Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Плавучий город (страница 32)


В центре комнаты находился небольшой столик черного дерева, своей формой он точно повторял очертания комнаты. На нем высилась статуя Беннет Бин, выполненная из гранита, нержавеющей стали и глины. Макушка статуи почти касалась хрустальных подвесок люстры.

— Не желаете ли чашечку чая или кофе? — спросила девушка.

— От кофе я бы не отказался.

Она улыбнулась ему, обернувшись на ходу:

— Пожалуй, и я к вам присоединюсь.

«Она прекрасно сложена, — подумал Кроукер, — узкая талия, стройные ноги. Сквозь костюм хорошо видны развитые мышцы плеч и спины. Не удивлюсь, если она входит в штат личной охраны сенатора».

Они прошли на кухню. Это было необычайно большое помещение, стены которого, выкрашенные бледно-желтой эмалью, отражали множество медных котлов, подвешенных на цепях к потолку. Наконец, здесь стояла настоящая голландская печь и стальной холодильник со стеклянными дверцами — за такой комплект любой владелец ресторана продал бы душу.

Девушка налила две чашки горячего кофе и подала их к столу на стеклянном подносе с металлическим держателем.

«Очень по-европейски», — отметил Кроукер, продолжая разглядывать женщину. У нее было большое, несколько простоватое лицо, в уголках губ постоянно пряталась улыбка. Затем детектив снова принялся внимательно рассматривать кухню, особенно ее заднюю стену, которая сплошь состояла из окон и застекленных дверей. За ними виднелась лужайка с множеством цветочных клумб.

— Чудесная картина, не правда ли? — спросила девушка, поймав взгляд Кроукера. — Зимой от садов веет суровостью и в то же время какой-то грустью.

— Не знаю. Мне трудно судить — не часто приходится видеть сады зимой.

Она усмехнулась и протянула ему руку:

— Кстати, меня зовут Мария.

Ее рукопожатие, как он и предполагал, было крепким и холодным.

— Лью Кроукер.

Она кивнула и заметила:

— Вы приехали в такой ранний час...

— У меня к сенатору крайне срочное дело.

— Он спустится через пять минут.

«Откуда ей это известно? — удивился Кроукер. — Откуда вообще сенатор может знать, что я жду его здесь — если провожатая еще не отходила от меня ни на шаг?»

— Я буду присутствовать при встрече, — добавила Мария.

— Вы его личный юрист?

Она рассмеялась:

— Ну что вы, помощь сенатору в этом не нужна, он сам прекрасный юрист.

Детектив еще раз внимательно осмотрел девушку с головы до ног. Если она вооружена, то где прячет пистолет? Непонятно.

— Вас что-то смущает? — поморщился детектив. — А ведь я работаю в федеральном разведагентстве. В агентстве сенатора, между прочим.

— Мистер Кроукер, мне платят огромные деньги за то, чтобы я постоянно оставалась подозрительной. И дело вовсе не в вас лично.

— Надо же. Ну ладно. По крайней мере, после ваших слов я чувствую себя поуютнее.

Она рассмеялась. Это был хороший смех — открытый, от души. Мария все больше ему нравилась. Кроукер любил людей, у которых было чувство юмора.

— Вы давно работаете у сенатора?

— Я для этого слишком молода. Всего около года.

— А какова судьба вашей предшественницы?

Мария обнажила в улыбке ряд ослепительно белых зубов:

— Предшественника. Он оказался менее приспособленным к этой работе.

И тут из-за стены раздался голос:

— Развлекаете нашего друга, Мария?

— Да, сэр.

Кроукер обернулся и увидел высокого седовласого мужчину с мрачным крупным лицом и прозрачными голубыми глазами. Казалось, даже комната изменилась, когда в нее вошел этот человек. Он ступал медленно, но то была не стариковская медлительность — скорее, уверенная поступь морского волка, привыкшего к качающейся палубе под ногами. Мужчина слегка сутулился, словно самый высокий потолок был для него все же низковат. Сенатор в своих дешевых слаксах, полотняной рубашке и тяжелой суконной куртке больше походил на фермера, чем на одного из самых могущественных и влиятельных политиков в американской столице.

— Он прошел электронный контроль, — сообщила Мария, кивнув головой в сторону гостя. — Оружия, подслушивающих устройств, микромагнитофонов не обнаружено. Чистенький.

Дедалус удовлетворенно хмыкнул и энергично — возможно, даже чересчур — потряс руку Кроукера.

— Я Ричард Дедалус, мистер Кроукер. Итак, вы из нашего агентства?

«Он слышал наш разговор с Марией, значит, по всему дому расставлены микрофоны и, вполне возможно, скрытые видеокамеры. Что и требовалось доказать», — подумал Кроукер и произнес:

— И да, и нет.

— Вот как? — удивленно поднял брови сенатор.

— Дело в том, что мистер Лиллехаммер нанял меня для расследования убийства Доминика Гольдони. Он подозревал, что не все сотрудники агентства безупречно чисты.

— Понимаю, — кивнул Дедалус. — Прежде всего его тревожил Леон Ваксман. Да, это была наша ошибка.

Дедалус многое не договаривал. Не мог же он не знать, что почивший Леон Ваксман — это Джонни Леонфорте?

— Я вижу, кофе выпит. Тогда, если вы не против, пройдемся до теннисного корта. Все трое направились к двери.

— Простите, но так ли уж обязательно присутствие Марии? — осведомился детектив.

— После истории с Ваксманом — боюсь, что да.

Они нырнули в утренний туман. Мария держалась в нескольких шагах позади, поглядывая то на собеседников, то вокруг себя. Вдалеке Кроукер опять увидел садовника. Он остановил свой минитрактор и сейчас возился с каким-то вечнозеленым растением у утла корта.

— Некоторые вещи лучше обсуждать без лишних свидетелей, — сказал сенатор, не уточнив, впрочем, кого он имеет в виду. Возможно, он говорил о своей же собственной электронной системе наблюдения.

«Если так,

то это забавно», — подумал Кроукер.

— Я разыскиваю одну женщину, — сказал детектив. — Знаю, она входит в штат агентства — или, по крайней мере, входила, когда был жив Лиллехаммер. Поэтому я и пришел к вам.

— Ее имя?

— Веспер Архам.

Сенатор ответил не сразу, его дыхание заметно участилось.

— А почему она вас интересует?

— Я расследую убийство Гольдони и у меня к этой даме есть несколько вопросов.

Сенатор резко остановился.

— Боже правый, но Лиллехаммер умер три месяца назад, Кто же приказал вам продолжать расследование?

— Но ведь никто не отдавал приказа это дело прекратить.

Дедалус, прищурившись, посмотрел прямо в глаза детективу.

— Вы меня потрясли, мистер Кроукер. Немногие сотрудники проявляют такое рвение. А кто вам сейчас платит, могу я узнать?

— Никто.

— Вы либо крайне любопытны, либо очень принципиальны, — пробормотал Дедалус. — Скоро узнаем, какое из этих предположений правильно.

— Очевидно, вы распорядитесь прекратить расследование?

Дедалус бросил на Кроукера пронизывающий взгляд.

— Кто вам сказал?

— Простая логика. Вы были другом Гольдони, часто принимали у себя его и сестру Маргариту. А два дня назад послали за ней в аэропорт свой лимузин. Гольдони решал задачи глобальных масштабов, и я убежден, что Веспер, а возможно, и Маргарита, заняты тем же.

— Как, должно быть, и я, не так ли? — сенатор покачал головой. — Я — большой злой волк, который может творить что угодно по своему произволу, так, кажется, вы себе представляете? — Они дошли до ворот корта, и Дедалус открыл их. — Вы сказали, что Гольдони был моим другом. Не отрицаю, хотя кое-кому это может показаться неправдой — ведь я член Сената Соединенных Штатов, а он обыкновенный аферист. Но вы просто не знаете этого человека! Назвать его аферистом было бы несправедливо. Скорее, это был настоящий дьявол! Но он сделал в жизни много хорошего. Хотя я и не хотел бы выступить адвокатом на его судебном процессе.

Они вышли на теннисную площадку, размытую дождем. Дедалус угрюмым взглядом уставился на вязкую глину, а Кроукер спросил:

— Что вам известно о Веспер Архам?

Дедалус извлек из кармана микрокомпьютер и набрал нужный код.

— Родилась в Потомаке, Мэриленд. Закончила Йельский университет с отличием, защитила докторскую диссертацию по клинической психологии в университете округа Колумбия, затем занималась исследованиями в области парапсихологии в...

— Парапсихологии?!

— Ну да, — сказал сенатор, оторвав взгляд от монитора. — Она — Фи Бэта Каппа и является членом «Менсы».

— А-а, эти фанатики интеллекта...

— "Менса" — общенациональный клуб, объединяющий высокоодаренных или даже гениальных людей, — назидательно проговорил Дедалус.

— А замужем она была? — Кроукер взглянул на экран компьютера, но заметил, что сенатор туда не смотрит.

— Один раз. За Джоном Джей Архамом, мелким вашингтонским бизнесменом, занимавшимся сносом зданий. Развелась через год.

— Но почему-то оставила фамилию мужа, — Кроукер окинул взглядом корт. — Сенатор, скажите, Веспер и Маргарита приезжали к вам два дня назад?

— Нет.

— Вы говорите правду?

Дедалус спрятал компьютер.

— Мне уже за семьдесят, молодой человек, но, ей-богу, я и без помощи Марии смогу вышвырнуть вас отсюда. Сил хватит.

— Я только хотел уточнить.

— Поберегите подобные вопросы для кого-нибудь помоложе.

Кроукеру хотелось составить о сенаторе как можно более верное впечатление. Спровоцировать эмоциональный всплеск — это был лишь один из испытанных приемов ремесла. Внимательное наблюдение могло оказаться еще более эффективным.

— Не ошибитесь, — предостерег Дедалус. — Я вам не враг. И я хочу, чтобы вы продолжали расследование — именно потому, что Доминик был моим другом. Если хотите побеседовать с Веспер Архам, я вам это устрою, Можете назначить время и место встречи.

— Хорошо, — Кроукер осмотрелся. Мария по-прежнему не спускала с него пристального взгляда, словно сторожевая собака, готовая броситься на врага в любую минуту. Садовник закончил осматривать растение и вновь оседлал трактор.

Немного подумав, детектив сказал:

— Сегодня в полдень. Что касается места — в одиннадцать сорок пять я позвоню вам и уточню. Вы будете дома?

— Нет. В это время — уже на заседании.

Глядя сенатору прямо в глаза, Кроукер с расстановкой произнес:

— Если вы действительно заинтересованы, чтобы в деле Доминика появилась ясность, то найдете возможность ответить на мой звонок.

Дедалус протянул Кроукеру визитную карточку.

— Сообщите все моему секретарю. Она мне передаст.

* * *

Обнаженная молодая вьетнамская женщина, широко расставив ноги и положив ладони на бедра, стояла на приземистом деревянном помосте, задрапированном шелком цвета океанских волн. На ее лице не было никакой косметики, но рот был ярко накрашен. Этот алый бант губ на коже с удивительным бронзовым оттенком выглядел потрясающе эротично. На гладком, без единой волосинки теле женщины играли отсветы лампы, заправленной розовым маслом. Рядом с этой красоткой стояла другая — на коленях. Каскад ее черных волос ниспадал до самого пола, закрывая лицо.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать