Жанр: Альтернативная история » Андрей Ерпылев » В когтях неведомого века (страница 10)


6

Не гадай ты, милый, по монетке,

И орел и решка — все одно,

Ведь судьба-то, друг мой, не конфетка,

Не вернешь в бумажку все равно…

Николай Селенский. «Развилка»

«Куда же меня занесло? — думал Арталетов, лежа на спине и тупо глядя в потолок. Потолок был дощатый и низкий, покрытый плесенью и паутиной. Сверху, должно быть с чердака, то и дело доносился грохот, будто кто-то там разгружал тяжести: кирпич, например, или радиаторы парового отопления. После каждого такого удара на лицо Жоры сыпался мерзейший мусор. — Ремонт в этой конуре затевают, что ли?.. Да и постель жестковата…»

Справа от Георгия вдруг что-то зашевелилось. Он бросил туда настороженный взгляд, хватаясь за эфес шпаги (надо же, успела выработаться привычка!), и обомлел… Рядом, руку протяни, возвышались чьи-то ноги, обтянутые высокими сапогами выше колена, далеко не новыми, порыжевшими от длительной носки и украшенными многочисленными аккуратными латками. Сапоги были со шпорами…

Владельцем и ног и сапог на них оказался не кто иной, как давешний знакомец Георгия, шут Леплайсан, восторженно приветствовавший выбравшегося с преогромным трудом из-под стола на свет Божий «д'Арталетта».

— Ба, да это господин д'Арталетт! А я, признаться, вчера решил, что вам разонравилось мое общество и вы решили уйти по-английски, не прощаясь. Верите ли, остаток ночи и все утро я провел в безутешной тоске по приятному собеседнику…

Весь стол и часть немытого пола рядом были сплошь уставлены свидетельствами «безутешной тоски». Жора уселся на скамью и завороженно уставился на этот натюрморт: представить, что кто-то мог «уговорить» такое количество вина, пусть даже в компании, было немыслимо. Видимо, Леплайсан был истинным энтузиастом своего дела. Начав пересчитывать пустую тару, Георгий сбился на третьем десятке и махнул рукой на это гиблое дело.

— Представляете? — Шут тем временем, виртуозно действуя кинжалом, который, видимо, был у него орудием на все случаи жизни, откупорил очередной сосуд и, разлив бордовую влагу по бокалам, от души грохнул донышком по столешнице. Теперь Арталетову стала понятна причина давешнего шума, принятого им за разгрузку стройматериалов. — Этот каналья, — большой палец Леплайсана через плечо указал на угрюмо драившего стойку кабатчика, физиономию которого, и без того не слишком миловидную, украшал свежий «фингал» под глазом, — отказался принимать назад пустые бутылки, и мне пришлось его уговаривать!.. А как же мне было поступить? — патетически всплеснув руками, воскликнул шут. — Ведь я думал, что вы меня покинули, оставив совершенно без средств… Я же был вынужден изыскивать резервы, наконец! Правда, амфоры из-под фалернского старый жмот все равно взять отказался. «Невозвратная тара…» — передразнил он дядюшку Мишлена.

В доказательство Леплайсан, повергнув собеседника в шок, тут же продемонстрировал ему две абсолютно пустые глиняные емкости, выкатив их ногой из-под скамейки.

— Чтоб вы подавились, выпивохи чертовы! — проворчал кабатчик из-за стойки, негромко, но вполне внятно.

Арталетов не разглядел при первом знакомстве, какого цвета глаза у хозяина, но мог сейчас поклясться всем на свете, что черные, так как подавился он сразу же после слов Мишлена.

Зажав рот ладонью, Георгий вскочил с места и опрометью кинулся вон, провожаемый сочувственными словами Леплайсана:

— Конечно, конечно, шевалье! Облегчить желудок перед обстоятельной трапезой советовал сам великий Галек[16]. А он понимал дело в пищеварении — я лично не раз выпивал и закусывал за одним столом с этим выдающимся человеком. Только не заблудитесь в лесу, здесь водятся волки…

* * *

Сказать, что Георгию было плохо, значило не сказать ничего.

Добрых полчаса он простоял, согнувшись, у соснового ствола, исторгая из себя выпитое и съеденное накануне и меланхолично дивясь, как это все поместилось в поджаром в общем-то животе не слишком благополучного российского жителя эпохи развивающейся демократии.

Наконец мутный поток понемногу иссяк, Арталетов разогнулся, вытер губы платком, а забрызганные сапоги пучком травы и попытался определить, куда его занесло на этот раз.

То, что никаких признаков кабака дядюшки Мишлена поблизости не наблюдается, он выяснил еще «в процессе», когда обрел мало-мальскую способность соображать. Более того, нигде под ногами не замечалось и тропинки. Трава и папоротники вокруг имели такой вид, будто по ним никогда не ступала нога человека. Оставалось брести наудачу, в надежде рано или поздно выбраться если и не к кабаку (возвращаться в который, честно говоря, Жоре не очень-то и хотелось), то хоть к какому-нибудь человеческому жилью.

Сделав попытку придать выбору дальнейшего маршрута хоть какую-то видимость осмысленности, Георгий выудил наугад из кошелька, полегчавшего, конечно, после ночного банкета, но самую малость (Леплайсан оказался человеком чести и шарить в карманах собутыльника не стал, а может быть, и в самом деле решил, что тот ушел, не прощаясь), монетку.

Незнакомая денежка размером с российскую «пятерку», но гораздо тоньше имела такой же тускло-серый цвет и была изрядно потерта. На лицевой стороне виднелись плохо различимый портрет бородатой личности с всклокоченной шевелюрой не то в доспехах, не то в сюртуке, и круговая надпись: «HENRICUS II D G FRANCOR REX». Большим знатоком латыни Арталетов себя не считал, но почти любой на его

месте перевел бы эту абракадабру как: «ГЕНРИХ II ФРАНЦУЗСКИЙ КОРОЛЬ». Оставались еще загадочные «D» и «G»[17] через точку, но большого значения они скорее всего не имели…

Вздохнув, «шевалье» перевернул монету.

Оборотная сторона сохранилась лучше, возможно, благодаря некоторой вогнутости денежного знака. Здесь присутствовал гербовый щит с французскими лилиями, увенчанный сложной короной, две буквы «Н» под коронами по бокам и малопонятная круговая надпись — скорее всего какое-то латинское умное изречение или девиз. Без вопросов читалась только дата выпуска — «1557», и то, после рассказа шута, Жоре в первой цифре почему-то явственно виделась не единичка, а заглавная латинская буква «I».

Рассмотрев монету во всех подробностях, Георгий загадал, что, если выпадет «орел» (то есть портрет, хотя орлом изображенный там субъект отнюдь не казался), он пойдет налево от места своего, гм-м, отправления естественных надобностей, а если «решка» — направо, после чего не слишком высоко ее подкинул…

«Серебрушка», нагло скользнув мимо подставленной ладони, ребром вклинилась между травинками, словно иллюстрация к хорошо известному анекдоту.

— Еще бы в воздухе зависла… — посетовал Арталетов и сунул руку в кошелек за другой монетой. Этой, обманувшей его, он почему-то больше не доверял.

Медяк, выуженный наугад, вообще сразил Жору наповал.

Дело в том, что у этого «дензнака» было два «орла» (или «решки» — как кому больше нравится). Обе стороны монеты украшали французские лилии и малоразборчивая надпись по самому краю. Даже скрупулезно сличая обе стороны, невозможно было понять, чем они кардинально различаются.

«Чертовщина какая-то!» — растерянно подумал Георгий.

Гадать в третий раз как-то само собой расхотелось. Ежу было понятно, что идти следует назад, но путешественник решил проявить свободу выбора и пошел не влево, не вправо, не назад, а вперед.

Его обступали со всех сторон медно-красные мачты сосновых стволов, хотя как он попал в хвойный лес, когда по всем статьям кругом должен был быть лиственный, да не просто, а широколиственный, Арталетов не знал.

Стоило подумать об этом, как шелушащиеся красной чешуей сосны неуловимо сменились корявыми кленами, каштанами и еще какими-то деревьями, при виде которых из подсознания всплывали неведомые «буки и грабы» из учебника природоведения за не припомнишь враз какой класс средней школы. Как эти «буки и грабы» выглядят, горожанин Арталетов, на юге побывавший один раз, да и то в нежном розрасте, совершенно не представлял, но фразу из учебника помнил твердо.

Солнце, невидимое из-за высоких, тесно стоящих деревьев, заметно пошло на снижение, так как тени сильно удлинились и все кругом приобрело красноватый оттенок.

«Нужно поторапливаться, — подумал обеспокоенно Жора. — А то придется ночевать прямо в лесу…»

Мысль об еще одной ночевке в лесу вызвала содрогание. Особенно ярким был образ кусачего аборигена, после встречи с которым все еще чесалась спина, причем сразу во множестве мест. А если еще нагрянут его многочисленные, без сомнения, соплеменники, одержимые жаждой мести?..

Георгий уже давно уяснил, что идет он совсем не в ту сторону, но поворачивать обратно было поздно, оставалось продолжать придерживаться избранного маршрута, благо из того же учебника природоведения (или географии?) он твердо уяснил раз и навсегда, что Земля круглая.

В похмельном мозгу только-только начали прорезываться воспоминания об ориентировании при помощи мха, коротких и длинных сучьев, отсутствующих здесь по определению телеграфных столбов, кладбищенских крестов и муравейников, а также о том, что, идя без ориентира, человек всегда забирает в сторону и бредет по гигантскому кругу, как деревья впереди немного поредели, мелькнуло что-то ярко-красное и раздалось едва слышное мелодичное пение.

Поблагодарив про себя Бога, Георгий опрометью кинулся на звук голоса…

* * *

Арталетов сидел на пенечке рядом с девочкой, вернее, девушкой в легкомысленном белом платьице, никак не вязавшемся с хоть и поздним, но все-таки средневековьем с его кринолинами и фижмами, и кокетливой красной шляпке, уминая пирожки с чем-то непонятным, но безумно вкусным, извлеченные из вместительной плетеной корзинки. Девушка, довольно симпатичная, если не сказать больше, сочувственно смотрела на проголодавшегося путника, суя ему в руки все новые и новые кулинарные чудеса, по мере того как предыдущие исчезали. Георгий готов был провалиться сквозь землю от стыда, но ничего с собой поделать не мог: объединенным результатом похмелья после фалернского, непривычного для изнеженного портвейнами и бочковым «Агдамом» желудка, «медицинской» процедуры и последующей прогулки на свежем воздухе стал зверский голод. К тому же пирожки были такие свежие и ароматные…

— Простите, — оторвался наконец Жора от еды, — я, наверное, все запасы ваши умял…

— Да ничего, ничего! — рассмеялась девушка так звонко и мелодично, словно рассыпала пригоршню серебряных колокольчиков. — Я еще испеку, кушайте на здоровье!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать