Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 20)


Когда он дошел до чувства, охватившего его на винтовой лестнице, Джийан промолвила странно низким голосом:

— Как дела?

— По-моему, нормально.

— Ты уже под окууутом?

— Да. — Ее кровь медленно капала с вытянутых пальцев, текла по его руке, капала с его запястья.

— Там три нити, вроде проволочек, — сказала Джийан через мгновение. — Надо найти самую тонкую и отделить ее. Ты должен перерезать ее первой. — Голос казался потусторонним, невнятным, однако Аннон не смел поднять глаза, нарушить концентрацию. Он разрывался на части. Ему хотелось работать как можно быстрее, чтобы избавить ее от боли, и в то же время он боялся сделать ошибку, перерезать нерв или артерию, искалечить ее. На мгновение он, как и она, осознал все окружающие их хитрые пыточные инструменты. Он заставил себя отбросить страх и сосредоточиться на рассказе.

— Коготь гэрорела пульсировал внутри тебя?

— Да. Словно тащил меня в пещеры.

— А потом дверь в Сокровищницу открылась?

— Да. И я увидел существо.

— Расскажи. Как оно выглядело? Он рассказал, и Джийан задрожала.

— Ты помнишь, какого оно цвета?

— Зеленое, как море.

— Дракон Сеелин, — чуть слышно прошептала она. — Никто из живущих не видел Священного Дракона...

— Я видел его.

— Я могла бы подумать, что это была галлюцинация, — выдохнула она, — однако только Священный Дракон мог удалить коготь гэрорела и исцелить тебя.

— А когда я очнулся, то нашел рядом с собой книгу.

— Какую книгу?

— Старую книгу в потертом кожаном переплете. Кундалианскую, по-моему. Покажу, когда закончу.

Он нащупал три извилистые нити. Было трудно — ведь столько крови, да еще ее нервные узлы где-то здесь же — отличить одну от другой. Самую тонкую, сказала она. Перерезать самую тонкую первой. Он вздрогнул и заколебался.

— Продолжай, — тихо промолвила Джийан. — Ты можешь, Аннон. Я знаю.

Он облизнул губы. Прямо копия отца.

— Пожалуйста, расскажи мне о Драконах.

Джийан закрыла глаза, то ли от боли, то ли сосредоточиваясь.

— Пять Священных Драконов создали Кундалу и ее небеса. Рамаханы утверждают, что они — дети Миины, как и хагошрины, стражи Жемчужины. Где тут истина? Я просто не знаю. Сомневаюсь, знают ли это даже конары, старшие жрицы, входящие в Деа Критан, Высший совет рамахан.

Вот вроде бы нужная нить... По крайней мере она казалась самой тонкой.

— Нашел.

— Так чего же ты ждешь? Режь. Юноша двинул клинок на миллиметр. Ее дыхание замедлилось.

— Постарайся не повредить окууут. Если повезет, он продолжит посылать сигналы еще некоторое время после того, как мы избавимся от него, и это собьет людей Стогггула с нашего следа.

Аннон кивнул и начал. Свободной рукой Джийан стерла пот, текущий по лицу юноши. Перерезать созданную гэргонами прочную нить было непросто, но он, собрав все мужество и силы, разом рассек ее.

Джийан тихо ахнула. Голова упала на грудь, сифэйн закрывал лицо.

— Спасибо...

Пока Джийан копалась в своих травах, Аннон разглядывал окууут. Его покрывала пленка крови, и Аннон счистил ее большим пальцем. Перевернул и увидел обрывки перерезанных проволочек.

— Сдох, — сказал он. — Как только я перерезал нервный узел, он отключился.

— Не повезло, — откликнулась Джийан, обкладывая рану травами и перевязывая бинтами, которые принесла для его раны.

— Как ты? — спросил Аннон.

Она посмотрела на него. В глаза возвращалась жизнь.

— Я буду в порядке.

Он встал, подал ей металлический стержень, вытер скальпель о штанину. Чуть не бросил его, потом передумал.

— Теперь покажи мне книгу, — сказала Джийан, глядя на него со странным выражением.

Аннон вытащил маленькую книгу из-за пояса брюк и подал ей. Она открыла ее дрожащими руками.

— Кундалианская, да? Ты учила меня читать по-кундалиански, но это я прочитать не могу.

— Она написана на Древнем наречии. — Покраснев и задыхаясь, Джийан протянула книгу Аннону. Тот покачал головой.

— Она кундалианская. И должна быть твоей. Джийан вложила книгу ему в руки. Глаза ее сияли.

— Она была дана тебе не без причины, Аннон. Спрячь ее, храни в безопасности и ни в коем случае никому о ней не рассказывай. Понимаешь?

Юноша кивнул, пытаясь понять, что произошло. Джийан смотрела на него так, словно никогда раньше не видела. Аннон откашлялся.

— Нам лучше двигаться, — сказал он.

Курган Стогггул стоял на внутреннем балконе покоев регента. Двери были распахнуты, занавеси развевались и колыхались, как облака. Недавно взошла одна из лун Кундалы. Половина ее покрытого оспинами лица была похожа на старушечий череп. Она висела над комнатой регента, как лампа, которую вот-вот погасят, омывая холодным отраженным светом знакомые черты Элевсина Ашеры. Глаза, уже погасшие, были широко открыты и смотрели пристально, словно являя вечный комментарий к безвременной смерти. Курган кисло смотрел, как отец высоко поднимает трофей, сохраненный для него Кинннием Моркой.

Эти двое ссорились, как дети. Насколько понял Курган, отец приказал строй-генералу сохранить Элевсину Ашере жизнь, чтобы выпытать секрет саламуууна, однако, по словам Морки, события вышли из-под контроля, и он был вынужден убить регента. Что ж, по крайней мере отец получил трофей к изголовью, подумал Курган. В любом случае, с его точки зрения, Элевсин Ашера никогда бы не открыл своих секретов за ограниченное время, имевшееся в распоряжении строй-генерала. Для успеха переворота отцу надо было к утру объявить, что все Ашеры мертвы. Хотя Курган знал, что его мнение

никого не интересует. В Н'Луууру их всех!

— Дворец безопасен. Победа наша! — провозгласил Киннний Морка.

— Как давно я ждал этой минуты! — Прим-агент охрип от крика. — С тех самых пор, как гэргоны несправедливо отказали отцу, с тех самых пор, как они назначили Ашеров регентами? О нет, дольше! Кажется, всю жизнь я стоял в тени Элевсина Ашеры, все мои успехи были ничем рядом с проклятым Ашерой. — Он высоко поднял голову Элевсина Ашеры. — И теперь, у края лучшего мгновения моей жизни, я должен довольствоваться этим. — Он постучал по виску врага. — Все, что было там, все драгоценные секреты пропали с одним взмахом ионного меча.

— Радуйтесь! — воскликнул Киннний Морка. — Не расстраивайтесь из-за мелочей, ибо ваше время наконец пришло!

— Вы правы, мой друг! — Веннн Стогггул плюнул в лицо Элевсина Ашеры. — Нынче ночью у меня есть почти все, чего я желал.

— И, не сомневаюсь, скоро у вас будет все!

Они пили друг за друга огнесортный нумааадис из погребов регента.

— Хватит мерзкого мутного раккиса! — воскликнул Киннний Морка, вытер губы и выпил залпом еще бокал крепкого в'орннского напитка.

“Да, победа, — подумал Курган. — Для них. А я?”

— Строй-генерал, когда ваши кхагггуны принесут мне голову Аннона Ашеры? — Стогггул высоко поднял кровавый трофей. — Раз уж сегодня ночью моей добычей должны быть головы, я хотел бы иметь полный набор!

— Тут уж как взяться, — ответил Киннний Морка. — Если вы свяжетесь с гэргонами, они могут мгновенно выследить его по окумммону.

— Мой поисковик — вы, строй-генерал. — В голосе Стогггула отчетливо звучало презрение. Малые касты так мало знали о гэргонах. Если он свяжется с ними теперь, они, конечно, найдут Аннона Ашеру. И, несомненно, посадят на трон регента по праву наследования. Такого исхода следовало избежать любой ценой. Нет-нет, все по плану. Он должен говорить с гэргонами с позиции силы, а не коленопреклоненным просителем.

— И я обязательно найду его, — сказал Киннний Морка. — Он по-прежнему где-то во дворце. Я сам видел, как парень вошел вместе с кундалианской счетттой. Поверьте мне, он не уйдет от нас. Ему никто не поможет; к концу ночи мы казним их всех! — Двое мужчин засмеялись — как чии-лисы на восходящие луны.

“Аннон был с Джийан, . — подумал Курган, укрытый ночью и тенями. — Если он сбежит, то с ее помощью. Она знает все тайные закоулки и щели этого проклятого места”.

Юноша оглядел балкон, увитый прочной лозой, и быстро прошел по лоджии туда, где стоял на посту один из отцовских кхагггунов. Остановился перед кхагггуном и сказал самым повелительным голосом:

— Моему отцу нужен поисковик. Сию же минуту. Кхагггун посмотрел на него, смущенно кивнул и подал металлический овал.

— Не забудь вернуть. Эти штуки дороги. — Курган быстро пошел прочь, и кхагггун повысил голос: — Если потеряешь, его вычтут из моего жалованья!

Курган на ходу включил поисковик, вызвал справочник.

Перед ним были имена всех кундалиан с окууутами, зарегистрированными во дворце. Он в одно мгновение проглядел список. Выделил имя Джийан, нажал красную кнопку. Прибор пикнул три раза, и экран очистился. Появилось слово: ПОИСК, потом: НАЙДЕНО. Курган смотрел на буквы и символы, проплывающие по экрану.

“Они в подземных пещерах, очень близко к северной границе. Что кундалианка знает такого, чего не знаю я? Очень многое”.

Ни отец, ни строй-генерал не учитывали, что кундалианская счеттта может питать к своему подопечному материнские чувства. У животного потребность защищать в'орнна? Невероятно! “Взрослые, — подумал Курган. — Медлительны, как хиндемут, и вдвое глупее”.

Юноша мчался по лабиринту коридоров и комнат и был почти в северном крыле, когда сигнал исчез. Он остановился, чтобы перевести дыхание и посмотреть, что произошло. Быстрая диагностика показала: поисковик в полном порядке, что-то именно выключило сигнал. Такое могло случиться, только если Джийан умерла. Отсюда надо делать вывод, что Аннон один и, несомненно, перепуган до безумия. Курган представил себе, каково было бы ему, если бы отец погиб, если бы он увидел окровавленную голову на пике.

Впереди показался северный пост, и юноша замедлил шаг, пока хааар-кэуты не заметили его. Несколько раз глубоко вздохнул, чтобы восстановить дыхание, и прошел мимо идиотов-кхагггунов на жалованье у отца. Они были не лучше, чем подразделение Морки. Он умнее их всех вместе взятых.

Смеясь про себя, Курган спокойно вышел из северных ворот. Постоял, огляделся. Новые и новые кхагггуны выстраивались вокруг дворца, словно ожидая главного восстания — против кого? Стадо обезумевших чтавров!.. Все знали Кургана Стогггула, сына прим-агента. Прим-агента, который скоро станет регентом.

За стенами дворца Аксис Тэр был погружен в неестественную, принудительную темноту. В воздухе пахло войной: крепкими мускулами, нацеленным оружием и зловещей угрозой. Кое-где на городских окраинах еще горели атомные лампы, но здесь тени залегли на улицах, затаились у дверей, дотягивались гибкими пальцами до стен, окон, витрин магазинов, загонов для чтавров и тех немногих прохожих, кого привлек устроенный кхагггунами шум.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать