Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Плавучий город (страница 45)


Николас не сказал ни слова. Он просто не находил слов, видя глубокое горе Сейко. В этот момент он понял очень много — какой оторванной от родителей она себя чувствовала, почему попала в теневой мир, полный лжи, предательства и страшной опасности. Сейко прекрасно знала, что ждет ее, если она зайдет слишком далеко и сделает слишком много ошибок: упадет топор, и ее голова скатится вниз, и вина ее будет наконец искуплена.

Ее горе было подлинным. Воспоминания мучили молодую женщину, в этом он был уверен. Но что побудило ее признаться? Старалась ли она искренно доказать свою невиновность или, как умелый актер, разыграла перед ним личную трагедию, чтобы заставить верить ей?

Она любила его и всерьёз беспокоилась за него. В этом Николас был абсолютно уверен. Но этого было недостаточно, чтобы правильно оценить ситуацию. Ему как-то надо было расставить все по своим местам.

Николас встал и подошел к окну. Торговцы рыбой уже разошлись, и от них остался лишь запах потрошеной рыбы. Да, теперь воспоминания о Коуи долго будут преследовать его. Каждая клеточка его тела кричала об опасности. Он знал не понаслышке, что бывает, когда человек начинает принимать участие в делах якудзы. И все же он был связан клятвой защищать главу всех оябунов якудзы. И делает это теперь вместе с Сейко — полувьетнамкой, полуяпонкой, которая, возможно, участвовала в шпионаже против его компании, и с Тати Сидаре — молодым честолюбивым оябуном якудзы, с головой ушедшим в науку тандзянов. Мог ли он верить еще кому-либо, кроме Лью и Тандзана Нанги?

— Раз уж ты сейчас так откровенна со мной, — начал Николас, — скажи, у тебя есть какие-нибудь сомнения насчет Тати Сидаре?

Сейко ответила не сразу. Он слышал, как она ходила по комнате, но не повернулся, чтобы взглянуть на нее. Наконец она подошла к нему сбоку, одетая, но еще не накрашенная.

— Тати не такой, как все оябуны.

— Ты хочешь сказать, что жизнь вне закона не вскружила ему голову? Что он не одержим идеей власти и влияния?

Сейко стояла рядом с ним, но он знал, что она почувствовала, какая глубокая пропасть пролегла между ними. Он сделал ей больно, высказав свои подозрения в столь резкой форме и не поверив ее объяснениям. Но это уже нельзя было исправить. Положение, в котором они находились, — необходимость найти Оками прежде, чем его враги приведут в исполнение свой убийственный замысел, и необходимость раскрыть секрет «Факела-315» до того, как он будет введен в действие в мартовские иды, — это положение перечеркивало любые личные переживания.

— Нет. Я не это имела в виду... В этом смысле он, конечно, такой же, как все вы. Но... позволь мне рассказать тебе одну историю. Когда мы с ним познакомились, я обслуживала столики в акачочине моей матери. Он устроил меня на работу в Токио, где я смогла оттачивать свое мастерство.

Она протянула руку, чтобы коснуться Николаса, но на полпути остановилась, как бы передумав.

— Я расскажу тебе об этом именно сейчас, потому что знаю, что должна сделать это. Твоя отчужденность невыносима для меня, твое недоверие — как нож в моем сердце. Под утро, ворочаясь во сне, ты произнес ее имя — Коуи, и душа моя задрожала, как осенний лист.

— Забудь о Коуи.

— Потому что она из твоего прошлого? Но этой ночью ты мечтал именно о ней, хотя рядом с тобой была я.

— Это был всего лишь сон, и ничего более.

— Нет, не только сон! Ты обнимал меня, а произносил ее имя!

Он взглянул на Сейко, и лицо его стало мертвенно бледным. До каких пор Коуи будет преследовать его? До тех пор, наверное, пока он не порвет с якудзой? Нет, нет, это невозможно. Воспоминания об этой девушке должны сгинуть.

В глазах Сейко стояли слезы. Она прикусила нижнюю губу, чтобы не разрыдаться. И продолжала рассказывать:

— Именно Тати помог мне устроиться к тебе на работу. Это было превосходное место для меня, и я была ему очень благодарна. Потом он попросил меня стать посредником между Масамото Гоэй и Винсентом Тинем.

— Значит, эта история о том, как ты увидела меня в клубе Нанги, ложь?

— Нет, не ложь, просто... просто не совсем правда.

Она перевела дыхание.

— Я сама хотела подойти к тебе, но страх парализовал меня. Что, если ты отвергнешь меня? Я была уверена, что не вынесу этого. Поэтому я не стала ничего предпринимать, но рассказала Тати о тебе. Через несколько месяцев он сообщил мне, что место твоего помощника свободно и предложил попробовать поступить к тебе на работу. Он же подготовил меня к собеседованию.

— Значит, к этому времени Тати уже перебрался из Кумамото в Токио и работал на Томоо Кодзо?

Сейко кивнула.

— Он ведь умница, все так считают, поэтому быстро поднимался по иерархической лестнице Ямаути. Вскоре о нем прослышал Кодзо. Мне кажется, он понравился Кодзо тем, что хорошо знал Юго-Восточную Азию. И очень скоро Тати стал ответственным за этот сектор перед кланом.

По ее щекам катились слезы, несмотря на все усилия сдержать их.

— Тати одержим идеей проникнуть в Плавучий город. Не спрашивай, почему. Я сама не знаю этого. Но теперь я рассказала тебе абсолютно все. Во мне ничего не осталось, кроме вины за гибель брата и любви к тебе.

— Получается, ты почти ничего не знаешь о Тати. Ты видишь в нем доброту, а может, это только хитрость?

В дверь осторожно постучали, но Николас не обратил на стук никакого внимания.

— А что, если он подучил тебя и намеренно внедрил в мою компанию?

Раздвижные двери раскрылись — на пороге стоял

Тати.

— Время завтракать, — сказал он весело.

* * *

— Эй, да ты просто здорово выглядишь в этой форме! Тебе об этом говорили?

Кроукер, быстро шагавший к выходу 19 в зале международных рейсов аэропорта Даллеса, резко остановился.

— Да-а-а... — сказал Бэд Клэмс Леонфорте. — Знаешь, ты прямо как с рекламного плаката «Летайте вместе с нами!»

— Ошибся рейсом, — сказал Кроукер, глядя мимо Леонфорте. Он хотел успеть на свой самолет. Кроме того, самый вид этого человека был ему крайне неприятен. Однако он пригрозил всадить пулю в голову Маргариты, если Кроукер откажется помогать ему. И теперь Лью просто обязан был держать себя в руках. Он сделал это, сжав зубы.

— Ну да... Пожалуй, надо бы и мне заказать такую летную форму. Моя милашка будет просто в отпаде! Представляю...

— Я опаздываю. Что ты тут делаешь?

В ответ Леонфорте широко улыбнулся и развел руки в стороны.

— Как что? Присматриваю за тобой, Лью.

На Бэде Клэмсе был элегантный, хорошо сшитый серовато-коричневый костюм от Армани, на плечи он набросил пальто из верблюжьей шерсти. Его шестисотдолларовые мягкие кожаные мокасины сияли в ярком свете вестибюля аэропорта.

— Пойдем, поболтаем чуток.

— Весьма лестное приглашение, но не могу принять его. Как-нибудь в другой раз.

— Нет, сейчас!

Добродушная ухмылка сползла с лица Леонфорте, в глазах вспыхнул злой огонь.

— Ты что же, думаешь, опоздаешь на самолет из-за меня? Не думай об этом. Обещаю, никуда он не полетит без тебя. Ведь ты — ценный груз, не так ли? А у меня имеется кое-какое влияние.

Кроукер увидел, что у терминала слоняются три бандита Леонфорте — они поймали его в ловушку и сделали это очень профессионально. Поэтому он и позволил Бэду Клэмсу провести себя в помещение за дверью с надписью «Посторонним вход воспрещен». Это была комната без окон, обставленная по-спартански. Старый откидной диванчик, обитый чем-то зеленым, три или четыре стула и складной столик, на котором стояли кофеварка, бумажные стаканчики, лежали пластиковые одноразовые ложечки и сахар — все это придавало помещению дешевый и бедный вид.

— Совсем как дома, — сказал Бэд Клэмс, снова широко улыбаясь. Резкая смена настроений этого человека действовала как удар хлыстом. — Бог мой, я-то думал, они лучше обращаются со своими летчиками. — Запустив пальцы в свою вьющуюся шевелюру, он повернулся лицом к Кроукеру. — Ну, чем пахнут наши дела?

— Все отлично. Позволь мне делать свое дело без твоего грязного вмешательства.

— Какие мы обидчивые, — Бэд Клэмс поднял указательный палец. — Придется тебе научиться воспринимать мою братскую заинтересованность в твоих делах именно в такой форме, в какой я ее выражаю.

— Да отвяжись ты! Связал меня по рукам и ногам, да еще заставляешь выслушивать свои дурацкие шутки!

Детектив знал, что этого не следовало говорить, но Леонфорте просто бесил его. В ответ Бэд Клэмс подскочил к Кроукеру и ударил его в грудь так, что тот отлетел к стене. Детектив сжал в кулак свою биомеханическую руку, но не поднял ее. Бэд Клэмс сделал шаг назад.

— Дурацкие шуточки, говоришь... Какого хрена ты выслеживаешь Веспер Архам? Предупреждаю: тебе не поздоровится, если я еще раз увижу тебя с ней, уж я позабочусь об этом!

— Мне твоей заботы не надо.

— Да? С этого момента считай меня своим крестным отцом, и куда бы ты ни шел, я буду с тобой. Убежден, тебе обязательно понадобится моя помощь. — Бэд Клэмс хихикнул. — Черт побери, дружище. Я знаю, что ты обо мне думаешь. Ты считаешь меня лишь немногим лучше гориллы из зоопарка. — Он ткнул пальцем в грудь Кроукеру. — Но мне наплевать на то, что ты обо мне думаешь, ясно? Заруби это себе на носу. Ты можешь быть какой угодно ослиной задницей, как и все прочие. Сон я от этого не потеряю. Одно ты должен помнить с этой минуты: я всегда слежу за тобой, понял? Не думай, что я не буду знать, куда ты идешь и что ты делаешь, только потому, что ты улетаешь на другой берег, утеночек. И не пытайся помешать мне в Лондоне или где бы то ни было, потому что я просто раздавлю тебя своими тупоносыми башмаками, и тебе это будет не очень-то приятно, ясно?

— Я слышу тебя хорошо и все прекрасно понимаю.

Бэд Клэмс рассмеялся.

— Ну, ты даже говоришь, как летчик. Ты что, показал им свой значок федерального агента?

— Что-то вроде этого. Они одолжили мне эту летную форму, и я могу бесплатно воспользоваться вторым рейсом на Лондон.

Он осторожно посмотрел на Леонфорте.

— Ты кончил запугивать меня? Могу я теперь идти?

Бэд Клэмс махнул рукой.

— Делай, что хочешь, Лью. Только помни: всякое действие имеет противодействие, равное по силе и противоположное по направлению. Подумай о последствиях, прежде чем решиться на что-нибудь. Я пленников не беру.

Огромный самолет запаздывал с отлетом, и Кроукер, сидя в хвостовом отсеке, размышлял о том, не связано ли это с ним. Детектив взошел на борт самолета последним и с порога начал отыскивать взглядом Веспер. Она сидела в салоне первого класса среди миллионеров.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать