Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 42)


12

Крах

В уединении своего дома в Аксис Тэре свор-командир Реккк Хачилар положил голову на руки, оплакивая своего друга и регента Элевсина Ашеру. Элевсин был для него и наставником, и вторым отцом. Он помог Реккку отделаться от клейма, оставленного родным отцом.

Отец Реккка был одним из самых знаменитых рэнннонов недавней истории. Рэнннонами называли мятежных кхагггунов, которые отвергли командование и касту. Отец Реккка, как и другие рэннноны до него, погиб в кровавом сражении, где абсолютно все было против него. Рэннноны занимали уникальное положение в мировоззрении кхагггунов: их презирали и ими восхищались. Кхагггуны никогда не восставали против командования. В тех редких случаях, когда это происходило, они выпадали из в'орннской Модальности и могли зарабатывать себе на жизнь, нанимаясь к частным лицам улаживать трудные и опасные дела. Но главное было не в этом, а в простом, однако категорическом нравственном императиве. Кхагггун становился рэннноном, когда сталкивался с тем, что считал несправедливостью, для исправления которой требовались действия, несовместимые с законами касты. Именно это и порождало двойственность в отношении к ним бывших товарищей. Например, отец Реккка восстал против жестокости звезд-адмирала, место которого теперь занял Киннний Морка. Он погиб, но сделал то, ради чего стал рэннноном: убил звезд-адмирала.

И именно Элевсин Ашера помог Реккку преодолеть шоры воспитания и впервые увидеть отца таким, каким тот был на самом деле, — героем.

Были и другие новости, также неблагоприятные. Реккк только что узнал, что новый регент утвердил безумное ходатайство Киннния Морки назначить Кургана Стогггула его новым адъютантом. Н'Лууура их побери, этот в'орнн еще совсем ребенок и к тому же баскир! С другой стороны, возможно, не такое уж это безумие, скорее разновидность “брака по расчету”. Новое назначение крепко связывало двух в'орннов — Бенина Стогггула и Киннния Морку, — подавая знак, что основание их союза глубже, чем все подозревали. Странная, казалось бы, пара: Великая каста с Малой кастой. Но Реккк был практичным в'орнном — иногда — и потому не слишком удивился. Когда он вопиюще нарушил правила в Каменном Рубеже, то не только вызвал возмущение Олннна Рэдддлина, но и рискнул всем: положением адъютанта, званием свор-командира. Всем. И ради чего?

Он слышал ее шаги в другой части дома. Джийан. Реккк полюбил ее с того мига, как впервые увидел в личных покоях Элевсина Ашеры. Всего лишь беглый взгляд. Более чем достаточно, чтобы зажечь сердца страстью — и виной. Каждый раз, когда он видел ее (насколько он знал, она его никогда не видела), влечение к ней росло. Желать любовницу друга, притом кундалианку, было постыдно. И однако непостижимым образом его так сильно тянуло к ней именно потому, что она кундалианка. Реккк старательно прятал эти чувства даже от себя. Пока не узнал о перевороте.

От внимания Реккка не ускользнуло, что Киннний Морка не привлек его к планированию операции. И вдруг стало ясно, что Олннн Рэдддлин состоит при нем шпионом, а не просто перв-капитаном. Реккк очень старался не дать Рэдддлину поводов для подозрений. До того момента в Каменном Рубеже, когда он не позволил протащить тело Аннона Ашеры по площади. Он заглянул в отважные глаза Джийан и почувствовал, как тают сердца. Невозможно подвергнуть ее унижению и страданиям, как невозможно перестать дышать. Он даже не задумывался: он действовал.

Теперь начались последствия. Он больше не был адъютантом Киннния Морки, и недавно назначенный звезд-адмирал не вызывал его. Дурной знак. Очень дурной знак.

С другой стороны, все это началось давным-давно. Пытался ли когда-либо Киннний Морка завоевать его доверие? Никогда. Наоборот, приставил к нему шпионом Олннна Рэдддлина. Будущее выглядело так: Элевсин Ашера больше не у власти, а бывший командир, самый влиятельный кхагггун на Кундале, списал его. Все это, наверное, можно было бы пережить. Если бы Джийан любила его. Но реальность была диаметрально противоположной. Реккк объяснил ей, что они с Элевсином были друзьями, что ей не надо бояться... увы, его слова были встречены с холодным презрением. А чего он ожидал? Возлюбленный Джийан был подло убит, преданный тем самым кхагггуном, который должен был бы защищать его жизнь. Сын возлюбленного, мальчик, которого она воспитывала с младенчества, также мертв. И вряд ли она поверила хоть одному его слову. Да и как иначе? Именно он был выбран ловить Аннона, он вручил Кинннию Морке голову Аннона, как охотничий трофей.

Еще можно было направить ударный меч на себя. Поступить достойно.

Реккк прошел в оружейную и снял со стены ударный меч. Активировал его, ощутив легкий удар, когда сверхвозбужденные ионы образовали дугу между поверхностями двойного лезвия.

Кхагггун слегка дрожал, обдумывая свою смерть. Он убил множество людей, видел, как перед тем, как глаза тускнеют, в них появляется отсутствующее выражение, но никогда раньше не спрашивал себя, что они видели в миг смерти. Да и как иначе? Жажда крови неистово охватывала его, сосредоточивая все силы на бое. Теперь воспоминания всплыли, подобно странной рыбе из океанских глубин. Жизнь до смерти. Один шажок. Но Реккк знал, что понадобится вся его энергия, чтобы погрузить ударный меч в живот.

Отмахнувшись от этих отвратительных мыслей, он приготовился.

— Собираешься покончить с собой? — произнес за спиной резкий насмешливый голос.

Реккк вздрогнул и обернулся.

На него смотрели ясные, синие,

как свистики, глаза.

— Вот. — Он протянул ей рукоятку ударного меча. — Ты хотела убить меня с тех самых пор, как я привез тебя сюда. Давай.

Джийан подняла перевязанные руки.

— Ах, — сказал он, признавая поражение, — я забыл. Как они?

: — Как будто с них содрали всю кожу. Они молча смотрели друг на друга. Наконец Реккк промолвил:

— По-моему, я уже говорил тебе это... я знаю, что именно видел в тебе Элевсин Ашера.

— Ты обманываешь себя.

— Эта мысль тебя как-то утешает, не так ли?

— Меня ничто не может утешить.

— Ты обращаешься со мной с презрением. Разве я изнасиловал тебя, резко говорил с тобой, касался тебя неподобающим образом?

Само ее молчание было насмешкой.

— Разве я не обращался с тобой вежливо? — крикнул он. Она засмеялась ему в лицо.

— Ты охотился на моего... охотился на Аннона, ты связал его, как животное, на улицах деревни!

— Он был уже мертв.

— То, что ты сделал, обратило мое сердце в пепел. Реккк не мог вынести этот холодный, горький взгляд.

— Как необычна для женщины такая горячая привязанность к воспитаннику.

— Идиот! Я не в'орннская тускугггун!

— Конечно, но ты испытываешь такую привязанность к в'орнну.

— Как мало ты о нас знаешь. — Джийан заговорила тише. — Не проходит и мига, чтобы я не скучала бы по нему, когда мне не хотелось бы снова обнять его, защитить, убаюкать, сказать ему, что все будет хорошо... — Голос прерывался, словно у нее в горле застрял рыболовный крючок. — Но хорошо уже никогда не будет. Я не смогла помочь Элевсину и не смогла помочь Аннону. Неужели ты не понимаешь? Когда он умер, часть меня умерла вместе с ним.

Реккк не сразу собрался с мыслями.

— Я не могу выразить, как сожалею... Ее глаза сверкнули.

— Прибереги пустые слова для других. Я не верю тебе. Он покачал головой.

— Что бы ты ни думала обо мне, Джийан, я говорю правду. Я не вставил тебе окууут, как было приказано.

— Да неужели? — Она подняла черные руки. — И как бы его имплантировали?

Реккк замер в неловкой позе, по-прежнему с ударным мечом в руке.

— Тебе даже не надо совершать самоубийство, — бросила Джийан. — Ты уже мертв. Просто ты еще этого не понял.

Она была права, и Реккк знал это. Как его жгло желание коснуться ее, обнять, облегчить боль и страдание. Как странно испытывать такое к инопланетянке! И однако — из-за дружбы с Элевсином — совсем не странно. У Элевсина он научился сочувствию к кундалианам, и чем дальше, тем больше какая-то магнетическая сила неумолимо тянула его к ним, уводя от сородичей. Он не понимал природы этой силы, но научился у Элевсина по крайней мере не стыдиться ее. Однако пропасть между ним и Джийан была гораздо шире. Ее холодная враждебность не уменьшалась. Ее презрение сокрушало его сердца. Джийан отвернулась.

— Я бы охотно отдала жизнь, только бы вернуть Аннона. А что до твоей смерти, боюсь, тебе придется собраться с духом и сделать все самому.

Он заговорил хриплым шепотом:

— Джийан, то, что случилось с Анионом... Если бы я нашел его живым, то не убил бы. Его отец был моим другом и наставником. Я бы умер, защищая его сына.

— Слова.

— Не просто слова. Я не позволил, чтобы его протащили по Каменному Рубежу.

— И я благодарна тебе за это. — Она повернулась к нему, прекрасные глаза сверкали. — Но с того самого мига я спрашивала себя почему. Почему ты сделал это? Ты сам дал ответ. — Она скрестила руки на груди. — Я вижу, как ты смотришь на меня. И узнаю откровенную похоть в твоих глазах.

— Нет, ты ошибаешься. — Но, конечно, в голосе не хватало убежденности.

— Элевсин недавно погиб, а ты уже сгреб добычу. Ты утверждаешь, что был его другом? Какая скверная и жалкая шутка! Ты ничуть не лучше его убийц, Стогггула и Морки!

Сердца Реккка сжались еще сильнее. Казалось, все огни в мире погасли разом.

— К сожалению, каждый верит только тому, чему хочет верить. Так намного легче и гораздо проще, чем принять правду.

— Снова слова.

Реккк беспомощно пожал плечами и, заблокировав закодированный ионный поток, повесил ударный меч на стену.

— Трус!

Он пытался забыть о ней. Но так было еще больнее.

— Тебе пора сменить повязки. — По освещенному звездным светом коридору Реккк увел Джийан из оружейной комнаты в ванную. Усадил там, разрезал узел и начал разматывать муслиновые бинты на правой руке. Ее пристальный взгляд резал, как лезвие меча.

Поддерживая руку снизу, Реккк продолжал разматывать бинты. Красные, ободранные пальцы блестели, намазанные мощной в'орннской мазью от ожогов.

Он осторожно вытер их чистыми салфетками из неотбеленного муслина; Джийан тихо стонала от боли. Раны казались такими же воспаленными и распухшими, как и в самом начале. Он пробовал уже четвертое средство — сочетание в'орннской и кундалианской медицины. Почему ни то, ни другое не работало?

— Ожоги очень сильные, — сказал ей Реккк, снова накладывая мазь. — Нужно еще время для излечения. — Он поднял глаза. — Я видел, ты пробовала на них колдовство. Не помогло?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать