Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 112)


По пещере внезапно раскатился грохот, земля задрожала. Раздался треск, и огромный кусок скалы сдвинулся с места. Тряска уменьшилась, однако в воздухе пахло опасностью и смертью.

Риана посмотрела на Реккка. “Хааар-кэуты”, — беззвучно произнес он, и она кивнула, услышав тихие, осторожные шаги. Реккк засунул в окумммон пригоршню каменной пыли и вытащил боулллас — двойную нить проволоки, концы которой были прикреплены к легированным рукояткам, в которые он вставил пальцы. Нажал кнопку, включая ионный поток. Потом жестом велел Риане спрятаться вместе с ним в тень, и внезапно она поняла: они находятся в камере для допросов, где Аннон вытащил окууут Джийан. Так давно, а все помнилось в мельчайших подробностях.

Четыре хааар-кэута в боевом снаряжении вышли из-за угла, двигаясь прямо к ним. Когда последний поравнялся с камерой, Реккк шагнул вперед, захлестнул проволоку вокруг его горла, крепко затянул. Заряженная ионами проволока перерубила плоть и кости. Судороги хааар-кэута закончились чуть ли не раньше, чем начались.

— Стой здесь, — шепнул Реккк Риане. — Я займусь остальными тремя.

Прежде чем девушка смогла остановить его, он исчез, скользнув в пещеру тихо, как призрак.

Риана сжалась в тени, сознавая, как много каждый из группы, собранной Джийан, делает для нее, в то время как сама она не сделала ничего, чтобы оправдать их героизм. Запах смерти подавлял, усиленный близостью гибельного срока.

Риана переступила через обезглавленное тело, прячась в тени у входа в камеру. Где Реккк? Убил ли он трех оставшихся хааар-кэутов, или погиб сам?

Еще один толчок встряхнул пещеру, в воздухе мелькнули обломки камня. Механизм Тэмноса готовился к включению.

Риана не могла больше медлить. Она должна добраться до Кольца Пяти Драконов. Но когда она уже хотела выйти в пещеру, знакомый голос произнес:

— На твоем месте я бы этого не делал. Вокруг слишком много хааар-кэутов.

Девушка застыла на месте, едва осмеливаясь дышать. Потом увидела, как он выходит из тени по другую сторону пещеры. Курган! Потрясение приковало ее к порогу камеры.

Он улыбался ей, совсем как улыбался Элеане в тот день у ручья, плотоядной улыбкой, настолько полной коварства и хитрости, что там не осталось места для чего-либо еще.

— Как ты ухитрилась пробраться во дворец? — Сильной рукой он взял девушку за подбородок, повернул лицо туда-сюда. — Повезло? Или тебе кто-то помог?

Яростным толчком Курган запихнул Риану обратно в темноту камеры. И сразу же упал на нее. Они лежали рядом с окровавленным телом хааар-кэута.

— Почему ты сопротивляешься? — Курган мотал головой, уворачиваясь от ее ударов. — Я хозяин, ты рабыня. Понимаешь?

Он придавил локтем ее дыхательное горло и коленом раздвинул ей бедра, но оказался не готов к удару по интимным местам.

У него захватило дух, тем не менее, лежа на полу, Курган сумел захватить ее ноги лодыжками и повернул, снова повалив девушку. Однако на этот раз Риана успела вытащить нож и уперла кончик ему в горло.

Глаза Кургана широко открылись — глаза, которые Аннон хорошо знал, глаза в'орнна, которого она любила, как брата.

— Почему ты медлишь? — прохрипел юноша. — Я в'орнн. Ты кундалианка. Мы враги.

Риану бросило в жар, ее охватила свойственная в'орннам жажда мести. Отец Кургана перебил всю семью Ашеров. Он потребовал и получил голову Аннона, надетую на пику. Так почему бы Аннону не отомстить? Это правильно; это справедливо.

Она подумала о Матери и вспомнила слова Тигпен: Пусть смерть Матери не будет бессмысленной. После убийства, совершенного по трагической случайности, тебе понадобится неопровержимый довод, чтобы сделать это снова.

Риана встала.

— У меня нет времени на тебя, — сказала она. Курган презрительно засмеялся.

— Не имеет значения, что ты сейчас делаешь. За тобой охотится Темная колдунья.

— Мы с ней разберемся.

— Думаешь? Она рабыня мезембрэтема. Знаешь, что это означает? Она живет, чтобы причинять боль! Твоя смерть будет долгой, она позаботится об этом!

Реккк быстро справился с двумя из трех хааар-кэутов и боролся с последним, когда появилась она — словно из ниоткуда. Он достаточно слышал от Джийан, чтобы сразу же узнать ее. Малистра.

Она смотрела пронзительным взглядом, как он перерезает горло хааар-кэута.

— Если бы ты был настоящим воином, — сказала колдунья, — ты бы размазал его кровь себе по лбу, щекам и переносице. Ты бы смазал ею губы, держа его еще бьющиеся сердца на ладони... Но времена изменились. Души воинов смягчены цивилизацией.

— Убирайся с дороги, — сказал Реккк. — Мне надо заниматься делом.

— Ах да. — Малистра глубоко вздохнула, груди поднялись, словно гребень волны. — Защищать госпожу Джийан... Ты любишь не ту колдунью, считающий себя воином. Я научу тебя шести тысячам шестистам шестидесяти шести способам убивать. Я покажу тебе, как увеличивать силу каждый раз, когда ты убиваешь врага, как забирать энергию у мертвых и делать ее своей. Я превращу тебя в воина воинов!

Реккк, уже готовый броситься на нее, замер. От нее исходил запах... странный аромат, от которого у него ослабели колени, который превратил ее слова в теплые капли дождя, падающие, как роса. Как она прекрасна! Почему он не понимал этого раньше?

— Воин воинов... — прошептала Малистра, и с каждым словом Реккк тянулся вперед, чтобы поймать и удержать их.

— Сядь, — сказала она, и он сел.

Ее вытянутая рука прочертила в воздухе медленную

дугу.

— Спи, — сказала она, и он уснул.

Наконец показалась дверь Хранилища. В ее центре находился круглый медальон с завитками, на котором была вырезана мощная фигура Сеелин, Священного Дракона Преобразования.

Открытая пасть Дракона сжимала Кольцо с красным жадеитом.

Приближаясь к двери, Риана случайно бросила взгляд вверх. Око было прикрыто — молочное, непрозрачное, как слепой глаз. У нее под ногами задрожала земля, на этот раз еще сильнее. Где-то вдали каменные глыбы с грохотом падали на пол пещеры. В воздухе едко воняло серой. Где Реккк? Где Джийан? Сейчас не время теряться.

Риана побежала к двери, но едва уловимое изменение света заставило ее обернуться. Молочный свет ока сгущался, сползал к центру и краснел. Потом стал водянистым и собрался в багровый сталактит, оставляющий за собой черноту. Око было запечатано.

Багровая колышущаяся колонна достигла пола пещеры и превратилась в поразительно красивую кундалианку, облаченную в красно-черные доспехи из твердой кожи. Длинные платиновые волосы были стянуты на затылке, открывая белое лицо; заплетенные в петлю, они прилегали к спине, подобно бронзовой змее, свернувшейся на правой руке от локтя до плеча.

— Малистра, — выдохнула Риана.

— Как интересно — женщина... — Малистра улыбнулась. — Ну что же, иди вперед. Чего ты ждешь? Времени, чтобы спасти мир, достаточно.

— Ты не попытаешься остановить меня?

— Я? У меня нет власти над Дар Сала-атом. Во всяком случае, пока нет.

Риана протянула руку и коснулась резного медальона на двери Хранилища. Какой длинный, странный путь был проделан с тех пор, как Аннон в первый раз коснулся его!.. Кончики пальцев скользнули по голове Священного Дракона в миллиметре от Кольца с красным жадеитом.

Малистра пошевелилась, раздался сухой шелест — словно змея сбрасывала кожу. Потом заговорила снова — низким, гулким голосом, от которого Риана похолодела до костей.

— Помнишь пятиголового демона, Дар Сала-ат? Пятиголового демона, который гнался за тобой по безднам Иномирья? Этот демон потерял Аннона Ашеру, потерял в разрывах между мирами. И с тех пор искал его — безуспешно. Но теперь ловушка сработала. Мы знаем, кто ты, Дар Сала-ат. Мы выманили тебя из укрытия при помощи Кольца Пяти Драконов, которое подбросили СаТррэну, зная, что Сорннн СаТррэн, проведя столько времени с племенами Корруша, поймет, что делать с такой находкой. Так написано, и так было. Кольцо попало в алчные руки Бенина Стогггула, а СаТррэн стал прим-агентом. Веннн Стогггул, спесивый простофиля, передал его — как мы и предвидели — Товариществу, и гэргоны в своем любопытстве и невежестве попытались использовать его. И запустили механизм Тэмноса. Тогда явился Дар Сала-ат.

Хотя она по-прежнему улыбалась, глаза Малистры были пусты, как колодцы, откуда ушла вода.

— Долгий и сложный путь, возможно, скажешь ты, но довольно логичный. И вот ты здесь, и миг решения настал. Как мы сказали, у нас нет власти над тобой — пока ты не сожмешь в руке Кольцо. Тогда ты наш.

Ужасный толчок встряхнул пещеру. Недалеко от них камень раскололся с ужасным ревом.

— Решай же! — крикнула Малистра жутким голосом, исходившим из пустых глаз. — Мир вот-вот погибнет!

Риана продела средний палец в Кольцо. Повернула, потянула, и Кольцо освободилось. Толчки прекратились. Механизм остановился. Но дверь в Хранилище осталась крепко заперта. Как так может быть? Она — Дар Сала-ат. Она доказала это, завладев Кольцом Пяти Драконов, ключом от Хранилища. И однако ключ не сработал. Риана вставила Кольцо в открытую пасть Сеелин. Дверь все равно не открылась.

— Ничто и никогда не заканчивается так, как мы ожидаем. — Малистра, начавшая расти, засмеялась. — Ты принял решение, Дар Сала-ат. Теперь ты принадлежишь нам.

Кольцо сэсаловых деревьев скрывало их, прятало от любопытных глаз. В ветвях шелестел ветер, пели голоноги. Нит Сахор лежал на земле, с трудом дыша.

Он повернул голову и посмотрел на Элеану, стоявшую рядом с ним на коленях.

— Тигпен еще не вернулась? Девушка покачала головой.

— Тогда давай поговорим о другом. — Гэргон махнул в воздухе облаченной в перчатку рукой. С потрескиванием вспыхнули ярко-синие искры, но уже без былой энергии. Ночь подходила к концу, а с ней и жизнь Нита Сахора. — Ты ждешь ребенка, Элеана.

— Да.

— Но это не радует тебя.

— Не такого ребенка я желала, — промолвила она едва слышно.

— Все дети желанны. Вопрос в том, чтобы распознать это желание.

— Ты не понимаешь. Меня — изнасиловали... Впрочем, ты — гэргон. Ты ничего не знаешь о жизни.

— Будучи и мужчиной, и женщиной, — сказал Нит Сахор, — я знаю больше всех.

Она медленно повернулась к нему.

— Все равно ты не имеешь права говорить, что я хотела быть изнасилованной.

— Этого я не говорил. — Гэргон взял руку девушки в свою, почувствовал ее страх перед ним, и его охватила глубокая печаль. — Уже долгое время жизнь не радовала тебя, ты была несчастна. Возможно, ты не сознавала этого, но твое сердце стремилось к чему-то большему, чем кровопролитие, верно?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать