Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 33)


Она поспешно присоединилась к сестрам-рамаханам, стоявшим перед телами полукругом. Началось песнопение, слова Древнего наречия звучали все громче, пока не поглотили причитания целиком, окружив их любовью Миины. Назначенные члены семей, понесших в этот день потерю, зажгли костры. Когда все было готово, пришла очередь Бартты. Ей подали факел, — и она благословила его руками и молитвой. Она держала его над каждым костром по очереди, пока пламя не прыгало на факел, как живое. Толпа ахала, как один человек, когда факел оживал.

Молитвы рамахан наполняли площадь, и казалось, все вокруг завибрировало в гармонии со звуками Древнего наречия. В этот миг Бартта бросила факел на соломенное ложе. Огонь вспыхнул, разрастаясь быстро, жадно, пока все ложе и те, кто лежал на нем в вечном покое, не были охвачены, поглощены, уничтожены вместе со всем, кроме горя деревни.

* * *

Все было как-то не так. Аннон, сидя в постели, смотрел на свои тонкие руки. Повернул их туда-сюда. Не его руки; чужие руки. Его стиснул ледяной страх. Такие маленькие... И на них волосы. Кстати о руках... мускулы будто растворились.

Он отшвырнул одеяло и придушенно ахнул.

— Н'Лууура меня побери! Где мои интимные места?

И тотчас прижал руку к горлу. Что случилось с голосом? Какой-то непривычно высокий...

Аннон выбрался из постели — и не удержался на ногах. Все было неправильно. Руки и ноги слишком короткие, цвета какие-то странные. Он помнил этот дом до того, как уснул: дом Бартты, сестры-близнеца Джийан. Но все казалось немного другим, словно отражение в зеркале.

Зеркало! Вот что ему надо.

Он пополз по полу, встал, опираясь на старый, покрытый затейливой резьбой комод. Вцепился в него, когда нахлынула волна головокружения. Сглотнул, надеясь, что его не вырвет. Когда стало лучше, начал отчаянно рыться в комоде, отодвигая одежду и вещи, пока не нашел маленькое овальное ручное зеркало. Протерев его, поднес к лицу.

— Н'Лууура все забери!

Он был — она! На голове росли густые золотистые волосы! Он был кундалианкой!

Какой-то кошмар. Этого не может быть.

Он снова и снова подносил зеркало к лицу, но отражение не менялось. Где его тело? Где он?

— Джийан! — завопил Аннон высоким женским голосом. — Джийан, где ты? Что со мной произошло?

Уронил зеркало. Оно вроде бы разбилось, а может, просто зазвенело в ушах; его отчаянно тошнило. Задыхаясь и охая, Аннон потащил гибкое чужое тело обратно к постели, оттолкнул упавшее на пол покрывало. Царапая чужими ногтями, цепляясь чужими руками, поднял незакрепленные, как он обнаружил, когда Джийан привезла его сюда, половицы. Старая книга в кожаном переплете, которую Джийан велела беречь, по-прежнему была там, как и подаренный Элеаной нож. Аннон вытащил их, погладил. Они настоящие. Он не сошел с ума. Его прошлое было его прошлым. Безопасным. А вот настоящее было неопределенным и неизвестным.

Придется помалкивать, пока он не сможет найти Джийан и...

Аннон напрягся, услышав шум. Кто-то вошел в дом. Он быстро затолкал сокровища обратно в дыру, прикрыл половицами. Потом забрался в постель и закрыл глаза. Успел.

Вернувшись в дом, Бартта прошла прямо в комнату Рианы. Увидев, что девочка все еще спит, вернулась в большую комнату, повесила плащ и взяла длинную деревянную ложку, зеленую керамическую миску и положила немного рагу. Затем обнаружила, что аппетита нет, и решила перейти в спальню девочки.

Риана сидела и пристально смотрела на нее.

Бартта застыла, словно на постели свернулась пряная гадюка. Сердце заколотилось в груди. На мгновение ей показалось, что она разучилась дышать. “Теперь уж ничего не поможет”, — промелькнуло в голове. Будущее было перед ней и смотрело ей прямо в лицо.

— Как ты себя чувствуешь? — выдавила в конце концов Бартта.

Риана молчала.

Бартта улыбнулась и, ступая по осколкам зеркала, подошла к ней с миской в руках.

— Проголодалась, наверное? Ты не ела несколько дней. Риана схватила миску и набросилась на еду, поглядывая на женщину подозрительно, как дикий зверек. Бартте пришлось еще дважды наполнить миску, прежде чем девочка наелась.

Бартта села рядом.

— Ты можешь говорить со мной, Риана?

— Где Джийан? Мне надо поговорить с ней.

— Все в порядке.

— Сейчас же! — закричала Риана, швырнув миску о стену.

Бартта ударила его, потом, когда он начал отбиваться, затолкала обратно в постель.

— Опасность миновала. Но ты должен примириться с изменениями. Ты больше не Аннон. Ты Риана, кундалианка. Ради своего же блага и блага тех, кто окружает тебя, отбрось мужскую, в'орннскую индивидуальность.

Заключенный в теле Рианы Аннон пытался бороться с ней, но это тело было легким и слабым.

— Враги повсюду. Если ты не приспособишься, если позволишь Аннону обнаружить себя, они, конечно, пронюхают об этом и уничтожат тебя. Я рамахана. Я знаю способы бороться с в'орннами. — Бартта яростно встряхнула Риану. — Ты слушаешь меня?

Девочка смотрела ей в глаза; на прекрасном лице читалось решительное несогласие.

— То, что

сделано, — уже спокойнее сказала Бартта, — было сделано ради твоего спасения.

Девочка продолжала смотреть на нее, но по крайней мере на мгновение перестала вырываться.

— Ты видела себя в зеркале перед тем, как разбила его, — продолжала Бартта. — Ты прекрасна.

— Пусти, — сказала Риана.

— Ты успокоилась? Молчание.

Бартта отпустила ее, отошла от постели.

— Риана...

Девочка выбралась из постели и попятилась в дальний угол комнаты. Сжалась там в комок.

— Не называй меня так!

— Как же еще мне тебя называть?

— Называй моим настоящим именем.

— Ты теперь Риана. Пожалуйста, постарайся понять. Твоя... то есть Джийан и я перенесли твою сущность в тело Рианы. Это был единственный способ защитить тебя. Враги считают тебя мертвым.

— Если это правда, пусть Джийан скажет мне сама. Ей я поверю.

Бартта вздохнула.

— Джийан нет. Она... — Бартта облизнула губы. — Чтобы доказать твоим врагам, что Аннон мертв, она отдала им его тело. И кхагггуны перестали убивать горожан. Ты помнишь?

Риана пристально смотрела на нее.

— Ты помнишь, что был готов пожертвовать собой, чтобы спасти их? Что ж, ты так и сделал — в самом прямом смысле. Они получили твое тело, а также Джийан. Ее захватил свор-командир.

— Реккк Хачилар.

— Да. Вряд ли она вернется, так что тебе...

— Я найду ее! — Риана бросилась к двери.

Бартта схватила девочку за руку, развернула, ударила снова — на этот раз сильнее, так что девочка упала на постель. Джийан, Джийан, всегда Джийан.

— Это речь Аннона. Ничего подобного мы не сделаем. — Заметив, что девочка сжала кулаки, она поспешно добавила: — А идти за ней было бы просто глупо. Ты одна, в чужом теле. Ты теперь — одна из покоренных, к тому же женщина. В одиночестве ты не выдержишь и недели.

— Тогда пойдем вместе.

— Таково желание Джийан: чтобы ты осталась со мной, стала рамаханой-ученицей в монастыре Плывущей Белизны, где мы с ней изучали Писание.

— Я тебе не верю. Бартта ударила ее снова.

— Тогда учись верить мне, Риана. Чем быстрее научишься, тем лучше для тебя. Я не хочу бить тебя, мне это не доставляет удовольствия, но тебе надо учиться. У тебя впереди вся жизнь.

Риана выругалась по-в'орннски.

— Я — в'орнн! Я живу, только чтобы отомстить Бенину Стогггулу и Кинннию Морке! — Девочка выпрямилась, схватила осколок разбитого зеркала и бросилась вперед.

Бартта отскочила, однако острый, как бритва, осколок успел порвать платье и порезать кожу. Из плеча потекла кровь. Ее охватил гнев, и она ударила Риану так сильно, что окровавленный осколок зеркала пролетел через всю комнату.

Бартта принялась осыпать девочку побоями.

— Забудь о мести, забудь Джийан, забудь праздную и привилегированную жизнь Аксис Тэра. Ее больше нет. Аннона Ашеры больше нет! — бормотала она, избивая Риану, и остановилась, только когда та потеряла сознание. — Вот. — Бартта задыхалась. — Вот. — Почему-то вдруг вспомнился лорг, которого она убила столько лет назад. Проклятое воспоминание! Неужели она никогда не избавится от него? Почему? Это было просто животное, и притом злое, что бы там ни утверждала Джийан.

Выбившись из сил, Бартта села на забрызганную кровью постель, спустила платье с плеча, чтобы заняться раной.

— Оборони нас Миина, — прошептала она, останавливая кровь. — Теперь ты в моей власти. И я никогда не отпущу тебя. Сама Великая Богиня сочла нужным даровать тебе жизнь. Но такой жизни не позавидуешь! Ты на собственном опыте узнаешь жестокую, отвратительную, безнадежную жизнь под властью в'орннов. Ты своими глазами увидишь, что они отобрали все, что когда-то принадлежало нам. Возможно, даже поплачешь о нас, ибо среди живых кундалиан едва ли найдется хоть один, кто помнит, какой была Кундала до вторжения в'орннов. Когда нарии бродили по горным плато, когда Осору еще не было извращено рамаханами-мужчинами и проклятыми раппами, когда молнии сверкали в небе, предвещая явление прославленных Священных Драконов Миины. Где они теперь? Где? — Руки сжались в кулаки, Бартта ударила себя по ногам. — Ах, то время давно минуло; боюсь, оно уже не вернется! А мы остались без нашей Богини, без волшебных нариев, даже без молний, приносивших колдовскую энергию. У нас только наши мертвецы, наша боль и ужасные компромиссы, на которые нам пришлось пойти.

Но, к добру ли, к худу ли, похоже, ты — Дар Сала-ат. — Она протянула руку, ласково отвела волосы Рианы со лба. Лицо девочки начинало темнеть и распухать. — Риана, Избранница Миины и Сеелин. Моя святая тайна. Ты будешь жить, коль скоро так определила Миина. Однако теперь ты в моих руках. Все твои тайны когда-нибудь станут моими, не сомневайся!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать