Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Плавучий город (страница 73)


— Кто ты? — прошептал он.

— Какое это имеет значение? Скажу тебе только, что я работаю на Микио Оками.

Теперь Кроукер верил ей или, по крайней мере, начинал верить, потому что с Веспер заключил сделку Серман; Серман, а не Дедалус. Ученый был явно напуган, узнав, что Кроукеру известно о том, что он постоянно держит эту женщину в курсе работ по «Факелу». Если бы Веспер работала на Дедалуса, «Факел» не держали бы от этого человека в тайне. Дедалус не знал о «Факеле», а Веспер знала. Именно Веспер обеспечила возможность Серману и Абраманову вести свой тайный диалог и периодически сообщала Оками последние сведения о ходе работ над «Факелом».

И все же Кроукер не мог не сказать:

— Мне нужно узнать больше, прежде чем я смогу довериться тебе.

Он чувствовал, как она пристально смотрит на него.

— Маргарита говорит, что я могу доверять тебе, но я что-то сомневаюсь. — Голос Веспер звучал неуверенно, казалось, она примирилась если не с ним, то с ситуацией. — Думаю, ты чертовски опасный человек, и я ей это сказала. Советовала держаться от тебя как можно дальше. Но теперь я думаю, что была не очень-то права.

— А я с какой стати должен тебе верить? Пока ты была в образе Домино, ты лгала мне; а в роли Веспер у тебя обличий столько же, сколько у актрисы в кино, даже еще больше. Кроме того, когда я украл твой гроссбух из сейфа у Моникера, я испортил твой код. Я обнаружил крах компании «Моргана», торгующей оружием, дела которой ты вела для Дедалуса.

— Верно, «Моргана» принадлежала Дедалусу. Но то, что ты украл, были фотокопии, которые я сняла и собиралась переслать Оками.

Кроукер ничего не ответил. Все, что она говорила, вполне могло быть правдой.

— Ты тоже не очень-то был правдив, — вздохнула Веспер. — И хуже того, ты запугал меня до крайности. Ты преследовал Маргариту, шпионил за ней и за мной.

— Да, мы с тобой лгали друг другу. Только ты забыла упомянуть, что сенатор Дедалус — один из главных людей в УНИМО.

— А ты забыл рассказать о своем свидании с Чезаре Леонфорте в «ТриБиСи», — отпарировала она.

Кроукер представил; как его встреча с Чезаре могла выглядеть в глазах Веспер и Маргариты. Он и Бэд Клэмс за ленчем, как два закадычных дружка! Боже, неужели Маргарита думает, что он предал ее? А почему бы и нет? Именно к этому он уже был однажды опасно близок. Каким образом он рассчитывал избавиться от Бэда Клэмса, когда придет время рассказать дону о сети нишики? По-настоящему он никогда не задумывался над этим, надеясь на авось, как говорят русские.

— Итак, ты подумала, что я работаю на Бэда Клэмса. Почему же ты изменила свое мнение?

Внезапно Веспер зажала ему рукой рот, и Кроукер прислушался к тому, что происходит за стеной их крошечной каморки, в комнате, где хранились реактивы. Он различал звуки, похожие на скрежет ножек кресел по кафелю, и понял, что их ищут. Серман сразу же обмяк от смертельного страха. Он прислушивался к звукам, раздававшимся в комнате, всем своим существом и забыл о Кроукере и Веспер.

Это были люди Дедалуса. Когда они ушли, Веспер взяла Кроукера за руку и мягко сказала:

— Когда ты набросился на человека Чезаре в Холланд-парке, я поняла, что ошиблась в тебе.

— Ты знала, что я последовал за тобой в Лондон?

— Перед тем как уехать из Вашингтона, я заехала к Моникеру и обнаружила, что кто-то проник в мой сейф. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, кто это сделал.

— Если ты знала, что я преследую тебя, почему ты не остановила меня?

— Я пыталась. Если помнишь, я дала тебе ложную информацию, но ты был слишком умен, чтобы на нее клюнуть. А мне надо было кое-что выяснить.

— Не понимаю...

— А что, ты думаешь, я хочу? Маргарита любит тебя.

Чувство облегчения было настолько глубоким, что Кроукеру захотелось наклониться и поцеловать ее. Но он только сказал:

— Это бессмысленно.

— Когда речь идет о любви, все бессмысленно.

— Но мне кажется, это в высшей степени абсурдно.

— Только если чувства людей не совпадают.

— Но Маргарита и я находимся по разные стороны закона, — вздохнул Кроукер.

— Ты уверен? Если следовать твоей логике, мы с тобой тоже по разные стороны. Теперь же ты знаешь, что это не так.

Веспер дала ему время поразмыслить над ее словами, потом продолжала:

— Я беру на себя огромный риск, рассказывая все это тебе. Я готова защищать Маргариту даже ценой собственной жизни.

Весь этот разговор напоминал китайскую головоломку, в которой приходилось гадать, как поочередно освободить ряд занятых клеток. И Кроукер сказал задумчиво:

— Думаю, хоть и с трудом, но я понимаю, что ты хочешь сказать. — И тут же почувствовал, как Веспер медленно расслабляется, подобно змее, чьи голова и тело, скрученное в кольца, долгое время были напряжены для удара, — Теперь скажи, как мы выберемся отсюда, чтобы Дедалус не схватил нас?

— Есть только один путь. Мы должны следовать дорогой, по которой пытались убежать подопытные.

— Но ты сказала, что это никому не удавалось.

— Верно. И мы должны разузнать, почему.

* * *

«Я видел, как Леонфорте застрелил моего отца, застрелил на улице, как собаку, — говорил Тати. — Но это еще не все. Леонфорте сделал это с удовольствием. Он вопил от восторга, плясал над телом моего отца, прежде чем утащить его в джунгли».

Таков был человек, с которым Коуи провела шесть месяцев, за которого она собиралась выйти замуж, человек, который влюбился в нее. Теперь, по всей вероятности, Николасу предстояло встретиться с Миком

Леонфорте лицом к лицу. Если, конечно, ему удастся пробраться в Плавучий город.

Волшебство его встречи с Коуи все еще не рассеялось, и Николас с ужасом думал о том, что ему снова придется расстаться с ней. Утешало только одно: она обещала ему уехать в Токио. Николас велел ей отправиться к своему другу и партнеру Тандзану Нанги и оставаться у него, пока он не вернется.

— По правде говоря, с тех пор как я бросила Майкла, он вселяет в меня ужас, — сказала ему Коуи перед тем, как он отправился в путь с Ван Кьетом. Этот его взгляд... — Содрогнувшись, она не закончила фразу. Николас прижал ее к себе.

— Теперь Мик Леонфорте не тронет тебя, — успокоил он ее.

Коуи вцепилась в любимого, не желая отпускать. Ее била дрожь.

— Ты не знаешь его так, как я. Он беспощаден и очень умен. В конце концов, он всегда получает то, что хочет.

Николас заставил девушку посмотреть ему в глаза.

— Послушай, Коуи. Когда будешь в Токио, расскажи все Нанги. Он знает, какие меры предосторожности надо принять. — Николас крепко поцеловал ее в губы. — Мы встретимся раньше, чем ты думаешь.

Джип трясся по разбитому шоссе. До Сайгона предстояло ехать еще полдня, и Ван Кьет был в дурном настроении. Он потерял контроль над событиями с тех пор, как привез Николаса к Хюинь Ван Дику, и ему это не нравилось. Тати был мертв, и только Николас знал дорогу в Плавучий город.

— Когда мы попадем туда, — сказал Ван, — вы предоставите Рока мне. Я знаю, как надо обращаться с такими типами.

Николас не был уверен, что это надо было сделать. Ван Кьет был полон ярости, а ярость, как правило, не дает человеку спокойно и ясно мыслить. Кроме того, он сам был склонен разделаться с Роком, а заодно и с любым, кто встанет на его пути. Николас знал, почему Плавучий город был так важен для Акинаги и Тёсы, а также, подозревал он, и для Микио Оками. Поэтому Рок, да и Мик, не принесут ему никакой пользы в их империи, если превратятся в трупы.

— Нам нужно подумать, как подобраться к Року и к Леонфорте, — сказал он.

— Единственный способ остаться в живых — это использовать оружие, — ответил Ван Кьет, взвешивая в руке пистолет-пулемет МАК-10.

— Есть и другой.

Ван Кьет покачал головой, нажимая на акселератор.

— Вы не знаете этих ублюдков. Тати и я охотились за ними больше двух лет. — Ван объехал два громыхающих грузовика, изрыгавших выхлопные газы в зеленоватые сумерки. — Есть лишь один способ вести с ними дело. Никаких разговоров. Все, что им скажете вы или я, значит для них не больше, чем шум ветра в деревьях. Они... о, Будда!

Внезапно прямо перед их машиной взметнулся вверх фонтан из камней, гудрона и обломков бетона. Взрывная волна вышибла у джипа лобовое стекло. В Ван Кьета вонзился кусок металла, и он, вскинув руки, закричал.

Николас перегнулся через него и с силой нажал на тормоз, повернув при этом руль до отказа влево. Отбиваясь от града обломков и густого пепла, летавшего в воздухе, он оттащил Ван Кьета от руля. Николас, видевший, что они вот-вот свалятся в пропасть, всеми способами пытался остановить стремительное движение джипа. Изо всех сил нажав на акселератор, выправив колеса, он перебросил Ван Кьета на заднее сиденье, отклонился насколько возможно влево и таким образом удержал джип, который уже начинал переворачиваться. Автомобиль взметнулся на дыбы у самого края пропасти. Отчаянно нажимая на тормоза и одновременно переключая передачи, Николас сумел, наконец, погасить скорость, и джип плавно опустился на четыре колеса.

— Что за дьявол...

Второй взрыв прикончил джип.

Николас отдался на волю инстинкта и внутреннего зрения тандзяна. Отпустил руль и, расслабив мышцы, перевалился через борт. Приземлившись на бок и плечо рядом с обочиной, он покатился вниз по склону. Но третий взрыв распорол склон рядом с ним: Николаса отбросило назад, и он ударился головой о ствол дерева. Какое-то мгновение он лежал оглушенный и пытался собраться с мыслями.

Ярдах в ста от него он увидел окровавленного, трясущегося Ван Кьета, который пытался выбраться из джипа, лежавшего на боку. Машина дымилась, вся ее задняя часть была смята. Ван Кьет вытащил свой МАК-10. В это время Николас увидел, как на заросшем холме возник гигант, одетый в пятнистую маскировочную форму. На плече у него висело ЛПУ-М72, легкое противотанковое американское ракетное ружье, которое широко использовалось во время войны. Чтоб тащить его на себе, подумал Николас, нужно иметь не меньше чем четверть лошадиной силы.

У мужчины с ракетным ружьем было квадратное грубое лицо, задубевшее и свирепое, с блеклыми глазами необычного оттенка, белокурые волосы коротко пострижены на военный манер. Однако человек этот не был похож ни на одного из американских военных, которых когда-либо доводилось видеть Николасу. Его манера двигаться скорее была азиатской. От мужчины исходило ощущение сосредоточенности и огромной физической мощи. А лицо его свидетельствовало о том, что война вытравила из него всякое подобие человеческих чувств. Когда он направил оружие на Ван Кьета, Николас понял, что видит Рока, повелителя Плавучего города. Рок встал и побежал к Ван Кьету.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать