Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Плавучий город (страница 11)


— Это и есть тот самый человек, который работал на Винсента Тиня и тайно сконструировал компьютер на основе украденной микросхемы нейронной сети?

Бэй пошевелила горящие дрова обуглившейся палкой и ответила:

— Абраманов — единственный человек в радиусе пяти тысяч миль, который мог бы это сделать.

Николас внимательно посмотрел на девушку:

— Ты что-то темнишь. Это действительно сделал Абраманов, да или нет?

Она ответила спокойно, но таким тоном, как будто он подлег к ней раскаленные щипцы.

— Не спрашивайте меня, пожалуйста.

— Но почему?

Бэй закрыла глаза, и ему показалось, что она плачет.

— Я хочу вам все рассказать, но знаю, что вы мне не поверите, — проговорила она и вытерла глаза тыльной стороной руки.

— Попробуй.

Девушка снова язвительно улыбнулась:

— Но вы мне по-прежнему не доверяете. Однажды моя мать сказала, что самая большая ошибка, которую может совершить человек, — это сообщить кому-нибудь то, чего он не хочет слышать.

— Я выслушаю все, что бы ты мне ни рассказала.

Девушка встала, юркнула куда-то в темноту и вскоре возвратилась назад с американской каской, наполненной водой, поставила каску на плиту и, усевшись на корточки, продолжила:

— Ваш друг Винсент Тинь часто приходил сюда.

— Он никогда не был моим другом, и, мне кажется, тебе это хорошо известно.

— Возможно наверное, поэтому вы его плохо знали. — Бэй взглянула на каску — вода в ней еще не закипела. — Именно здесь он встречался с Абрамановым... и с другими людьми, с которыми вел дела, и чувствовал себя в полной безопасности. Это был странный человек. Я так и не смогла понять, что им движет. Винсент не знал ни кто его родители, ни где он родился. Вырос он на улицах Сайгона и дважды чуть не погиб: один раз ребенком, когда попал в руки местного гангстера, другой — во время войны под артобстрелом. По правде говоря, не знаю, кого он ненавидел больше, гангстеров или американцев, которые варварски уничтожали наш народ. А ненавидеть он умел, отдавался этому чувству со всей страстью души...

— Тинь брал тебя сюда с собой? — спросил Николас девушку, когда она сняла с плиты каску Он догадался, что именно Винсент был ее любовником, иначе бы этот скрытный человек не рассказал Бэй о своем происхождении и о своей ненависти.

— Да, часто. Он обожал заниматься сексом здесь. И был превосходным любовником.

— А тебе здесь нравилось?

— Место не имело значения.

— Даже такое... экзотическое?

— Даже такое... Я везде была рада его видеть.

Они выпили кипятка, и Николас, поколебавшись, спросил.

— А кроме секса, между вами ничего не было? Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Конечно, понимаю. Я его возбуждала, но это не все. Когда мы встречались, он становился совсем другим, словно был пьян или под воздействием наркотиков. Обычно он носил маску человека, который познал в жизни все: одиночество, нищету, страх, несправедливость, а со мной становился добрым, открытым, и, я бы сказала, беззащитным. Я имела над ним абсолютную власть и от этого была очень счастлива!

Николас сидел на корточках, глубоко задумавшись. Ему стало ясно, что такая власть над мужчиной, должно быть, имела глубокий смысл для Бэй. Ведь в обществе, к которому она принадлежала, в женщине никто не видел человека, да и в мужчине тоже. Они продают свое тело, подвергаясь опасности заразиться сифилисом или спидом, умирают на улицах в молодом возрасте. Этой же девушке несказанно повезло: она любила и была любима. Но после смерти Тиня Бэй надела на себя маску, под которой не так-то легко было разглядеть ее человеческую суть.

Помолчав немного Николас решил переменить тему и спросил:

— Сколько времени ты работаешь самостоятельно?

— Довольно давно — Она закусила губу — Прошу вас, не надо больше об этом...

Брюки и рубаха Николаса высохли, и он натянул их на себя. Девушка тоже оделась, затем посмотрела на часы:

— Странно. Абраманов почему-то опаздывает. Думаю, надо выяснить, что с ним случилось. Недалеко отсюда есть контактный пункт. Мы условились, что, если Абраманов по какой-то причине не сможет прийти на встречу, он оставит там записку.

Они долго шли по тоннелям, освещая себе путь фонариком Остановились перед завалом Бэй дернула за металлическое кольцо дверь открылась, и путники стали спускаться вниз. Николас не переставал восхищаться инженерами и рабочими, которые спроектировали и построили этот подземный город, которому, казалось, не было предела.

Наконец они добрались до контактного пункта. Однако и там ничего для себя не нашли. Бэй опустилась на колени и начала шарить под сваленными в кучу сломанными койками.

— И записки нет!

Николас впервые уловил нотку тревоги в голосе девушки. До сих пор она держалась удивительно спокойно даже в самых рискованных обстоятельствах. Бэй подняла на него глаза, и Николас увидел, как в них промелькнул страх.

— Куда же делся Абраманов? Просто не знаю, что случилось.

— Может быть, его задержало оцепление и эта заварушка на шоссе?

Бэй покачала головой.

— Да нет! Вход, через который он должен был проникнуть в тоннели, очень далеко от того места, где на нас началась облава.

— Значит, нас с тобой обманули! И я хочу, чтобы ты мне кое-что объяснила...

Николас встряхнул девушку, и в этот самый момент раздался какой-то звук.

— Кто-то идет! — шепнула Бэй и выключила фонарик. — Скорее прячься сюда.

Они отползли назад к куче грязи, щебня и костей. Вонь стояла

невыносимая. Николас тесно прижался к Бэй и почувствовал, как она вся напряглась. Внезапно он увидел, что в ее руке зажат нож. Это был «кабар» с широким лезвием — страшное оружие морских пехотинцев, с помощью которого легко можно перерезать и сухожилия, и кости.

Взглянув туда, куда не отрываясь смотрела Бэй, он увидел человеческую фигуру, которая крадучись двигалась по тоннелю. Несмотря на то, что было темно и человек находился в полусогнутом состоянии, он сразу же определил, что это солдат. Значит, Бэй ошиблась: солдаты не боялись проникать в подземелье, умели обходить минные ловушки. Николас представил себе, в какой она ярости и что собирается сделать. Остановить ее, вырвать нож он не мог — шум борьбы привлек бы внимание солдата и выдал их местонахождение.

Бесшумная, маленькая как кошка Бэй кинулась к солдату и вонзила лезвие «кабара» ему в живот. Ручьем хлынула кровь. И в этот же момент девушка увидела, что второй солдат целится в нее из автомата. Выстрелить он не успел, потому что Николас, ударив солдата в солнечное сплетение, ребром ладони нанес ему удар и по гортани. Солдат замертво свалился на землю.

— Почему они здесь? — прорычал Николас. — Ты меня уверяла...

— Я не знаю, что произошло! — чуть не плача проговорила Бэй. — Здесь всегда было безопасно, а теперь мы в ловушке. Надо немедленно отсюда выбираться!

Через каждые несколько шагов она поднимала руку и простукивала потолок тоннеля своим «кабаром». На четвертый раз девушка остановилась и сдвинула в сторону пару фальшивых деревянных балок — за ними оказалась дверь. Через нее они проникли в тоннель, находившийся ниже того, по которому они только что пробирались. Тоннель был очень узким, земля в нем осела, а воздух оказался настолько затхлым, что Николас начал задыхаться. Вскоре он понял, что даже Бэй и люди, с которыми она встречалась, не исследовали этот участок лабиринта.

С трудом продвигаясь вперед, Николас немного отстал от девушки и вдруг услышал, как она вскрикнула. Когда он подбежал к Бэй, то в слабом свете фонарика увидел, что она распростерлась на земле, а у ее ног лежит цилиндр с конусообразным концом.

— Ради Бога, не подходи!

Раздался негромкий булькающий звук, глаза опалило ярким беловато-зеленым светом, и волна невыносимо горячего воздуха обдала Николаса.

— О Будда, — простонала Бэй. — Будда, только не это!

Сначала он подумал, что она сломала ногу, но девушка вскочила и с паническим ужасом уставилась на свое левое бедро, которое, казалось, горело.

— Скорее! — крикнула она Николасу и сунула ему нож. — Вырезай этот участок кожи! Скорее! Я наступила на артиллерийский снаряд, который начинен белым фосфором. Этот фосфор попал мне на бедро. Если не вырезать кожу, фосфор проест мне ногу!

Николасу не раз приходилось слышать рассказы о фосфорных ожогах, когда сам воздух вызывает взрыв зажигательной смеси, и он понимал, что медлить нельзя.

— Обними меня и держись крепко!

Он воткнул нож в ее горящую плоть и с силой нажал на рукоятку. Пока он вырезал кожу, Бэй хватала воздух открытым ртом, по щекам ее текли слезы. Потом она жутко вскрикнула и потеряла сознание. Николас, разорвав на полоски свою рубаху, сделал жгут, перетянул девушке бедро, чтобы остановить кровотечение, а потом, как смог, забинтовал его. Бэй все еще не приходила в сознание. Он сел около вьетнамки и начал размышлять, куда она хотела отвести его. Надо было что-то предпринять, нельзя было сидеть и ждать, когда их найдут солдаты. Но как отыскать выход из лабиринта без Бэй? И все-таки он решил попытаться.

Николасу потребовалось почти два часа, чтобы добраться до того места, где около мины-ловушки они видели скелет овчарки. Большую часть пути он протащил Бэй на плече, стараясь поскорей вытащить ее из подземелья. Ничем другим он помочь ей не мог. Один раз он почувствовал, что где-то рядом находятся солдаты, и сумел избежать встречи с ними.

Наконец можно было отдохнуть. Николас положил девушку на землю и постарался внутренним взором проникнуть в ее организм. Состояние Бэй было тяжелым, она очень ослабела, кроме того, ей грозило заражение крови: рану следовало обработать, дать девушке антибиотики, а у Николаса с собой никаких медикаментов не было. Оставалось одно — сосредоточить всю свою энергию, чтобы помочь ей справиться с угрозой заражения. Этого он добился, однако сделать так, чтобы рана совсем затянулась, Николасу не удалось. Он еще раз окинул взглядом девушку и вдруг заметил, что ее локоть почти коснулся выходящего на поверхность взрывателя осколочной гранаты. Слава Богу, взрыва не последовало.

Через некоторое время, подхватив Бэй на руки, Николас протиснулся через дверцу тоннеля и очутился в камере с водой. Она доходила ему до пояса. Теперь Николасу предстояло нырнуть, пройти еще через две двери, но чтобы девушка при этом не захлебнулась. Ее тело тянуло его вниз, запутывалось в проводах и проволоке, корягах и всяческих отбросах, но он все-таки выбрался к реке и поплыл к противоположному берегу. Не успел Николас вытащить Бэй из воды, как девушка закашлялась, и он увидел, что она пришла в себя.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать