Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 24)


Аннон уставился на дождь: слушал, как он барабанит о землю, смотрел, как ручейки сбегают с холмика, образуя лужи. Дождь стучал по листьям ядровника, там и сям капая сквозь прорехи в балдахине. Стало холоднее, и юноша слегка задрожал, несмотря на кхагггунский плащ, который Джийан забрала у одного из оцепеневших стражей Северных ворот.

— Ты, наверное, голоден. — Она встала. — Я принесу чего-нибудь.

— Не было времени взять с собой припасы. Где ты найдешь...

— Я всегда могу найти еду, — ответила она.

Джийан хотела уйти, но Аннон протянул руку и удержал ее за запястье. Она повернулась и пристально посмотрела на него.

— Не ходи, — сказал он тихо.

— Почему? — Ее улыбка была ласковой и насмешливой. — Думаешь, вдали от Аксис Тэра и в'орннского контроля я сбегу?

— Не ходи, — повторил он.

Ее лицо смягчилось. Что-то знакомое зажглось в глазах.

— Совсем ненадолго. Обещаю.

С этими словами Джийан покинула убежище под деревом, плотнее завернувшись в тускугггунское одеяние. Аннону показалось, будто она прошла сквозь завесу слез из их безопасного мирка в большой мир, где теперь все грозило опасностью.

Он отвернулся, не желая видеть, как она исчезнет совсем. Чтавры топали ногами и фыркали, словно им хотелось пойти с ней, однако они не двигались, только объедали пучки крив-травы. Аннон, желая устроиться поудобнее, прислонился к стволу ядровника. Что-то надавило на поясницу. Он протянул руку и вытащил из-за пояса найденную в пещерах книжку в кожаном переплете.

В густом сумраке разглядеть что-то было невозможно. Юноша потер ладонью мягкую кожу. Судя по обложке, ее читали много раз. “Сколько же ей лет?” — спросил он себя. Может быть, он — вообще первый в'орнн, увидевший ее. Присмотрелся внимательнее. Он умел читать по-кундалиански, но эти руны явно не связаны с современным языком. Какой праязык породил их и почему они настолько непохожи? Аннон уставился на руны, словно ожидая, что они заговорят с ним. Ему нравились их изогнутые, изящные формы. Они походили на дождь, льющийся с плотно исписанных страниц.

Наконец Аннон закрыл книгу и засунул ее поглубже за пояс на спине, чтобы не потерять. Подтянул колени, обхватил их руками и уставился на завесу дождя. Как далеко придется Джийан уйти в поисках еды? Окажется ли она в опасности, если ее увидят? Голова болела от вопросов, на которые не было ответов.

Он был твердо намерен бодрствовать, но долгий день взял свое. Вскоре глаза затуманились, веки смежились. Ему снилось, что он — отрубленная голова и бродит в поисках тела. Аннон знал, что где-то оставил его, только не мог вспомнить, где именно. Посмотрел вниз, увидел кровь, капающую из обрубка шеи... и проснулся, как от толчка.

Аннон вскинул голову. Дождь капал в том же унылом ритме, что и кровь. Но ведь это был сон, верно? Он мрачно засмеялся про себя над своей глупостью и тут увидел Джийан, возникшую из-за завесы дождя. Она во весь дух влетела под полог ветвей и бросилась к нему. Их разделяло всего около метра, когда он увидел занесенный нож и откатился от ствола, запутав ей ноги и сбив на землю. Подмял женщину под себя, несмотря на яростное сопротивление, увернулся от коварного выпада и схватил за запястье. Зажал ей горло, наклонился над ней.

Вглядевшись ей в лицо, он увидел, что это кундалианка, но вовсе не Джийан. Во-первых, эта была гораздо моложе, во-вторых... минутку! Девушка, с которой он и Курган столкнулись у ручья!

Почти в то же мгновение узнавание отразилось и на ее лице.

— Великая Богиня Миина! — прошептала она. — Я чуть не перерезала тебе горло.

— Как будто я бы тебе позволил!

И снова мгновение, когда молчание, само их бездействие говорили о многом.

— Животное! — прорычал Аннон.

— В'орннское чудовище! — тут же отозвалась девушка.

Он отобрал у нее кундалианский нож и присел на корточки. Освободившись, она подобрала под себя ноги. Аннон с пронзительной ясностью вспомнил, как они красивы. В пылу борьбы девушка растеряла заколки, и теперь ее волосы рассыпались по плечам и спине.

— На что вылупился, чудовище? — Прекрасные темные глаза вызывающе сверкнули.

— Ни на что. — Он пересел так, чтобы их разделял массивный ствол.

При виде нее с Анионом начало твориться что-то странное, и ему это не нравилось. Ему казалось, будто сердца бьются в горле, будто трехдольному легкому не хватает воздуха. Он услышал тихие шаги, однако не обернулся.

Девушка протянула руку туда, где кхагггунский плащ распахнулся из-за драки, но так и не дотронулась до него.

— Твои раны... я видела, как гэрорел напал на тебя, но тут и следа не осталось.

— На мне быстро заживает, — отрезал юноша, запахивая плащ на груди.

Она, казалось, не обратила внимания на грубость.

— Я так и не поблагодарила тебя.

— За что?

— Ты знаешь, за что, — резко сказала она. — Обязательно надо говорить вслух?

Что-то в ее голосе заставило Аннона наконец взглянуть на нее, и он почувствовал себя слабым, словно внутри все растаяло. Ее глаза говорили с ним, будто девушка каким-то образом проскользнула ему в мозг и засела там, как осколок.

— Забудь! Не говори... ничего. — Он чувствовал восхитительное, немного болезненное напряжение в интимных местах. — Вот!

Кундалианка отскочила, широко открыв глаза: он сунул ей нож клинком вперед. Аннон повернул нож, взял за лезвие и снова подал ей. Девушка заколебалась на мгновение, потом выхватила нож, будто ожидая, что он передумает. Снова между ними возникло какое-то напряжение, сосредоточившись на ноже. Поняв это, она быстро

убрала нож.

— Меня зовут Элеана.

Аннон не ответил, сосредоточившись на дыхании.

— Ты не скажешь, как тебя зовут? — спросила она.

— Я... Не важно.

— Значит, то, что говорят о мужчинах-в'орннах, — правда? — Девушка пригладила волосы. Длинные сияющие пряди скользили между пальцами.

Он сжал челюсти.

— Не надо ничего говорить. — Она улыбалась. — Я вижу ответ у тебя на лице. Лице в'орнна. — Неужели она дразнит его так ласково? Кундалианка опустила руки. — И мне нравится то, что я вижу на этом лице.

— Почему? — спросил Аннон.

— Потому что я вижу доброту, сострадание и честь — три качества, которых никогда не ожидала встретить у в'орнна.

— А может, я обманываю тебя?

— Тогда я спрошу напрямую. Ты обманываешь меня? — Да.

Она рассмеялась. Мягкий, нежный смешок преобразил ее лицо.

— Я тебе не верю.

Аннон хотел рассердиться... Н'Лууура, ему следовало бы рассердиться! Но к собственному удивлению и ужасу, он не мог. “Я околдован, — подумал он. — Снова кундалианское колдовство”. Но сам не верил в это. Конечно, не все кундалианки — колдуньи.

— В твоем лице нет зла... Ты не скажешь, как тебя зовут? Пожалуйста. Довольно трудно говорить вот так с в'орнном, не зная его имени.

— Как это — так? — выдохнул юноша.

— Говорить... — Она резко отвернулась. — Не могу. Немногие кундалиане отважились бы сделать для меня то, что ты сделал вчера.

У него перехватило дыхание. И он почему-то боялся выдохнуть.

— Я скажу тебе... — Ему пришлось начать снова. — Так меня звала мать. Только она.

Она снова повернулась к нему, и Аннон смог вздохнуть.

— Когда ты был маленьким?

— Она умерла. — Юноша невольно втянул воздух сквозь зубы. Теперь они все мертвы, вся семья... Сгоряча он позабыл, теперь ужас нахлынул снова.

Она увидела боль в его глазах.

— Что с тобой? Ты болен?

Он покачал головой, недовольный, что проявил слабость.

— Нет... Я соврал. Так меня называла не мать, я почти не знаю матери. Это... Меня воспитала кундалианка.

Девушка опустила голову.

— Я сожалею о твоей матери.

Он смотрел на ее лицо, словно запоминая каждую черточку.

— Эта кундалианка, когда я был совсем маленьким, называла меня Тэйаттт.

— Тэйаттт. — Элеана попробовала на вкус чужое слово, неправильно произнеся последний слог. Он поправил, и она произнесла его снова. — Как странно звучит.

— Это птенец тэя — прекрасной четверокрылой птицы с нашей родной планеты.

— А как называется ваша планета?

— Не знаю, — честно сказал он. — Ни один в'орнн не знает наверняка. Она сгорела дотла вечность назад.

— Но у вас, несомненно, есть история.

— Нет, — ответил Аннон.

— Не понимаю. Как можно знать, как называется четверокрылая птица, и не знать название родной планеты?

— Вечность назад мы взяли тэев с собой. Мы все росли с ними. На Кундале гэргоны держат и обучают их. Они очень смышленые.

— Странно, что кундалианка называла тебя именем в'орннского существа.

— Она... э-э... необычная женщина.

— Ты влюблен в нее?

— Что? Нет! — Аннон расхохотался. — Ты сумасшедшая?

Смех рассеялся как дым. Они стояли очень близко. Девушка внимательно смотрела на него, а он легко провел указательным пальцем по кончикам волос у нее на руке. Она увидела, как легкий трепет пробежал по его телу, и спросила себя, влечет ли его к ней или отталкивает. Его безволосость завораживала. Столько вопросов кружилось в уме... Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного.

— Мне бы хотелось когда-нибудь увидеть тэйаттта, — прошептала Элеана.

Он улыбнулся — в первый раз со вчерашнего дня.

— Мне тоже.

Светлело, от проливного барабанящего дождя остался разве что густой туман. В перламутрово-сером свете раннего утра соседние деревья были похожи на призрачных кхагггунов. Гроза закончилась, ветер затих до сильных порывов. В ветвях засуетились утренние птицы.

Девушка указала на двух чтавров.

— Я вижу, ты не один.

— Я путешествую со спутником... спутницей. — Он подошел к чтавру Джийан, погладил его по спине, словно благодаря прикосновению мог почувствовать себя ближе к ней. — Она ушла на поиски еды, уже давно. Надо найти ее.

— До моего дома всего лига, — сказала Элеана, махнув на северо-запад. — Я видела, как она шла примерно туда же.

— Умеешь ездить верхом?

— Мои родители когда-то разводили чтавров, — ответила девушка, и Аннон указал на своего скакуна, который стоял ближе к ней.

— Садись на него. — Он вскочил на чтавра Джийан, увидел, как Элеана ловко вскочила на другого. — Тогда поехали отсюда, и побыстрее. Я беспокоюсь.

Они скакали по лесу. Элеана ехала впереди через густой подлесок и заросли горной крапивы, торчащие из густо усыпанной иголками земли. Аннон — уже достаточно опытный охотник — машинально прислушивался к голосам птиц, определяя возможную добычу. Он распознал с полдюжины, когда на лес опустилась гробовая тишина. Умолкло пение птиц, жужжание, гудение и зудение насекомых. На мгновение стих даже ветер в кронах деревьев. Затем послышался тревожаще знакомый звук.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать