Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Кладовая (страница 11)


*

ОЩУЩЕНИЕ ВСЕЛЕННОЙ

По-видимому, у Шекспира есть еще одна нераскрытая тайна. Острая, жгучая, поражающая воображение. Если бы он признал то, что лучшие драматические произведения и сонеты написаны под влиянием чувства космоса, тогда все, что принесло бы пользу ему, как человеку, возможно было бы отнято от его лучшей стороны - просветленного человека. На это он согласиться не мог. Ясно чувствовал горечь неизбежного расставания. Пусть наши чувства будут той же пробы, у жизни нашей - разные пути. Хоть мы остались неизменны оба, но светлых встреч нам больше не найти... Поэтому нам надо разойтись, и наших светлых чувств порвать звено. Чтоб, разлучившись, лишь к тебе неслись хвалы за то, что лишь тебе дано. У этой, истинно творческой личности была необычайно развита способность призывать космическое чувство и все образы и идеи, находящиеся с ним в связи. Ощущение Вселенной - это дар всему человечеству, и оно не может быть присвоено одним. Звездная пыль - в волосах. Отблеск - в сердцах. Как мне твои заслуги воспевать, когда ты часть, и лучшая, моя? Что могут похвалы себя мне дать? Что в том мое, в чем я хвалю тебя?

*

ВЕТЕР ДУЕТ, КУДА ОН ХОЧЕТ

Насколько же далеко человечеству до того времени, когда космическое чувство сделается общей, постоянной, не утрачиваемой способностью? Тем ценнее и бережнее должны храниться в народной памяти его редкие, но великолепные вспышки. Их животворный источник - отцовское великодушие. И вялыми казались мне плоды, которые не знают ласк Отца. Ведь лето и отрада там, где ты, и без тебя у рощи нет певца. А если есть, поет он так уныло, что вянет лист, страшась зимы постылой. То, что открывается творческой личности в момент наивысшего взлета, остается в сознании. Оно свято и неистребимо. И когда бывший немой вдруг начинает говорить, современники поражаются силой прибоя, выносящего из глубин души на пустынный берег то жемчужины, то израненных осьминогов. А между тем, то было вслед за летом, роскошной осенью. В пору плодов, зачатых некогда весенним цветом, как плод любви осиротелых вдов.

Однажды весьма тонко была подмечена случайность и видимая беспричинность появления и исчезновения озарения, когда говорилось о том, что ветер дует, куда он хочет. И ты слышишь его, но не знаешь, откуда он приходит и куда идет: так бывает и с рожденными от духа.

*

ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЕ ВСПЫШКИ

Космосознание может представиться человеку сродни любовному взлету. Те же муки, так же безумно трудно выразить рациональным языком трансцендентное. Разлука с космическим сознанием мучительна для души, устремленной к недостижимому идеалу. Но внутренний свет преображает и все вокруг, насыщает цвета. Разлука. Как бы ты была тяжка, когда б досуга тягостное бремя (обманывая помыслы и время) не красила любовная мечта. Когда бы ты не дозволяла нам петь здесь о том, что так далеко там. Высшее состояние души отчаянно непостоянно. Вызвать его по желанию или усилием воли крайне трудно. Устремленная душа неутомляема. Окружающая вселенная наполнена пустотой и редкими ослепительными вспышками. Всем ведомо: как редкое веселье, приходит праздник только раз в году. И драгоценный камень в ожерелье лишь скупо расставляется в ряду. Влияние чувства космоса на отдельную личность бескорыстно и щедро. Жажда прильнуть к этому роднику способна продвинуть человека по пути самосовершенствования. Периоды возникновения космического сознания могут увеличиваться, расти интенсивность этого чувства, но для этого человечество должно возмужать. И быть готовым принять и достойно воспользоваться космосознанием. Так и часы с тобой, как мой тайник иль сундуки с одеждою богатой, даруют мне благословенный миг, раскрыв красы, которыми чреваты. Истории известны ярчайшие случаи проявления космического чувства. Об этом сложена не одна легенда - ведь подобное всегда поражало ум и воображение людей. Но для осмысления происходившего потребовалось преодолеть горы неспешного Времени. Что есть, уж было, может быть, не раз. И вот, минувшее изображая, наш бедный ум обманывает нас, известное когда-то вновь рождая.

*

СВЕРХТЕКУЧЕСТЬ ЖИЗНИ

Космическое сознание дает воспринявшему его человеку могучую способность понимать души людей и иных живых существ. Воспринимать тончайшие оттенки настроения. Постигать заблуждения ума. Видеть его возвышенность, узость, глубину, посредственность, упорство, сомнения, свободу и рабство. Раскрывать духовный мир - близкий и дальний. Представлять ум своеобразной дверцей в оболочке между микро- и мегакосмосом. Какая сущность твоего сложенья? Тьмы чуждых образов живут в тебе. У всех одно лишь тени отраженье а ты один вмещаешь все в себе. Знание сверхтекучей жизни становится всеобъемлющим. Космическое сознание одушевляет природу - даже умершие камни за пазухой. Происходит проникновение в саму структуру, в сокровенные глубины человеческой и космической природы. Жизненные вихри пронизывают пространство, разносят Доброту и Любовь, засевая космические поля.Животворные всходы предвосхищают увесистый урожай. Возьмем весну иль осени дары. Та - только тень твоих очарований, а эта - воплощенье доброты. Ты отражен в красотах всех созданий. Услышавший звуки космоса, устремленный человек восхищается мощью космического сознания. По отношению к собственному организму и своему "Я" возможно некоторое пренебрежение. Поэт одновременно и удивлен открывшимся ему, и разочарован самим собой. Но чуть возьмусь за зеркало, то вижу, как стал я стар, как истощен тоской. И самомненье, падая все ниже, становится обманчивой мечтой. То не себя - тебя я обожаю. В твою весну сентябрь мой облекаю.

*

ГОНЕНИЯ ЗА ВОЛЬНОСТЬ

Продукт космосознания (драмы Шекспировы) весьма и весьма долго подвергались иезуитским гонениям за вольность языка, за презрение к условностям и прочее, что не принципиально по сути. То не беда, что ты хулы предмет. Прекрасное рождает осужденье. Ведь красоты без темных

пятен нет. И в чистом небе ворон реет тенью. Однако все желчные нападки отнюдь не доказывают недостатки созданных произведений. В те времена они оказались просто выше понимания современников. Время смахнуло все наносное со стола людской памяти. Будь ты хорош, и грязный яд злословья поднимет лишь тебя в глазах людей. Ведь червь грызет с особенной любовью сладчайший цвет. Ты ж - цвет весенних дней. До того Шекспир создал сравнительно мало поэтических произведений и практически "с ходу" стал писать намного лучше, возвышеннее и светлее, чем кто-либо из соплеменников до него. Чувство космоса как бы заново обучило поэта "пению души", а до тех пор он был наполовину немым. Я так же часто призывал тебя быть Музою моих стихотворений, как все другие, что несут, как я, к твоим ногам плоды их вдохновений. Ко времени написания сонетов у Мастера имелось уже несколько драм. И все же он продолжал считать себя "неучем". Только пережив озарение космическим чувством, творческая личность начинает истинно говорить и писать. Твой облик, что научит петь немого и неуча - парить за облака, дал силы новые искусству слова, удвоил мощь и грацию стиха.

*

РАЙСКИЙ САД ОЗАРЕНИЙ

Отблеск света Вселенной придал стиль и прелесть чувств также и произведениям подражателей. Но все же подлинные шедевры искусства порождаются лишь космосознанием. Иногда поэт называл его "молодым другом" - ведь эта способность юна для человечества, которое только начинает действительно ее обретать. В нем все - любовь, все - пламень чувства. Ты только придал внешний блеск другим, и прелестью своей развил искусство. Но можно ли сравнить, что сделал мне ты, из неуча взведя меня в поэты? Простое сознание существует уже несколько тысячелетий, поэтому оно проявляется у людей в очень раннем детском возрасте. Самосознание по возрасту несколько моложе, а чувство космоса можно считать само находится в младенчестве. Это - считанные яркие взблески у величайших гениев человечества. Райский сад озарений, а затем - снова беспроглядная ночь и промерзлая до глубин снежная пелена незрячего Времени. Холодная, неприветливая бездна. Как на зиму похожи дни разлуки с тобой, о, радость промелькнувших дней. Какой мороз. Как все томится в скуке. Какой декабрь средь леса и полей.

*

ШЕПОТ ИЗ КОСМОСА

Под влиянием космического чувства у поэта появилась способность создавать поэтические произведения все лучше и лучше. Кажется, что даже во сне он слышал шепот посланий из космоса. Ни он, ни этот тайный вдохновитель, средь тишины желанный гость ночной не может хвастаться, как победитель. Я не боюсь победы надо мной. Но чуть ты стал сочувствовать ему, я замолчал и погрузился в тьму. Это чувство вытесняет из сердца Мастера все постороннее и суетливое, преображает глубинную структуру личности. Этим готовится почва для закладки нового сада. Сада грядущего. Его стихов ли гордое ветрило, стремясь к тебе, награде всех наград, в моем мозгу рой дум похоронило и обратило в гроб цветущий сад? Его ли дух, злым духом наученный писать стихи, стал палачом моих? Нет, не злой дух - советник сокровенный. Нет, и не сам он поразил мой стих. Все это доказывает, что Шекспир крайне простым и понятным языком первым рассказал человечеству о космическом сознании. Наверное проще, чем другие люди, озаренные когда-либо этим высочайшим чувством. Звук голоса поэта стих, но трепещущая мысль жива вечно.

* * *

ЮНОСТЬ - ПАДАЮЩАЯ ЗВЕЗДА

Имя звезде - Полынь.

Чем меньше человек пол04уч001и-0л от рождения природных способностей сохранять и поддерживать жизнь, тем сильнее ощущает он временность пребывания на Земле. Как плодотворно развить издревле сложившиеся устои, не поломав себе хребта, не вывихнув души ? Нет простого ответа. На циклопические пирамиды (окаменелый нижний конус часов) дряхлое время сыплет "песок" в виде дождя-звездопада. Юность нашей Земля - это падающая с неба звезда. Успеем ли желание загадать ?

*

В Ы Т Е С Н Е Н И Е

Изначально гениальный ребенок, жизнь которого начинается с ограничений и запретов, вынужден вырабатывать свои принципы и правила. А затем добывать самое необходимое в поведении, эмоциях, простейших навыках - то, в чем взрослые ему почему-то отказывают. Молодой "Титаник" подает родным людям отчаянные сигналы SOS. Если же они продолжают оставаться "глухими", то ребенок находит интуитивно безошибочный путь: начинает все меньше и меньше пользоваться готовым. "Я - сам. Сам! Я - большой." По мере роста формируется круг друзей, которые начинают презирать то, что дают им родители или общество. И вообще - пользоваться даровым признается позорным. После того, как способности добыть нечто или что-либо сделать "из ничего" признаны стержневыми, пытливый взгляд устремляется к идолам, кумирам, различного толка пришельцам, как к существам самодеятельным, а потому - самобытным. Подрастающий, и к тому же практически лишенный надежного "панциря" человек, казалось бы, должен сделать еще один шаг к тому, чтобы признать сострадание великой добродетелью. Но он лукаво делает шаг в сторону утверждения себя через насилие, расчищая по своему разумению место под солнцем. Не поэтому ли юные зачастую равнодушно смотрят на больных, немощных старух у церквей? Проходят мимо, отводя глаза и внутренне глумясь. Неужели не видят они в этих несчастных себя спустя борзые годы? И разве внешнее сохранение приличий не подчеркивая мерзость настырного вытеснения новым поколением старшего из жизни и даже из памяти?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать