Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 102)


35

Аромат

— Мне нравится это обличье, — сказала Малистра. — Ты похож на старый поношенный башмак, на какой и смотреть-то не хочется.

На лице Старого В'орнна появилась особенная улыбка — предназначенная только для нее.

— Дожив до моих лет, начинаешь уважать проявления старости. Они напоминают о пылкой и подверженной ошибкам юности.

— Я-то еще не старуха! — воскликнула она в шутливой тревоге.

Старый В'орнн засмеялся и, взяв ее за руку, вывел в сад, где можно было наслаждаться журчанием воды, пением птиц и ароматом цветов. Свет лился с белого неба, освещая дорожки. Но когда они ступили под деревья, нависающие над прудом, главной темой стала темная вода.

— Юности не обязательно кичиться собой, дорогая.

Морщинистая рука Старого В'орнна обвила ее стройную талию. Малистра с огромной нежностью поцеловала его в жесткую щеку. Они сидели бок о бок на скамье с толстыми базальтовыми ножками и резным сиденьем из оникса. В глубокой тени деревьев лицо молодой женщины внезапно показалось бледным и постаревшим. Подвижный как юноша, Старый В'орнн наклонился и, подняв стоявшую на берегу серебряную чашу, наполнил ее водой. Рука Малистры слегка дрожала, когда она подносила чашу к губам. Старый В'орнн нахмурился.

— Ты ждешь слишком долго. — Он смотрел, как она жадно пьет воду. — Я предупреждал тебя.

— Очень много дел. — Малистра вытерла губы тыльной стороной ладони. — Я встретила неожиданно сильное противодействие.

— Да, Джийан. — Его черные губы искривила улыбка.

— У нее достаточно сил и искусства, чтобы причинить серьезный вред. Она блокировала все мои подглядывающие заклятия. К счастью, я выслеживаю ее и другим способом.

— Прекрасно.

— Однако я не могу “увидеть”, кто такой Дар Сала-ат и где он.

Старый В'орнн взмахнул рукой в ароматном воздухе.

— Не имеет значения. Мы знаем, где Дар Сала-ат будет.

— Кольцо Пяти Драконов.

— Да. Дар Сала-ата тянет к нему, как стрелку компаса к северу.

Малистра смотрела на свою дрожащую руку.

— Мне надо еще.

— Нельзя. Передозировка тебя убьет. Как я часто объяснял, граница между поддержанием и разрушением очень тонка.

— Этого уже недостаточно! — крикнула Малистра. — Смотри! — Она вытянула перед ним дрожащую руку.

Старый В'орнн успокаивающе сжал ее руку своими.

— Ты злоупотребляешь Кэофу, которому я научил тебя, вот и все.

— Не знаю, не знаю. — Она положила голову ему на плечо.

— Успокойся, дорогая. Мне больно видеть тебя столь возбужденной.

— Через минуту мне станет лучше. — Малистра вытащила мешочек, связанный из тончайших золотых нитей. Из мешочка достала белый корень, испещренный прожилками, как внутренняя сторона ее руки или его виски. Положила корень в рот и раскусила, поморщившись из-за горького вкуса.

— Сколько мезембрэтема ты сейчас принимаешь? — спокойно спросил Старый В'орнн.

Малистра пожала плечами.

— Дорогая, будь осторожна. Мезембрэтем способен надолго разрушить синаптическую деятельность мозга.

— Я хорошо знаю, на что он способен. Я видела результаты своими глазами, помнишь?

Старый В'орнн помнил, хотя и против воли.

— С тобой этого не произойдет, дорогая. Обещаю защитить тебя.

— Ты наблюдал за мной. Подготовил меня. Я сделала все, о чем ты меня просил.

— Все и более того, — сказал Старый В'орнн. — Я горжусь тобой.

— Но самое трудное по-прежнему впереди. — К ней на глазах возвращались силы. — События, пришедшие в движение, когда ты дал мне Кольцо Пяти Драконов, приближаются к критическому моменту.

— Да, — кивнул Старый В'орнн. — Мы использовали его как наживку, чтобы выманить Дар Сала-ата из укрытия. Кольцо притянет Дар Сала-ата к себе, и когда мы узнаем, кто это, ловушка захлопнется. Он будет в наших руках, и мы запрем его в колдовской тюрьме Бездны. А убрав с пути Дар Сала-ата, мы сможем беспрепятственно перейти к следующей части нашего плана.

Воцарилась тишина, прерываемая лишь обычными звуками птиц и насекомых. С трудом верилось, что за увитыми цветущими лозами высокими стенами сада раскинулся шумный город — гигантский двигатель из миллионов частей, гудящий и хрипящий, кричащий и жестикулирующий, поющий, смеющийся, торгующийся, дурачащий, упрашивающий, приказывающий... властный и смиренный многоязычный рынок. Здесь, на островке древней жизни, граница между садом и внешним миром была четкой, как линия широты на карте.

Малистра поправила платье.

— Надо подумать о Бенине Стогггуле. Старый В'орнн широко зевнул.

— А что с ним?

— Он рассчитывает при помощи моего колдовства достать Кольцо Пяти Драконов.

— Это, конечно, невозможно.

— То-то и оно. Если я не сумею, я утрачу силу в его глазах.

Старый В'орнн улыбнулся. В нем зашевелился обманщик.

— Тогда мы дадим регенту кольцо, точно соответствующее его замыслам. — Он вытянул руку ладонью вверх. Пальцы с длинными ногтями шевелились, как лепестки актинии, потихоньку смыкаясь. Когда они соприкоснулись, воздух над кончиками пальцев замерцал, уплотнился и потемнел. Появилось кольцо из резного красного жадеита, идеально похожее на Кольцо Пяти Драконов, только внутри торчал крохотный шип.

— Он попытается использовать его, — сказала Малистра, беря кольцо в руки.

— Разумеется. — Улыбка Старого В'орнна стала шире, устрашающей, как рык первиллона. — Он захочет использовать кольцо против своих врагов. Мы позаботимся, чтобы он именно это и сделал. Кольцо полое внутри. Регент наденет его, уколется о

шип, и его кровь наполнит кольцо. Тогда он получит достаточно колдовства. — Он захихикал. — Это упрямый и тупой в'орнн. Зелья, которые ты добавляешь в свечи, горящие в его покоях, должны иметьсильный аромат.

— Да, на аромат он реагирует, — сказала она. — Я поняла это с нашей первой встречи. Стоило ему унюхать мой мускус — и он был мой.

— Наверное, интересно иметь такие сексуальные пристрастия.

— Это ведет к слабости. — В ее голосе звучало презрение. Старый В'орнн, не говоря ни слова, встал, пристально глядя в непроглядно темный пруд. Над зеркальной поверхностью танцевала мошкара. Малистра привыкла к его странным сменам настроения, молчанию, внезапным высказываниям.

Неожиданно он провел рукой по воде. На мгновение рябь исчезла, потом появилась снова.

— Помни, Малистра: мы все — актеры. Фокус в том, чтобы знать, когда выйти на сцену и когда уйти.

— Что за женщина ищет меня через опал? — спросила Риана.

— Все в свое время, — ответила Тигпен. — Сначала я должна рассказать тебе об опалах.

Они ехали на быстрых чтаврах, которых Риана раздобыла в горной деревушке Дальний Рынок. Идя по покрытым утоптанной грязью улицам, она чувствовала себя неловкой и ужасно виноватой. Тигпен сотворила для нее изящное платье из бирюзовой ткани одежд Матери. Сначала Риана отказывалась надеть его, но — по настоянию Тигпен — в конце концов сдалась.

— Дар Сала-ат должен носить мантию Матери, — заявила Тигпен тоном, не терпящим возражений.

Они проезжали густые марровые леса и высокие аммоновые рощи, по созревающим лононским полям и каменистым хребтам, вниз по поросшим травой лощинам. Дорогу выбрала Риана.

Руководствуясь излучением опала, они направлялись почти строго на юг, более или менее по прямой линии к Аксис Тэру. Опал потребовал зайти в Серёдку — глухую деревушку в пятидесяти пяти километрах к северо-западу от города.

— Во-первых, опалы чрезвычайно редки, — начала Тигпен обычным менторским тоном. — Они старше самого Времени. Некоторые считают, что на самом деле это мелкие осколки Жемчужины, если хочешь, личинки, отложенные с момента сотворения Жемчужины.

— Ты веришь в это? — спросила Риана.

— В доказательство обычно указывается, что все опалы содержат включения, изъяны, из-за которых они и были отвергнуты в миг Творения.

— Да, но во что веришь ты?

Тигпен нахмурилась. Зрелище было вообще странное: маленькое, кругленькое, пушистое тело свернулось на мускулистой спине чтавра. Чтавр, похоже, не возражал. В сущности, поскольку мордочка Тигпен была рядом с его мордой, он, казалось, слушал ее так же внимательно, как Риана.

— Я считаю, что возможно все, — решительно ответила Тигпен. — Такое впечатление, будто вам — что кундалианам, что в'орннам — обязательно надо найти объяснения для всего в Космосе.

— А тебе не надо?

— Меня интересует другое, всякие мелочи: как хрупко доверие, рождающееся словно жемчужина в раковине муодда; как со временем созревает вражда, крепчая, как заваренный чай; как возникает любовь, растворяя черствость в сдержанном сердце. Пусть Космос смущает другие умы.

— Для чего же используются опалы?

— В правильных руках они помогают находить... что-то важное. Вроде тебя, например.

— Но зачем опал мне? Я могу использовать Заклятие Вечности.

— Это заклятие позволяет “видеть”, а не находить.

— Если бы у меня был опал, я могла бы посмотреть в него и найти что-то.

— Да, что-то потерянное.

— Вроде Джийан. Или Элеаны.

Чтавры начали очередной спуск по усыпанному глинистым сланцем склону. Они все еще находились в сердце Дьенн Марра; самые высокие пики подпирали небо позади них, вдоль северного горизонта. Солнце припекало, однако свежий ветер остужал пот, а в тени было просто холодно. Высоко над головой лениво кружила пара коричнево-белых каменных соколов, использующих восходящие потоки как трамплины, чтобы стремительно кануть вниз. В самых жарких пятнах солнечного света весело жужжали пчелы, перелетая с цветка на цветок. Между светом и тенью порхали голоноги.

— По-моему, тебе не следует искать Элеану.

— Не имеет значения, что скажешь ты или кто-либо другой. Я никогда не перестану любить ее.

— Она любила Аннона, — сказала Тигпен. — Ты теперь Риана. Ты — Дар Сала-ат.

— Все, что я есть, — возразила Риана, — продолжает жить. Аннон по-прежнему во мне, как и Риана. Мы оба существуем — один внутри другой. Признаться, часто это сбивает с толку. Иногда я не знаю, кундалианка я или в'орнн, мужчина я или женщина.

— Ты — и то, и другое; ты — ни то, ни другое, — ответила Тигпен. — Ты — иное, что-то новое, еще развивающееся.

Путники перешли мелкую речку. На другой стороне было голое, довольно ровное пространство; воздух казался плотным из-за сверкающих солнечных лучей. Над камнями дрожало жаркое марево.

За час они добрались до конца плато и начали спускаться по другому склону, еще более крутому, чем предыдущий. Чтавры не могли идти бок о бок, и Риана обернулась. Позади них небольшой водопад звенел и сверкал над покрытыми мхом скалами, рассыпая водяную пыль на кружевные папоротники.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать