Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Кладовая (страница 4)


* * *

ГЕНИЙ ДЕТСТВА

Эвакуированы мы из Детства навсегда...

Малыш, который явился в розовый для него мир, не ожидает каких-либо враждебных его проявлений. Всех тех капканов и петель, что поджидают его на неблизком пути. С методического разрушения взрослыми домика, принадлежащего гению детства, начинается сокрушение нежных твердынь доверчивой прежде души. Постепенно взрослея, он усваивает урок и начинает пробовать собственные силы, обращая созидательные действия в разрушительные. И даже преуспевает в этом. В детстве наши природные чувства обострены, не зашлакованы и первозданны. Мы в значительной степени - звери, зверьки. Проявление истинной, хищной природы порою спасает неокрепшую жизнь. Помогает в "охоте" за наиболее вкусной пищей и простейшими удовольствиями. Изощренность обретается позже. Ближе к юности обостряется другой природный инстинкт - половой. Следом появляется сопутствующее ему стремление к подавлению, "истреблению" вокруг себя всех тех, кто способен помешать реализации неукротимого зова рода. И только на излете жизни человек, понимая истинные мотивы и сущность борьбы и сознательно отказываясь от ее диктата, обращается к предкам. Если же посчастливилось понять это несколько раньше, в расцвете сил, то он поднимает взор в вышину, устремляясь в иные вселенные.

*

БЕЛЫЙ ОСТРОВ

Малыш, который явился в розовый для него мир, не ожидает каких-либо враждебных его проявлений. Всех тех капканов и петель, что поджидают его на неблизком пути. С методического разрушения В ребенке поразительно проявляется справедливость: в том, то он отнюдь не считает себя первым среди животных себялюбивым "венцом творения", а обращается со всеми на равных. Пожалуй, прежде всего он замечает у них отсутствие речи и заговаривает, пытаясь научить с его точки зрения самому интересному человеческому языку. Постепенно малыш начинает осознавать, что оттачивающийся со временем ум может проявляться в виде своеобразной пародии - хитрости, которая является одним из средств борьбы за существование. Ум же есть в первую очередь способность знать общие причины борьбы в беспокойном и опасном мире. Кротость здесь зачастую воспринимается в качестве глупости, а неуемная энергия находит воплощение в агрессивности и жестокости. Шагнув во взрослое пространство, юные могут оказаться без твердой почвы - так сильны и необычно новы их ощущения. Но звериные навыки будут лишь "цветочками" по сравнению с теми приемами противоборства, которые им еще предстоит освоить. Сохранится ли в течение жизни первозданное чувство справедливости? Сумеет ли человек сберечь в душе "белый остров" счастливого и пугливого детства?

*

КРАСОТА МИЛОСЕРДИЯ

По-видимому, ребенок, который еще не испорчен поверхностным, саркастически едким, навязанным развращенными взрослыми мнением обо всем в этой жизни, инстинктивно устремлен к единению с окружающим миром, к естественной гармонии с ним. Лишь потом его души, возможно, коснется ржавь цинизма, и повод к враждебности станет важнее, чем готовность к раскаянию в неловкости или ошибке - восприятию всем сердцем очищающего чувства вины. В неизбежных случайных утратах (сломал ли игрушку, раздавил насекомое, с которым играл, обидел ли старика или лучшего друга) и упущенных счастливых возможностях юный человек на деле чувствует и узнает, что в этом большом и запутанном мире приносит радость. Чего нужно опасаться, а что может вызвать и смерть. Постепенно крепнет его снаряжение к будущей жизни в "джунглях" взрослых. Но главное - это способность сопереживания - порыв самому перенести боль, причиненную другому. Ему - плохо и больно, а мне не так больно и даже хорошо. Значит я - виноват, то есть я в этом (что без боли) не прав. Позже он, конечно, поймет, что острый укол - сознание своей не-правости - и есть совесть. Отсюда берет истоки бескорыстная жертвенность: отдать потерявшему то, что есть у тебя лишнего, а порой даже самое дорогое и необходимое. Здесь же раскрывается и красота милосердия. Детское сердечко обязано пройти горнило чужих болей и смертей, чтобы развиться, стать чутким и отзывчивым. Только так сохранится домик гения детства.

* * *

К О Щ Е Й

Мы будем спать, минутные поэты; я, в частности, прекрасно буду спать, в бою случайном ангелом задетый в родимый прах вернувшийся опять.

Человеческая смертность есть "сумма суммарум" всех бед, постепенно и неуклонно отравляющих жизнь с первого восхода солнца. Но смерть - это и закономерный итог цепи мельчайших и крупных ошибок, своеобразный "жизненный якорь". Одновременно смерть есть и вершина жизни. Во взаимоотношениях каждого человека с другими к нему постепенно приходит осознание, насколько устойчивость его конкретной жизни зависит от окружающих, особенно в утробном и розовом периодах. Человек безвременно умер - значит его недостаточно (или вовсе НЕ) любили, было мало внимания, забот семьи и всего общества о поддержании огонька данной жизни. Финал - детская смерть или одряхление до срока. В отношениях с миром природы жизненная стабильность зависит главным образом от прочности заложенного еще до рождения фундамента (исток и резерв жизненной энергии) и сплетения случайностей. Кроме того - от силы, могущество которой мы чувствуем в грозах и бурях, пожарах, землетрясениях, катастрофах, в зное и стуже, а также - в

связанных с ними лишениях и болезнях.

*

К А Л И Т К А

Детальное изучение загадочного феномена смерти и глубинных ее корней неуклонно возвращает нас к давней мысли о механизме достижения бессмертия. При этом человеческая жизнь обретает новый смысл, предохраняющий от превращения нашего разума в предрассудок, в страусовую хитрость. Даст ли такое поле деятельности новые импульсы мышлению? Или действия человека, неуклонно подталкивающие его к смерти, останутся по-прежнему полуслучайными? Говорят, что у гениев ничего не бывает случайным. Все их действия, происшедшие от понимания собственной смертности (от сознания ограниченности и кратковременности земной жизни) и выраженные в творениях духа, были устремлением к бессмертию. Достиг ли кто-нибудь страстно желаемого? А у иных понимание смертности вызывало пароксизмы страха. Тогда калитка в космос тотчас же закрывалась перед ними.

*

МЕСТОРОЖДЕНИЕ ЖИЗНИ

Засыпая, человек обретает в полном смысле всю землю. Становясь ее частью, получает возможность питать деревья и травы - все живое, оставшееся на поверхности. Образуется человеческое месторождение, и если живущие ныне проматывают настоянные на Солнце и Времени газ, уголь и нефть, то когда-то можно будет воспользоваться аккумулированной силой, веществом и энергией ушедших поколений. Они вернутся, чтобы помочь тем, кто нуждается в этом. Токи души неразрывны. И эта пуповина взаимосвязи сможет поддержать даже устремившихся к дальней звезде. Со временем способности людей, возможно, разовьются настолько, что современное "полудикое" состояние осознается как необходимая ступень перехода. Ведь странным кажется тот факт, что, например, в средние века два больших числа могли мучительно долго делить методом "галеры". Нынче этим уже владеют школьники младших классов. А иные способности, которые культивируются с величайшим трудом, будут даны каждому от рождения. Органическое свойство способностей - молодеть. Чем старше они по возрасту, тем моложе порог овладения ими. Жизнь спрессовывается до мгновения. И человек со временем "проживет" полную взрослую жизнь своих предков еще внутриутробно. Затем - детство и еще две-три особенно творческие, взрослые жизни. Так что "возраст пяти веков" - будущая реальность.

*

Ф Е Н О М Е Н

Интересно было бы вернуться к символике погребальных обрядов - только несколько с иной стороны. Суеверный почет к памяти уснувших отцов вполне обоснован. Грабители египетских пирамид в погоне за ускользающим призраком богатства грабили в первую очередь самих себя. Биозащита (микробы в пыли внутри пирамид) фараоновых захоронений оказалась настолько мощна и эффективна, что из тех людей, которые вскрыли склепы и вдохнули той пыли, скоропостижная смерть пометила всех. Значит, Вечность через определенный срок включает оборонительную "взрывчатку". Еще рассказывают, что усыпальница в Печорах "защитила себя огнем сама" при попытке ее вскрытия. Обгоревший угол гробницы видел сам. Катакомбы и подземные кельи-усыпальницы лучше не беспокоить своим легким дыханием - они отвечают дыханием Смерти. Души усопших успокаивают тяжелым надгробием, цепкими корнями подсаженного дерева, осиновым колом, крестом или напутственным словом о перспективах спокойного сна (словно булавка для пойманного "жука"). Однако нет покоя в стране мертвецов. И они возвращаются к нам с напоминанием о несправедливостях, зовут к себе, будоражат память и совесть. Быстро множатся из легионы и продолжаются непрерывно поминки. *

Г О Р Е Н И Е

Эволюция жизни стремилась выработать естественные, необходимые механизмы самосохранения - защиту от эпидемий и пандемий. Возникла даже иллюзия полного уничтожения некоторых болезней. Но как можно уничтожить в природе процесс окисления? Кто остановит лаву ядовитой, пораженной наследственности? Гниение - то же горение, помещенное в геологическое время. Территория, пораженная заболеванием, и ее население подобны огромному полю спелой пшеницы, захваченному всепожирающей силой огни. И меры здесь требуются также пожарные. Промедление смертоносно. "Дым" пандемии, распространяясь, отравляет и космос. Сколько еще испытаний жизни на прочность придет на Землю на острие звезды? *

ДЕРЖАТЬ УДАР

Иногда кажется, что современная жизнь и бессмертие взаимно исключают друг друга. Действительно, трудно стать бессмертным человеку, на которого обрушивается такая лавина жизненных ударов. Следовательно, вопрос о бессмертии неотделим от вопроса о счастье. Человеческому роду угрожают смертностью цунами известных всем глобальных бед и малозаметных индивидуальных несчастий. Поиски нами естественности существования, внутренней гармонии и творческого счастья - это одновременно и путь к обретению бессмертия. Сколько смыслов у народной сказки о Кощее Бессмертном?

* * *

КРИКИ И ШЕПОТЫ

Земные чувства, Их остаток скудный Отдайте постиженью новизны...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать