Жанр: Ужасы и Мистика » Говард Лавкрафт » Врата серебряного ключа (страница 7)


V

Волны внезапно отхлынули, оставив Картера в полном одиночестве. Вокруг царила тишина, от которой веяло беспредельным холодом. Можно было подумать, что его руки сжимают пустоту, но неутомимый искатель знал, что Бытие по-прежнему здесь. Он нашел нужные слова, значение или смысл которых послал в бездну: Я все понимаю и не отступлю .

Волны вновь забурлили, и Картер понял, что Бытие услышало его. Безграничный разум послал целый поток информации и пояснений, распахнувший перед ним новые горизонты. Картер смог охватить мысленным взором недоступные раньше сферы космоса. Волны сообщили ему, что представления о трехмерном мире наивны и ограниченны. Помимо известных всем направлений вверх-вниз, вперед-назад, направо-налево, существует великое множество иных путей. Ему наглядно продемонстрировали мелкость и ничтожество земных богов с их жалкими человеческими пристрастиями враждой, буйством, любовными интрижками, жаждой почестей и желанием властвовать вопреки рассудку и природе.

Картер мог выразить словами большую часть полученных впечатлений, но были среди них и такие, которые он воспринимал другими органами чувств. Его воображение проникало в измерения недоступные человеческому зрению и разуму. Он созерцал бездонную тьму, прежде казавшуюся ему сферой адской игры хаотических сил или областью полной пустоты, но теперь ощущал в ней небывалую мощь, способную потрясти самые сокровенные чувства. Картер словно поднялся на вершину, и смотрел оттуда на гигантские формы, затмевающие любой фантастический вымысел и непостижимые земным рассудком. Он посвятил всю свою жизнь разгадке тайн, но был бессилен понять природу этих колоссов. Постепенно сквозь пелену прежних представлений до него начало доходить, почему маленький Рэндольф Картер, оставшийся в 1883 году в усадьбе близ Аркхема, существует одновременно с призрачным очертанием на псевдовосьмиугольном пьедестале за первыми вратами, частицей, стоящей перед Бытием в безмерной бездне, и всеми прочими Картерами, доступными его мысленному взору.

Вибрация волн усилилась Бытие явно хотело, чтобы он понял суть чудесных превращений, и понял как должное многообразие собственных обличий, а не только ту мельчайшую частицу, с которой связывал оставшееся я . Волны внушали ему, что любая форма в пространстве образуется при пересечении той или иной фигуры с большим количеством измерений. Квадрат это результат сечения куба, а круг сечения сферы. Трехмерные куб и сфера возникают при сечении фигур четырех измерений, о чем люди до сих пор лишь догадывались и что изредка видели во сне. Четырехмерные фигуры создаются с помощью сечения пятимерных и так далее, вплоть до головокружительной бесконечности прообразов. Мир людей и людских богов лишь малая грань ничтожно малого явления трехмерного континиума. К нему ведут первые врата, где Умр ат-Тавил навевает сны Властителям Древности. Люди называют его реальностью, отвергая многомерный подлинник, как бредовый вымысел, хотя все обстоит совершенно иначе. То, что они считают сущностью и реальностью, на самом деле есть иллюзия и призрак, а то, что на земле зовется иллюзией и призраком, это сущность и реальность.

Время не движется, а стоит на месте, убеждали его волны. У него нет ни конца, ни начала. Нам только кажется, что оно идет и приводит к переменам. Это земное заблуждение. Да и само время не, более чем иллюзия. Лишь зажатые в трехмерном мире люди полагают, будто прошлое сменяется настоящим, а настоящее будущим. Череда событий заставляет их думать о ходе времени. Но в действительности все, что было, есть и будет, существует одновременно. Бытие торжественно провозглашало свои истины, не давая Картеру возможности усомниться. Даже когда он не мог до конца уразуметь его откровения, то ощущал непреложную правоту последней реальности космоса и знал, что она способна опровергнуть все прежние узкие представления и косные пристрастные взгляды. Ведь он чувствовал их неподлинность еще на земле, и стремился вырваться из этого плена.

После долгой паузы до Картера снова донесся рокот волн. Они говорили, что перемены, которым обитатели трехмерных миров придают столь большое значение, всего лишь функция их сознания, поскольку они воспринимают явления под разными космическими углами. По аналогии с множеством форм, образующихся в результате сечения конуса, их несходство зависит прежде всего от угла сечения, реальность кажется изменившейся от малейшего сдвига космического угла. Эти бесконечные смены углов сознания поработили землян, в массе своей не умеющих ими управлять. Только считанные единицы, знакомые с древними преданиями, знают, как надо с ними обходиться. Они-то и вырвались из-под власти времени и перемен. Но силам и сущностям за Вратами ведом каждый угол сознания, и они либо созерцают космос, раздробленный на мельчайшие части, которые вы зовете сценой событий, либо видят его всеобщим и целостным. Вибрация волн опять ослабела, и Картер почувствовал, что приблизился к разгадке утраченной цельности своего я , совсем было повергшей его в отчаяние. Он попытался соединить разрозненные фрагменты открывшейся истины. Картер догадался, что смог бы раскрыть тайну еще за первыми вратами, когда перед ним предстало сонмище двойников, но чары Умр ат-Тавила уберегли его от этого потрясения и позволили открыть серебряным ключом последние врата. Он желал разобраться, что связывает столь различные ипостаси его я частицу за этими Вратами, призрак, восседающий на восьмиугольном пьедестале, мальчика из 1883 года, немолодого мужчину из 1928 года, далеких пращуров,

безымянных существ из иных эпох и иных миров, и послал в бездну поток мыслей. Бытие ответило ему новым плеском волн и постаралось разъяснить природу этой связи, непостижимой земному уму.

Все поколения в пространствах трех измерений и все стадии роста одной-единственной личности, услышал он рокот волн, не более чем воплощения вечного праобраза в безмерном пространстве. Каждый представитель уходящих в глубь веков поколений сын, отец, дед и так далее и каждый человек в разном возрасте младенец, ребенок, подросток, мужчина лишь одна из фаз этого вечного праобраза, зависящая от смены угла сознания или умозрительного плана. Рэндольф Картер в любой год своей жизни, Рэндольф Картер и его предки, люди и их предтечи, земляне и жители иных планет только фазы абсолютного, вечного Картера вне времени и пространства. Различие этих призрачных проекций вызвано сменой угла и рассечением праобраза планом сознания.

Малейшее изменение угла могло превратить сегодняшнего ученого мистика в ребенка, каким он был много лет назад, превратить Рэндольфа Картера в колдуна Эдмунда Картера, бежавшего в 1692 году из Салема в Аркхем, затерявшийся между высокими холмами, или в Пикмена Картера, который в 2169 году отразит натиск монгольских орд, собирающихся завоевать Австралию; превратить Картера-человека в выходца с двойной планеты Кифа-мил, некогда вращавшейся вокруг Арктура, позднее этот инопланетянин обитал в Гиперборее и поклонялся черному идолу Тзаттогуа, в далекого пращура, жившего на той же планете Кифа-мил или в Стронти за пределами галактики, в четырехмерный летучий разум в старом пространственно-временном континиуме или в растительный мозг будущего со зловещей радиоактивной кометы, и так далее в бесконечном вращении космоса.

Праобраз гулко вещали волны, существует в абсолютной бездне. Она скрыта от земных взоров и о ней смогли догадаться лишь редкие провидцы. В ней всегда главенствовало Бытие, которое сейчас внушает тебе истины. Знай, что оно является пра-образом Картера. Вот почему Картеры испокон веков стремились раскрыть заповедные тайны космоса. Все великие исследователи, великие мыслители и великие художники грани этого праобраза. Картера потрясло откровение Бытия, он ощутил какой-то пугающий восторг и был готов преклониться перед трансцендентной сущностью. Волны опять перестали вибрировать и полная тишина заставила его задуматься о странных дарах, еще более странных вопросах и уж совсем странных ответах. Он никак не мог сосредоточиться и, собрав воедино полученные сведения сказать себе, что постиг последнюю тайну. Если допустить, что все, поведанное ему Бытием, правда, то, изменив угол сознания он сможет перенестись в далекое прошлое и побывать в тех уголках вселенной, которые прежде видел лишь во сне. Наверное, эту власть над временем и пространством снова даст ему серебряный ключ. Ведь он уже превратил его из мужчины, живущего в 1928 году в мальчика из 1883 года, а потом в некое существо за пределами времени. Даже теперь, утратив телесную оболочку, Картер знал, что ключ находится у него.

Пока волны безмолвствовали, он обратился к Бытию, поделившись с ним своими тревожными размышлениями. Картер понимал, что здесь, в последней бездне он в равной степени удален от любой грани своего прообраза с лицом человека или неведомой твари, земнородного или родившегося на иной планете. Его снедало любопытство, и он хотел узнать о разных фазах своего существа, в особенности об отделенных от 1928 года толщей времени и пространства или о тех, что всю жизнь являлись ему в сновидениях. Он чувствовал, что великий и извечный прообраз, Бытие, способно перенести его во плоти в любую из этих фаз, изменив план его сознания. Несмотря на пережитое им чудесное превращение, он страстно мечтал о новом чуде. Ему не терпелось побывать в загадочных и необычных уголках вселенной, промелькнувших в видениях этой ночи.

Он спросил Бытие, удастся ли ему проникнуть в призрачный, фантастический мир с пятью разноцветными солнцами, незнакомыми созвездиями и головокружительными черными кручами, в мир, где обитают похожие на тапиров существа с клешнями, высятся причудливые башни, где прорыты страшные туннели, а над ними царят цилиндры. Он смутно ощущал, что эта планета прочнее остальных, связана с иными мирами и, обосновавшись на ней, он сможет совершить ряд путешествий на планеты, с которыми издавна торговали клешнерукие. Любопытство и в этот решаю щий момент возобладало у Картера над страхом.

Волны опять завибрировали, и Картеру стало ясно, что Бытие ответило согласием на его просьбу. Он узнал о черных безднах, которые ему предстояло одолеть, о неведомой пятигранной звезде, светящей в другой галактике с чуждыми законами. Там в норах обитали старые враги инопланетян с клешнями громадные ползающие твари. Бытие предупредило Картера о том что в плане его сознания, совмещенном с временно-пространственным миром этой планеты, нужно изменить угол. Тогда он сможет принять облик клешнерукого существа и жить, не вызывая ничьих подозрений. Он также должен помнить о своих символах, ибо без них не сумеет вернуться из чуждого мира, который захотел посетить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать