи просить!..

ЛИСА, (поддакивая) А что ж!.. У богатого чего бы и не попросить - не грех. И богатый, и родственник! Не помрет, небось, если тряхнет мешком в нашу сторону. Смотришь, у наших деток - радость!..

Д. М. (с возмущением) Замолчи! И чего мелешь?! И где это видано, чтобы Дед Мороз с протянутой рукой ходил?!

ЛИСА. (ехидно) Правильно, правильно, дедушка, лучше к детям - с пустым мешком!..

Я вернулась в комнату за сценой, улыбаясь.

- Здорово начали! Дети уже взяты в оборот!.. Но как ты собираешься выкручиваться с подарками?..

- У, черт, - спохватился Юрка, - забыл тебе выдать поправки. УЧИ.

Лева был несравнимо лучше вчерашнего нашего мальчика. Если бы хоть кто-то объяснил мне, что отличает настоящего актера от ненастоящего... Вроде бы и приемы те же, и интонации, а вот поди ж ты, глядя на бесталанного, не можешь подавить зевоту, а тут смотришь, слушаешь - и возникает азарт, и сам включаешься в игру, будто не знаешь заранее ни текста, ни событий, будто попал в совершенно новую для

себя реальность!..

Это была первая елка, еще в уходящем году, но уже посвященная Новому Году, когда я не только ощутила разницу между вечерней моей аудиторией и этими ненасытными восторженными ребятишками, но и пережила духовный подъем, и снова поверила в необходимость и непреложность добрых чудес.

И все было: и Левина - Дедморозовская рука - на моем - Снегурочкином плече, и мой, такой женский, такой недвусмысленный ответ, и Левино Дедморозовское покровительство, и почти отеческое любование, и мое чувство, утвердившееся сегодня в своей силе...

Внутренне я уже сдалась, но не хотела, чтобы Лева так легко получил прошение, чтобы все возобновилось, как ни в чем не бывало. Кто-то же должен был ответить за мои мучения и слезы. И поэтому в одну из наших с ним закулисных пауз, когда на сцене разворачивался заводной и искрометный Юрка, и дети вопили, а он поддразнивал их, а Валентина - Лиса-Патрикеевна - плела свою интригу - тут-то я и спросила Леву, как бы невзначай:

- Ну, а как там поживает Ирокез?

- Нормально, - ответил он мне машинально, но тут же разжал объятия, в которые заключил меня, намереваясь поцелуем закрепить примирение, вроде бы молчаливо уже заключенное. - О ком это ты?..

Лучше бы он оставил все, как есть, чем пытаться торопливо исправлять промах. Фальшивая получилась игра. К тому же, среди этой фальши ощутимо прочиталось мною еще и раздражение, недовольство: мол, чего ты лезешь, куда тебя не просят?!

Повисло неловкое молчание. И я решила его не прерывать. Поправила слегка сбившийся кокошник, глотнула из чашки остывший кофе, которым нас любезно оделили еще до начала представления. Близился выход, и когда я уже направилась на сцену, Лева, наконец, заговорил:

- Маша!..

Я обернулась - я готова была уже к полному обвалу, "облому".

- Да.

- Маша! Не будем же мы ссориться из-за ерунды?! У меня отлегло от сердца.

- Я не уверена, что вранье - это ерунда.

- А я уверен, что есть вещи и люди, о которых не следует много говорить - это все незначительные явления жизни. Кто нам Гекуба? Кто нам Ирокез?.. - продекламировал Лева.

Я улыбнулась.

- Мой выход...

- Знаю, беги...

Я уже была одной ногой на сцене, когда Лева догнал меня и, торопливо сжав руку, спросил:

- Поедем сегодня ко мне?..

Жаром и пронзительной нежностью откликнулся на его призыв весь мой, изголодавшийся по любви смятенный дух:

- Да, - ответила я и вылетела на сцену прямо навстречу вопрошающему и укоризненному взгляду Бабы-Яги...

И еще во взгляде этом была нескрываемая ревность... Как обидно, что мне это уже было безразлично, а ведь сколько раз полгода назад, обливаясь слезами, я мстительно воображала себе именно такой - означающий поражение Юрин взгляд...

О том, как предупредить родителей, что я не буду ночевать дома, я не беспокоилась: тут всегда можно придумать предновогоднюю репетицию капустника. Больше волновал Николай, но я ощутила в себе решимость не уступать ни ему, ни его Бурелому. Скажу просто: нет, мол, в тебе нужды, Николай, и пусть катится!.. Подумалось вдруг, что Бурелом оставил меня в покое, что он, видимо, природный психолог: подбросив идею большого, немыслимо большого куска, предназначенного мне от него в подарок, сам он удалился, дав время на размышление.

"Главное - не надо стоять на коленях, с протянутой рукой - говорила я себе - и смотреть заискивающе и жалко: подайте, мол, Христа ради, на актерский талант, пропадет же..."

Ни у кого я ничего не просила. Мне все дается без унижений, это меня просят - МЕНЯ ПРОСЯТ! - дать согласие. Да что уж может быть такого катастрофического за моим - КТО Я ТАКАЯ! - согласием, чтобы так долго размышлять!?

Я очнулась от сердечной боли, которую вызывал мой ноющий камень. Это он, определенно он, посылал импульсы, вызывающие в моем сердце боль. "Этак, ненароком, доведешь меня до инфаркта, чудовище!" - мысленно сказала я камню. Он немного поутих, но было понятно, что ему не нравится подобный вариант моего решения!..

Я вспомнила Алмазного Старика с рубиновыми губами, ведущего и ТОЛКАЮЩЕГО под машину Валерку Черешкова!.. А ведь камень подарен мне им, им - жестоким и. непримиримым!.. Хочу ли я служить такой непримиримости?! "Вот в чем вопрос..." "Добро должно быть с кулаками!" Как же!.. А вот интересно, если я поступлю против его Алмазной воли, как он рассчитается со мной?.. Эта мысль впервые пришла мне в голову и не обрадовала меня. А если я не приму подарка Белоглазого, тоже последует расплата?.. Вот уж в этом я не сомневалась. Только теперь я поняла, в какую скверную ситуацию попала.

В ресторане я первым делом пошла к телефону. Звонок в библиотеку ничего мне не дал. Ответила незнакомая сотрудница:

- Анастасии Ивановны нет, она ушла на пенсию, год назад.

О-о! Оказывается, я уже больше года не ходила в свою любимую библиотеку. Да и когда ходить?

- А что вы хотели?

- Ничего особенного, просто поздравить ее и всех вас с наступающим Новым Годом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать