Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 30)


Джийан призвала Осору.

Она попыталась направить заклинание на девочку, но что-то мешало. Риане от ее колдовства толку было не больше, чем от трав Бартты. Джийан попробовала снова. И снова ничего. Удивительно. Сила всегда приходила, когда она призывала ее, всегда повиновалась ее желаниям. Почему же теперь ничего не получается?

Дверь дома распахнулась, в комнату с искаженным лицом вбежала Бартта.

— Ты была права. Кхагггуны ищут мальчика. — Она провела рукой по волосам. — Как истинные в'орнны, они решили не тратить время на обыск деревни. Перв-капитан приказал кхагггунам начать допрашивать людей.

— Перв-капитан? А командир?

— Я его не знаю. Сидит на чтавре, спрятавшись в черепе краэла, молчаливый, как могильный камень.

— Странно, что свор-командир предоставляет перв-капитану выполнять свою работу.

— Работа? Вот как ты называешь эту... мерзость? — воскликнула Бартта. — Жизнь среди инопланетян сильно повлияла на тебя. Допросы — это только начало. Кхагггуны обещают вырезать нас по одному, пока им не выдадут мальчика.

— Но здесь никто ничего не знает.

— Они знают, что ты моя сестра, — сказала Бартта. — Где еще тебе прятаться, как не в моем доме? — Она махнула рукой. — Не тревожься. Никто ни сказал ни слова, и никто не скажет. Мы скорее умрем, чем выдадим секрет этим чудовищам. Но я не могу позволить, чтобы мой народ бессмысленно убивали. — Она направилась мимо Джийан. — Мы отдадим кхагггунам то, что им надо.

— Что? — Джийан схватила сестру. — Ты с ума сошла? Нельзя...

— Нет, сестра, это ты сошла с ума, если думаешь, что я укрою в'орнна и допущу, чтобы мой народ мучили и убивали.

— Ты не понимаешь...

— О, я все понимаю. — От ярости Бартта дрожала. — Ты навлекла на нас зло.

— Сестра, кхагггуны убьют Аннона, насадят его голову на пику, как сделали с его отцом.

С площади донеслись пронзительные крики.

— Началось, — зловеще сказала Бартта. — Кхагггуны убивают невинных.

— Аннон тоже невинен! — крикнула Джийан.

— Но он — в'орнн! — завопила Бартта. — Прокляни тебя Миина, почему ты защищаешь его?

— Потому что он мой сын.

— Что?

Джийан плакала. Ее сердце разрывалось. Она поклялась никому не говорить.

— Я полюбила Элевсина Ашеру. И сошлась с ним. Бартта сделала знак Великой Богини.

— Оборони нас всех Миина! — выдохнула она. — Что ты натворила?

— Лишь то, что было у меня на сердце!

— Тогда я проклинаю твое сердце!

— Подумай, какой была моя жизнь с тех пор, как я родила его. Никто, кроме Элевсина, не знал, что это мой ребенок. Тебе известно, что в'орнны систематически собирают детей смешанной крови?

— Ну и что? Все равно они нежеланные.

— Оторванные от материнской груди — для какой жестокой судьбы? — Джийан вздрогнула. — Можно только гадать, что делают с ними геноматекки в “Недужном духе”.

— Что с ними делают — это подлые дела в'орннов. — Бартта дрожала, ибо новые крики доносились до них через открытую дверь.

— Сестра, послушай меня! — В голосе Джийан звучала такая же страсть. — Мы не можем принести его в жертву. Аннон видел Сеелин.

— Одну из Пяти Священных Драконов Миины? — Бартта шагнула к ней. Верхняя губа скривилась, с губ сорвался плевок. — Да ты понимаешь, что говоришь? Он — в'орнн!

— Разумеется, понимаю. Я рамахана. Бартта покачала головой.

— После стольких лет в постели в'орнна ты — отступница.

— Я храню веру в Богиню, как и ты, сестра, — вспыхнула Джийан. — Я почитаю Миину в каждое мгновение жизни. — Она взяла руку Бартты в свою. — Послушай меня внимательно. Гэрорел Миины отметил его, оставил в нем коготь. Ты знаешь Пророчество не хуже меня. Коготь служит своего рода магнитом, он привел Аннона в пещеры под дворцом, к Сокровищнице. Дверь Сокровищницы открылась перед ним, он увидел Сеелин. Дракон коснулась его, извлекла коготь, исцелила рану. Бартта вырвала руку.

— Ересь! — прошипела она. — Ты несешь ересь!

— Разве? Подумай о Пророчестве. Написано, что Дар Сала-ат может призывать Драконов и повелевать ими.

— Да, но...

— Написано, что Дар Сала-ат будет рожден на обоих концах Космоса. — Синие, как свистики, глаза Джийан впились в лицо сестры. — Ты понимаешь? Подумай, сестра! Наполовину кундалианин, наполовину в'орнн — два конца Космоса. Пророчество наконец обретает смысл!

Внезапно Бартта сменила тактику. Ее лицо разгладилось, голос стал ровным, сладким.

— Ах, Джийан, теперь я понимаю. Это твой сын. Ты сделаешь все, чтобы спасти его, поверишь во все, что угодно. Я не виню тебя, наверное, и я вела бы себя так же. Но пока мы тут стоим и спорим, гибнут невинные люди. Пусть по крайней мере их смерть имеет какой-то смысл. Ему предстоит спасти сотни жизней кундалиан. Благородная судьба для в'орнна, а? Гораздо больше, чем заслуживает любой в'орнн.

Джийан отмахнулась от слов сестры.

— Я своими глазами видела рану, нанесенную гэрорелом. Коготь застрял в теле. А всего через час рана была такой, какой ты ее видишь сейчас. Только прикосновение Дракона могло исцелить его.

— Я не верю!

— Другого объяснения нет, ты знаешь это не хуже меня. Аннон — Дар Сала-ат, Тот, Кому предназначено освободить нас от рабства. Мы должны защитить его любой ценой. Миина открыла нам Свое лицо, сестра. Она показала тропу, по которой следует идти. Мы должны склониться перед Ее мудростью и волей.

— Даже если то, что ты говоришь... даже если эта фантастическая история истинна... как нам спасти его и всех остальных?

Глаза Джийан

светились.

— Вместе мы вызовем Нантеру.

— Бездну Духов? — Бартта пришла в ужас. — Ты серьезно?

— Другого выхода у нас нет! Бартта покачала головой.

— Подумай, сестра, что ты говоришь. С тех пор как мы согрешили против Богини, с тех пор как была потеряна Жемчужина, вызывать Нантеру запрещено. Без участия Миины слишком опасно, слишком трудно контролировать Врата в Великую Бездну. Если их открыть, вся та мразь, которую Миина загнала в Богиней забытую яму, может вырваться.

— Миина защитит нас. Она здесь, с нами. Из-за Аннона. Из-за твоей Рианы.

— Что ты имеешь в виду?

— Я ходила к ней, пока тебя не было, — промолвила Джийан. — Пыталась использовать свою силу — и не смогла. Девочка действительно не проживет и часа. Наверняка на то есть воля Миины. Ты сама сказала, что Миина предназначила ей жить, и умоляла меня спасти ее от смерти. Так не отказывайся же теперь.

— О Нантере говорят, что два существа должны биться за власть в одном разуме. Смеем ли мы подвергнуть Дар Сала-ата — если Аннон действительно Дар Сала-ат — такой опасности?

— Да, мы ничего не знаем о последствиях Нантеры, но разве у нас есть выбор? Кроме того, Аннон силен, а Риана слаба. Потеря памяти опустила завесу над ее жизнью.

Обе вздрогнули, услышав, как вскрикнул Аннон. Джийан бросилась к нему, сестра пошла следом.

Юноша проснулся. Джийан опустилась на колени рядом с ним.

— Что с тобой? Почему ты так кричишь? Тебе хуже?

— Нет. — Он посмотрел на нее. — Я слышал крики на улице. Кхагггуны пришли отвести меня к Бенину Стогггулу.

— Тише, тише. Спи дальше.

— Нет! — Аннон попытался сесть. — Я знаю, на какую жестокость способны кхагггуны. Пусть они кундалиане, я не хочу, чтобы этих людей перебили из-за меня.

Джийан не пускала его.

— Я обещала твоему отцу беречь тебя, пока во мне остается хоть капля крови.

— Это моя жизнь. Одна жизнь против многих. Я не хочу жить с руками, запятнанными кровью.

Пока он пытался встать, теряя равновесие из-за сломанной ноги, Джийан умоляюще взглянула на сестру.

— Теперь ты видишь его сердце, сестра. Прошу тебя, внемли посланию Миины. Это не случайное совпадение — ни то, что сова прилетела к тебе, ни то, что мы оказались здесь в час величайшей нужды. Аннона надо обучить всему, что знают и умеют рамаханы. Ему надо преподать Священное Писание. Кто лучше тебя исполнит эту святую работу? Великая Богиня повелевает нам. Наш долг — служить Ей.

Бартта долго молчала. Она смотрела на Аннона, отважно рвущегося навстречу гибели ради спасения кундалиан Каменного Рубежа от неминуемой смерти. Вспоминала большую сову, сделавшую три круга над местом, где лежала смертельно больная Риана. “Что это значит? — снова и снова спрашивала она себя. — Зачем Миине понадобилось спасать девочку только для того, чтобы взять ее к себе через несколько дней?” Вдруг Джийан права? Вдруг этого полу-в'орнна действительно коснулась одна из Священных Драконов Миины? Вдруг это действительно Дар Сала-ат? Тогда ее судьба ясна: ей предназначено обучать его, купаться в его силе и возвыситься вместе с ним.

— Прости мои сомнения. Твоя логика безупречна, сестра. — Бартта расцеловала Джийан в обе щеки. — Поспешим же исполнить веления Великой Богини. — Она улыбнулась, найдя в душе давно забытый тайник, где жила любовь к сестре. — Неси его в большую комнату, а я принесу Риану. У нас очень мало времени.

Бартта старалась подавить мрачные предчувствия. Нантеру не вызывали уже больше лунного века. При мысли о возможных последствиях их действий ее зазнобило, а желудок болезненно сжался.

Джийан присела рядом с сыном. Бартта осторожно положила Риану рядом с Анионом, потом подошла к резному шкафу из ядровника. Отперла, широко распахнула дверь, открывая ряды закупоренных стеклянных банок, пузырьков и бутылок, наполненных разнообразными порошками и жидкостями. Джийан запела на Древнем наречии. Смешивая порошки, Бартта присоединилась к Песне Ручьев.

Вокруг Рианы и Аннона Бартта выложила круг из девяти ястребиных перьев. Пол между ними помазала животной кровью. Посыпала все порошком, смолотым из гроздей камароны, тупы, тошки и грибов Плоть Богини. Размазанная кровь загорелась темно-синим холодным пламенем. Ручьи ожили, и Джийан крепко сжала руку сына.

Аннон дернулся в ее объятиях.

— У меня вся кожа зудит. — Он был явно испуган. — Что происходит?

Джийан заставила себя улыбнуться.

— Не беспокойся.

— Пора, — нараспев произнесла Бартта.

— Что пора? — Он так посмотрел на Джийан, что у нее сжалось сердце.

Джийан встала рядом с ним на колени и обнажила одну грудь, приподняв ее рукой. Другую руку положила ему на затылок.

— Что... что ты делаешь?

— Смотри на меня, — тихо, ласково промолвила она. — Только на меня, Тэйаттт.

Юноша уставился ей прямо в глаза, его веки отяжелели. Губы сомкнулись на соске, и он начал сосать, как в младенчестве. Почти стразу же глаза его закрылись, дыхание стало глубоким и ровным.

— Вот так, — тихо пропела Джийан, укачивая сына. — Спи. — Она нежно погладила его по затылку. — Спи, родной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать