Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 38)


10

Кольца

— Далма, погляди, что я тебе купил.

Тускугггун в платье цвета крови голонога и златотканом сифэйне улыбнулась.

— Кольцо.

— Не просто кольцо, — ухмыльнулся Веннн Стогггул. — То кольцо, которое тебе так хотелось...

— То кольцо! — воскликнула Далма. — О котором я мечтала много месяцев! — Она выхватила кольцо из его пальцев. — Но как ты достал его, Веннн? Его уже продали — очень богатому баскиру. Мастер сама сказала мне, что не будет делать другое. А теперь оно мое! — Она засмеялась. — Как, как, как?

— Я — это я! — Голос Стогггула гремел во дворце регента, заставляя стражу вытягиваться во фрунт, референтов настораживаться, а слуг съеживаться. Он провел руками по телу Далмы, по осиной талии, по пышным бедрам. Под ее взглядом его интимные места начали подниматься. — Власть и сила порождают силу и власть. Я теперь регент: я получаю все, что хочу. Я все могу. Я наградил Киннния Морку, произведя его в звезд-адмиралы. Я дал гэргонам Кольцо Пяти Драконов. Я принес им голову Аннона Ашеры. Чего еще им требовать от меня?

Далма лизнула ему шею сзади — в том самом месте, где он больше всего любил.

— Терпение, любовь моя. Гэргоны — обманщики. Они не захотят дать тебе то, что ты хочешь, когда ты этого захочешь.

— Союз баскиров с кхагггунами поможет нам восстановить стабильность. Конечно, гэргоны понимают это. Конечно, они отберут рынок саламуууна у Консорциума Ашеров и отдадут мне. Я просил их, но они еще не ответили.

— Дай им время оценить твои подарки, дорогой. А пока советую подумать о другом. Я слышала, будто новый звезд-адмирал подал ходатайство, желая сделать твоего первенца своим новым адъютантом. Ты должен гордиться.

— Гордиться? — Веннн Стогггул покачал головой. — Этому проныре следовало бы найти себе место на нижней ступени моего Консорциума и готовиться в один прекрасный день заменить меня. Я отклоню ходатайство.

Далма, которая кое-что знала о в'орннских мужчинах, продолжала ласкать его.

— Разумеется, ты прав, Веннн. Именно этого все и ждут от тебя, поскольку звезд-адмирал пытается залезть в другую касту.

Стогггул нахмурился.

— Я намерен возвысить кхагггунов до положения Великой касты.

— Каким образом? — спросила Далма. — Отклонив ходатайство звезд-адмирала, ты создаешь прецедент для сохранения статус-кво.

— Пожалуй. Позже будет очень трудно изменить линию поведения. — Стогггул задумался.

— Курган еще молод. Такой поворот мог бы оказаться к лучшему.

— Неужели? — скептически протянул Стогггул. — Просвети же меня, сделай милость.

— Курган не рожден кхагггуном, но теперь ему придется служить в их рядах. Насколько я слышала, жизнь у них тяжелая. Ты называл его безответственным и буйным. Служа под руководством звезд-адмирала, он научится дисциплине, его буйство будет укрощено.

Стогггул задумался над словами тускугггун — как всегда. В ней было что-то особенное, что-то, что он заметил сразу же, когда в первый раз увидел ее на приеме у Бака Оуррроса, одного из конкурентов-баскиров. Ему, конечно, было приятно присвоить собственность конкурента, особенно Оуррроса — баскира-ревизиониста, живущего в За Хара-ате, и одного из главных поборников этого города. Однако хитроумный Стогггул быстро обнаружил в ней массу самостоятельных достоинств и все больше радовался тому, что украл женщину у Бака Оуррроса.

Далма надела кольцо на палец.

— Превосходно сидит! — Она поцеловала Стогггула. — Теперь мне остается только перебраться сюда. — Она уловила нерешительность регента и улыбнулась. — Если ты согласишься, я покажу тебе один секрет.

Он сделал вид, что размышляет, хотя на самом деле уже принял решение. Элевсин держал здесь любовницу, и притом кундалианку. Почему бы ему — теперь, когда он стал регентом, — не поселить с собой лооорм? Йеуфффри, несомненно, рассердится. Но кто она такая? Да, мать его детей. Курган вышел из-под ее крылышка, однако есть еще трое: мальчик Терреттт и девочки Оратттони и Маретэн. Все нуждаются в наставлениях Йеуфффри. Кроме того, у нее своя художественная жизнь в хингатта лииина до мори. Она делала отвратительную керамику, которую, однако же, умудрялась продавать.

— Что за секрет? — Стогггул ничем не выдал любопытство. Это была постоянная игра, которой оба наслаждались.

Далма погладила его по затылку.

— Из тех, что нравятся тебе больше всего.

— Согласен! Только если я сочту секрет стоящим.

— Тогда пошли. — Она взяла его за руку и повела по затененным коридорам, залитым солнцем атриумам, мимо разоренного сада, по лоджиям в полосах света и тени. Один раз Стогггул уловил какой-то необычный запах.

— Что это?

Далма вскинула голову.

— Может, корень горечавки?

— Попахивает гнилью, — прогремел регент. — Я прикажу вырвать ее с корнем.

Наконец они добрались до комнат — похоже, чьих-то личных покоев, — где Стогггул прежде не бывал. Далма дотронулась до какой-то точки на гипсовой панели, и та повернулась вовнутрь. Они оказались в коротком, пахнущем плесенью проходе.

— Где мы? Далма захихикала.

— Не будь таким нетерпеливым. Увидишь.

Он нашел в темноте ее запястье, развернул ее и прижал к себе. Она расслабилась в его объятиях и издала вздох удовольствия, отчего его интимные места поднялись.

— Хочешь взять меня здесь, — прошептала она, — у стены?

Раздался шелест: Далма распахнула платье. Стогггул почувствовал ее жар и сырость и не мог больше контролировать себя. Ее тонкие пальцы умело расстегнули его

одежду, и он, замычав, с силой вошел в нее.

Когда он закончил, Далма прильнула к его потному телу.

— У тебя есть план, Веннн. Я знаю.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты дал гэргонам Кольцо Пяти Драконов. Разве не с его помощью можно найти Жемчужину?

— Жемчужина! — презрительно хмыкнул регент. — На что мне вещь, которую боготворят животные? Хотя, если не ошибаюсь, гэргоны ею живо интересуются. — Его интимные места снова встали. — Меня же интересует только контроль над рынком саламуууна. Если я помогу им найти Жемчужину — а похоже, Кольцо Пяти Драконов здесь первый шаг, — они должны дать мне то, чего я желаю больше всего. Это только справедливо. — Его рука сжалась в кулак. — Я совершу то, чего не смог отец. Ашеры убили его, чтобы сохранить тайну саламуууна. Мне мало убить их всех. Я намерен отомстить вдвойне. Клянусь, очень скоро все секреты Ашеров будут моими!

— О да! Я была права насчет тебя... — Слова перешли в стон, когда он пронзил ее до глубины.

Немного позже они вышли в крохотный дворик, посреди которого был огород с незнакомыми ему растениями. Со всех сторон поднимались глухие стены. И одна-единственная дверь.

— Что это? — спросил он.

— Сад Джийан. Несомненно, источник зелий кундалианской колдуньи.

Стогггул начал топтать растения ногами. Резкие запахи защекотали ноздри. Он громко чихнул. Далма, воспользовавшись возможностью, ласково отвела его в сторону.

— Зачем уничтожать огород? — спросила она.

— Потому что он принадлежал кундалианской счеттте и, следовательно, Элевсину.

— Эти растения могут нам пригодиться.

— Как? Они кундалианские. — Регент сморщил нос и снова чихнул. — Здесь пахнет смертью.

Далма взяла его за руку и повела обратно к тайной двери.

— У меня есть приятельница-кундалианка. На то, чтобы подружиться с ней, я потратила немало времени и усилий. Это она рассказала мне об этом огороде. Думаю, с ее помощью я смогу раскрыть спрятанные здесь секреты.

Стогггул отмахнулся.

— Я презираю все кундалианское! Гадость!

Она крепче сжала ему руку, лизнула ухо кончиком языка.

— Ты всегда говоришь, что сила порождает силу, Веннн. Представь, насколько сильнее ты станешь, если вдобавок к огромной власти в твоем распоряжении будет и кундалианское колдовство.

— Кольцо Пяти Драконов символизирует суть кундалианских знаний, — сказал первый гэргон.

— Оно содержит секрет, который мы не смогли обнаружить сами, — сказал второй гэргон.

— Наконец мы узнаем правду, — сказал третий гэргон. Гэргоны — в инсектоидных легированных костюмах — выстроились идеальным полукругом перед огромной круглой дверью в подземных пещерах под дворцом регента. Атомные лампы принесли проблески мерцающего света в море сумеречных теней. Голоса бились о камни, как волны о берег моря.

Три гэргона. Тот, что посередине, держал Кольцо с красным жадеитом. Этот гэргон вдруг обернулся и обратился к четвертому, который стоял, скрытый тенями, в стороне и наблюдал.

— Возможно, поскольку это кундалианский артефакт и поскольку наш коллега посвятил напряженным исследованиям много месяцев, следовало бы предоставить честь открыть дверь в Хранилище нашему постоянно живущему здесь эксперту по всему кундалианскому.

— Не думаю, — сказал Нит Сахор. — Эта дверь не поддалась, несмотря на все наши усилия. Наука — даже в нашем, подобном магии, варианте — бессильна перед ней. Я пришел к выводу, что она не кундалианского происхождения. Скорее она создана их Богиней — Мииной.

— Что за ерунда? — произнес второй гэргон.

— Миины не существует, — отрезал третий.

— Погодите, — сказал первый гэргон. — Возможно, наш товарищ прав. Это объяснило бы сто один год разочарований. — Он поднял Кольцо Пяти Драконов. — Если так, то мы получаем ответ. По легенде, Кольцо также создано Мииной. — Он склонил голову набок, в холодном, раздробленном свете атомных ламп сверкнул шлем. — Верно?

Нит Сахор наклонил голову.

— Верно.

— Была ли дверь Хранилища создана кундалианами либо же их Богиней, несущественно. Теперь у нас есть ключ, открывающий ее.

Эхо голоса затихло, и воцарилась оглушительная тишина. Первый гэргон переместился почти вплотную к круглой двери, потом снова обернулся к Ниту Сахору.

— Из всех нас ты один, товарищ, не отведал череп Ашеры Аннона. Ты испытываешь сомнения?

— Сомнения, опасения, дурные предчувствия, — ответил Нит Сахор.

Не успел он договорить, как первый гэргон отвернулся. Обернувшись к двери, он надел Кольцо Пяти Драконов на обтянутый перчаткой указательный палец.

— Наступает величайший момент в истории в'орннов, — произнес нараспев первый гэргон и, согнув палец, поднес Кольцо к круглому медальону в центре двери. Он помедлил, и Нит Сахор сказал:

— Легенда гласит, что Кольцо вставляется в пасть Священного Дракона.

— Легенды! — фыркнул первый гэргон. — Ученые мы или питающиеся грязью дикари?

— Не мешало бы выяснить, — произнес Нит Сахор так тихо, что никто не услышал. А если бы они и услышали, то не поняли бы, поскольку сказано это было на Древнем наречии рамахан.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать