Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 23)


7

Элеана

Собирался дождь. Толстые пласты туч закрыли луну, щетинистые верхушки елей-блессонов раскачивались под ветром, потом склонились под ливнем. Небеса разверзлись.

За несколько секунд Аннон и Джийан промокли до нитки. Они скакали, пригнувшись к скользким от пота спинам несущихся галопом чтавров. Мир уменьшился до нескольких метров в любом направлении.

Беглецы уже добрались до реки Чуун, которая текла почти строго на юг из сердца Дьенн Марра, но горную цепь впереди видно было не лучше, чем силуэт оставшегося позади Аксис Тэра. Они хотели убраться как можно дальше от города, стараясь при этом избегать деревень, окружающих Аксис Тэр. Чем меньше народу увидит их, тем лучше. Даже если это в основном местные кундалиане, никогда не знаешь, кто на жалованье у в'орннов, ибо в подполье было хорошо известно, что в'орнны — мастера вербовать кундалиан, играя на их недовольстве, мелком соперничестве, зависти и нищете. Поговаривали, будто в'орнны хорошо платят за любопытные глаза и уши.

Чем дальше оставалась низина, где стоял Аксис Тэр, тем круче становились берега Чууна. Когда-то по обеим сторонам реки простирались поля овсюга и аммона, однако теперь их сменили огромные сады генетически выведенных деревьев лаааддис, из плодов которых делали в'орннский крепкий напиток нумааадис. Земли множества кундалианских фермеров были захвачены, а посевы запаханы гигантскими в'орннскими бульдозерами, чтобы предоставить место созданным гэргонами мутантам. Потом этих же фермеров обучили ухаживать за лаааддисовыми садами, превратив в рабов под ярмом захватчиков. Как-то, лет пятьдесят назад, подпольщики подожгли часть этих садов. Ответ в'орннов был быстрым и жестоким. Сначала кундалианских детей убили на глазах у родителей, потом убили мужей на глазах перепуганных женщин. Остались только вдовы с непосильным бременем: им пришлось заново посадить выросшие в кадках молодые лаааддисы, восстановив сады до прежнего уровня. До сего дня ни один кундалианин не мог пройти по этим землям, не испытав мучительной сердечной боли.

Не меньше часа беглецы тащились мимо аккуратных рядов инопланетных деревьев. Зубчатые листья шуршали на ночном ветру, как кольчуги, спиральные ветви сгибались под тяжестью черноватых плодов, распространявших отвратительный кундалианам запах плесени.

В конце концов они добрались до северной границы садов. Внезапно потрепанные вечнозеленые деревья — пушистые ели-блессоны, серо-голубые сосны-марры вместе с кустарниками и речным линготом — сменили навязчиво геометрические посадки лаааддисов, а на место маленьких деревушек пришли разрозненные фермы. Хорошо утоптанная тропа, по которой двигались скакуны, петляла по этим лесам, то уводя от бурного Чууна, то возвращаясь к нему. Под проливным дождем хищники затаились. В любом случае барабанная дробь дождевых капель, смешивающаяся с топотом копыт чтавров, заглушала все, кроме быстрого стука сердец.

Аннон еще не пришел в себя от обрушившегося на него ужаса. Он жалел, что не смог проститься с отцом. Хотя, возможно, так было лучше — судя по тому, что он сумел выведать у Джийан, семья погибла ужасной смертью. Однако духовное око открылось, как цветок, и воображение рисовало картины, не увиденные глазами. Юноша плакал, думая об отце, столь бесчестно обезглавленном — и кем! Командующим хааар-кэутов, тем самым кхагггуном, который присягал защищать его ценой жизни! Аннон сжимал кулаками густую гриву чтавра, скрипел зубами и клялся отомстить за смерть отца и всех Ашеров, даже если это будет последним делом в его жизни. Ярость кипела в нем, чуть не выбрасывая из седла своей силой. Он откинул голову и завопил, пытаясь заглушить вой бури. Рот наполнила дождевая вода, и он выплюнул ее, представляя, что плюет на отрубленные головы Киннния Морки и Веннна Стогггула.

Ему не хватало Кургана, не хватало его жесткой практичности, острой как бритва четкости мыслей. Пусть Курган порой несносен, но он — гений долгосрочного планирования. Эти способности очень пригодились бы. Курган презирал отца, однако Аннон не очень представлял себе, насколько лучший друг верен своей семье. Аннон решил связаться с ним, когда наступит подходящее время. А что же делать сейчас? Даже если они благополучно доберутся до гор, что тогда? К кому обратиться? Кто поможет ему?

Его мучили и другие вопросы. Он понятия не имел, как они прошли мимо кхагггунов, охраняющих Северные ворота города. Удивительно, но затруднений вообще не возникло. Словно часовые видели только в'орннскую тускугггун с сыном. Беглецы остановились перед постом, к ним подошли кхагггуны, и у Аннона оборвались сердца. Потом произошло что-то необъяснимое. Джийан заговорила на языке, которого он прежде не слышал. Тотчас же веки у него отяжелели, он едва видел сосредоточенные лица кхагггунов, словно засыпая на ходу от усталости. Однако же кхагггуны выслушали Джийан так, словно прекрасно ее понимали. Потом кивнули, открыли ворота и сделали им знак проезжать. Тогда не было времени спрашивать ее, что произошло, не было времени и теперь, поскольку они все время безжалостно погоняли чтавров, не давая им передышки.

Земля становилась все более каменистой и неровной. Довольно скоро низинные леса сменились зарослями аммона, ядровника и каменного дуба, растения с твердой древесиной, лучше всего растущего вдали от моря. Ненасытная тяга в'орннов к сырью оставила в этих

прекрасных лесах огромные проплешины — следы лесозаготовок. Аннон знал, что в предгорьях Дьенн Марра много открытых разработок, извлекающих из Кундалы все содержащие углерод и кремний руды, какие в'орннам удалось найти, плюс какое-то вещество, выдавленное из глубин вместе с магмой и неизвестное даже кундалианам. Ходили слухи, будто гэргоны изучают его в тайных лабораториях.

В лесу Аннон почувствовал себя спокойнее. Во-первых, чем дальше от Аксис Тэра, тем труднее их обнаружить. Во-вторых, огромные величественные деревья служили лучшим природным прикрытием для безрассудного бегства.

Колдовство. Разумеется, Джийан использовала кундалианское колдовство, чтобы кхагггуны поверили, что она — мать Аннона. В тускугггунском платье и сифэйне ей оставалось только наколдовать себе в'орннское лицо. Однако, если все так, почему колдовство не подействовало на него? Он видел ее лицо во время разговора, и оно было таким, как всегда. Аннон покачал головой. Ответ на одну загадку найден, но при этом породил новую, досаждающую еще больше, чем первая.

Когда, по оценке Аннона, до рассвета оставалось три звездных часа, чтавр Джийан перешел на рысь, затем на шаг и в конце концов остановился под густым балдахином ядровника. К тому времени река осталась в нескольких километрах к востоку, а тропа расширилась и превратилась в дорогу, по которой наверняка должно было быть движение даже в такой поздний час, поскольку по приказу в'орннов изнасилование планеты продолжалось день и ночь без перерыва. По дороге перевозили древесину, и одинокие путешественники, направляющиеся на север, вызвали бы опасные подозрения. Джийан нашла другую тропу: пришлось пожертвовать скоростью ради безопасности.

Сладковатый запах сырой гнили смешивался с озоновой свежестью грозы. Беглецы спешились, и Джийан опустилась на колени рядом со своим чтавром.

— В чем дело? — Аннон подошел к ней.

Джийан коснулась скакуна, и тот поднял одну из задних ног. Она осмотрела нижнюю часть копыта.

— Попало что-то, — ответила она, наконечником Курганова стержня извлекая камень. — Он так отважен, что ничем не намекнул на беду, пока не стало слишком больно. Только тогда я почувствовала, как изменилась его поступь. — Она порылась в сумке и втерла что-то в копыто чтавра. — Рана воспалилась и заживет только через несколько часов. — Джийан выпустила копыто и посмотрела на мальчика. — Если я погоню чтавра дальше, он, несомненно, охромеет и станет бесполезным для нас.

Аннон кивнул.

— Я тоже не прочь отдохнуть. — Он положил руки на своего чтавра и подумал о словах Джийан. Она назвала скакуна отважным. Любопытно. Он много раз видел этих животных, даже порой оказывался рядом с ними, однако никогда не думал о них как об отважных существах. До сих пор. Джийан права.

Юноша погладил вздымающиеся потные бока, стирая пот, как обычно делали кундалианские гуртовщики. Чтавр повернул голову, ткнулся носом в руку.

— Отец частенько ездил на чтаврах, помнишь? — Аннон повернулся к Джийан и увидел, что она плачет.

— О Миина, его забили, словно зверя! Словно его жизнь ничего не значит, словно он не был любим!

Аннон подошел ближе, но не коснулся ее. Лиственный полог отгораживал их от серого, бесформенного, залитого дождем мира. Она рыдала, закрыв лицо руками.

“Что мне делать?” Он чувствовал утрату семьи, но словно издали. Как будто между ним и памятью о родных стояла пластина в'орннского хрусталя. Честно говоря, вырос он с Джийан... Джийан, Курганом и прочими из хингатта лииина до мори. Не то чтобы он не любил отца — конечно, любил! Скорее у него было очень мало возможностей выразить эту любовь. Можно сосчитать на пальцах рук, сколько раз он видел отца за последние шесть месяцев. А что до сестер... они встречались очень редко, только когда обычай требовал, чтобы все дети регента присутствовали во дворце. Они существовали на отдельных орбитах, сталкиваясь нечасто и ненадолго. Со временем Аннон ощутил в себе пустоту, хотя и не знал, чего ему не хватает.

Наконец он наклонился и взял Джийан за руку.

— Давай спрячемся от дождя.

Она поднялась, пошла за ним в гущу спутанных ветвей ядровника. Благодаря густой корневой системе массивное дерево стояло словно на возвышении, и потому под ним было немного суше.

— Сюда. — Аннон усадил ее и сел рядом. — Вот. Джийан посмотрела на него, вытерла глаза и сказала:

— Прости.

— За что?

— За то, что мне не хватило сил.

— Не понимаю.

— Защитить твоего отца. — В ее глазах застыла грусть. — Ты был прав, когда спрашивал, зачем я при всех бросила вызов Кургану. — Она слабо улыбнулась. — Иногда у меня мелькала мысль, что сообразительность не доведет тебя до добра, но теперь я рада этому. — Тень улыбки погасла. — Состязание было публичным предостережением тем, кто желал твоему отцу зла. Я хотела показать, что мое колдовство защитит его. — Она покачала головой. — И не смогла. Клянусь, я не позволю, чтобы это случилось с тобой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать