Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 13)


— Это Сеелин, Священный Дракон Преобразования. Кундалиане твердо верят, что общество не развивается медленно, а скорее прыгает вперед в короткие, яростные периоды преобразования.

— Хаос, — выдохнул Нит Сахор. Сердце Элевсина подпрыгнуло.

— Да, Хаос, только в кундалианском языке нет слова “хаос”. — Он едва мог дышать. — Разве эта их вера, по существу, не к'эоннно?

— Теперь ты осмелишься извергать на меня фундаментальную гэргоновскую Теорию Хаоса и Порядка?

— Я просто указываю, что в кундалианах может таиться больше, чем мы считаем или сейчас готовы признать.

Снова долгое молчание. Хотя все тело болело, Элевсин не смел пошевелиться. Он пытался угадать ответ гэргона по тому, как тот держится, но дело было безнадежное, и Элевсин начал мысленно оплакивать За Хара-ат, судьба которого явно ускользала из рук. “Неужели я сделал ошибку? — спросил он себя. — Что еще я мог бы предпринять?” Устав от неразрешимых загадок, он повернулся и стал смотреть на Пять Священных Драконов Миины, сила и суровый вид которых, как ни странно, всегда успокаивали его.

Наконец Нит Сахор пошевелился.

— Ты прав еще в одном, регент. Мы провели здесь сто один год, а гэргоны так и не разгадали ни тайну планеты, ни тайну кундалиан.

Надежда всколыхнулась в Элевсине. Произошел какой-то перелом, он очнулся от паралича и рискнул встать прямо за спиной Нита Сахора. Из окна открывался прекрасный вид на город и зубчатые пики Дьенн Марра на севере.

— Все, что у нас есть, это новые тайны, — продолжал Нит Сахор. — Эта планета — полная загадка для нас. На каких принципах основано кундалианское колдовство? Что находится за вероломным Дьенн Марром? На этот вопрос не могут ответить даже гэргоны. Вся наша превосходящая наука, наше изощренное телеметрическое оборудование ничего не значат здесь. Беспрестанные снежные и ледяные бури делают район в триста тысяч квадратных километров недоступным. За прошедшие годы мы послали на Неведомые Земли дюжину опытных кхагггунских команд. Как ты знаешь, никто не вернулся. Что случилось с ними? Что убило их: страшный климат, неизвестные звери, Сопротивление? Мы понятия не имеем.

Теперь о кундалианах. Кто они? Откуда пришли? Куда идут? Даже природа варваров-саракконов — загадка для нас. Есть фундаментальные вопросы жизни — те, ответы на которые мы, гэргоны, разыскиваем по всей вселенной. Без этих ответов мы слабее.

Раздражение Нита Сахора явно было связано с Элевсином. Возможно, поэтому гэргон и ударил его так. Элевсин снова невольно потер грудь.

— Я убежден, что ответ на все наши вопросы о Кундале и ее народе заключены в Жемчужине.

— Жемчужина — если она вообще существовала — была навеки потеряна в тот день, когда мы вторглись на Кундалу, — осторожно сказал Элевсин.

На лице Нита Сахора появилась загадочная улыбка.

— О, она существует, регент. Думаю, ты знаешь это не хуже меня. А если она была потеряна, ее можно найти. Мы всегда ищем новый путь для наших поисков.

Гэргон вдруг обернулся, и его тяжелый взгляд навалился на регента, как камень. У Элевсина засосало в подложечных ямках желудков.

— Чтобы найти Жемчужину, мы должны сначала открыть дверь Сокровищницы в пещерах под дворцом регента. Скажи-ка, Элевсин, ты слышал о Кольце Пяти Драконов?

— Нет.

— Тогда, возможно, мне следовало бы поговорить с Джийан.

Элевсин похолодел от страха.

— Она ничего не знает.

— Она рамахана. Она колдунья. Она пропитана знаниями об их богине Миине. Она должна знать о Кольце.

— Как, вероятно, знали десять тысяч других рамахан, на которых вы устраивали облавы последнее столетие.

— Они ничего не сказали нам. Они ничего не знали.

— Ну так приведите ее сюда, — сказал Элевсин. Во рту пересохло от страха. — Выпытайте у нее информацию.

— Ах-ах-ах, а мне-то казалось, что ты и я выше таких упреков.

Элевсин провел рукой по глазам.

— Иногда я чувствую себя стариком. Я познал слишком много жестокости, Нит Сахор. Сейчас я вижу только заговоры, тайные программы, козыри, выложенные на стол и спрятанные. Боюсь, что я — часть плана, в котором не хочу больше участвовать.

Неожиданно гэргон шевельнулся.

— Регент, дай мне руку. Элевсин замер.

— Говорят, будто прикосновение гэргона убивает. Нит Сахор протянул окутанный кольчугой кулак.

— И ты веришь в это, регент?

— Я... не знаю, — признался Элевсин.

— Эту легенду распространил я сам, — сказал Нит Сахор. — Забавная,

правда?

Элевсин заглянул в глаза Нита Сахора.

— А еще говорят, будто гэргоны владеют гипнозом. Еще одна распространенная вами легенда?

— Нет. Это в общем-то правда.

Элевсин почувствовал, как еще одна волна страха пробежала по позвоночнику.

— Понимаешь, регент, это испытание... испытание твоей способности — или, может быть, желания — доверять. Я хочу иметь Кольцо Пяти Драконов, и ты должен верить, что я использую его разумно.

Элевсин облизнул губы. Во рту было сухо, как в Большом Воорге, и однако он взмок от пота.

— Нам, в'орннам, доверие дается нелегко, верно? Удивительные глаза Нита Сахора притягивали его.

— Но ты, регент, во многих отношениях не соответствуешь Модальности.

— Возможно, это испытание для нас обоих. Нит Сахор засмеялся — отвратительный звук.

— Гэргоны выше испытаний, регент.

— Вот тут вы ошибаетесь, Нит Сахор. Вы напали на меня в гневе. Это со временем я мог бы простить. Но вы угрожали человеку, которого я люблю больше всего на свете. Когда вы просите меня о доверии, вы просите невозможного.

— Я бы не причинил вреда Джийан. Я хотел напугать тебя. Возможно, я плохо рассчитал.

Извинения от гэргона? Теперь Элевсин услышал все. Что, кроме страха, размышлял он, заставило бы Нита Сахора действовать столь необычным образом? Какая-то ужасная необходимость, которой он еще не мог увидеть, однако ощущал повсюду, как промозглую тюремную камеру.

Любопытство пересилило обиду. Помедлив мгновение, он положил руку на кулак Нита Сахора. Ничего. Огненный шар не ударил его; волна перевозбужденных ионов не атаковала его нейроны; он не обратился в камень. Все было как раньше. Нет, не совсем. Страшный кулак медленно разжался, как открывается солнечному свету цветок, и ладонь гэргона прижалась к ладони регента. Пожатие затвердело, и Элевсин почувствовал, как его притягивает к гэргону.

— Регент, есть задание, выполнения которого я требую от тебя, — очень тихо сказал Нит Сахор. — Крайне важное задание.

Горло Элевсина сжалось. “Вот теперь молот опустится”, — подумал он.

— Только Жемчужина может дать ответы, необходимые гэргонам. А чтобы обладать Жемчужиной, мне сначала надо получить Кольцо Пяти Драконов. Ты должен найти его для меня.

Элевсин покачал головой.

— Жемчужина — самый священный предмет кундалиан, дар Великой Богини Миины. Если она существует, если она найдется — она принадлежит им.

— Я должен иметь Кольцо и Жемчужину! Я настоятельно рекомендую тебе пересмотреть свой ответ.

Элевсин похолодел.

— Я не предам кундалиан.

— Ты — в'орнн, регент, — гневно сказал Нит Сахор. — Мне незачем напоминать тебе об этом.

— Я не предам Джийан.

— Это твой окончательный ответ?

— Это мой единственный ответ.

Элевсин задохнулся, когда страшный гэргон притянул его вплотную. От Нита Сахора пахло гвоздичным маслом и жженым мускусом. Он прижался губами к уху Элевсина и яростно прошептал:

— Ты показал мне, что для тебя ценнее всего. Ты принял решение. Вот только какое: благородное или безрассудное?

Элевсин почувствовал, что дрожит. Он молча замер перед гэргоном, словно на суде. А через несколько мгновений уже стоял перед парадным входом в Храм Мнемоники. Слова Нита Сахора по-прежнему отдавались в мозгу. Он поднял взгляд на головокружительные башенки и парапеты Храма. Было ли сказанное гэргоном правдой? Или это умная ложь, цель которой — обмануть подозрения регента? С чего бы гэргону доверять секреты в'орнну из другой касты? Не с чего. Возможно, его все-таки загипнотизировали. “Это испытание... испытание твоей способности — или, может быть, желания — доверять”. Что это за игра и как в нее играть?

— Регент?

Элевсин оглянулся и увидел озабоченное лицо Киннния Морки.

— Регент, что-то неладно? Как прошло Призывание? Ты показал мне, что для тебя ценнее всего.

Рутина, Киннний, — ответил он, залезая в катер. — Даже не представляю, почему меня Призывали.

Киннний Морка фыркнул.

— Типично. — Он запустил свою машину. — Помните поговорку о логике гэргонов? Нужны три жизни, чтобы понять, что ее нет!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать