Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 50)


— Добрый вечер.

Джийан вздрогнула. Они обернулись и оказались лицом к лицу с гэргоном, появившимся из тени.

— Ты привел ее... Ах-х-х! — К огромному изумлению Реккка, гэргон слегка поклонился Джийан. — Госпожа, я — Нит Сахор.

Джийан напряглась. Реккк увидел страх в ее глазах.

— Почему вы называете меня госпожой?

— Вам-то известно почему.

— В'орнны ничего не знают о кундалианских делах. Вы не можете знать.

В звездно-сапфировых глазах Нита Сахора прыгали искры.

— И тем не менее я знаю.

Реккк переводил взгляд с кундалианки на гэргона и обратно, не понимая, что происходит между ними. Он уже хотел заговорить, когда гэргон продолжил:

— Я давно ждал встречи с вами, госпожа.

— Интересно почему? — сказала Джийан. — Я пятнадцать лет была у вас под носом. Вам всего лишь следовало велеть Элевсину привести меня на Призывание. — Реккк увидел, что она вновь обрела внешнее самообладание.

— По многим причинам, госпожа, — сказал Нит Сахор. — Время еще не приспело. Ваше появление в Храме Мнемоники насторожило бы моих собратьев. Кроме того, Ашера Элевсин отказался бы повиноваться такому приказу.

— Я не знала, что Элевсин в чем-то отказывал вам.

— Ах, госпожа, он часто находил способы для отказа, — вздохнул Нит Сахор. — Думаю, этого раздражающего и замечательного качества мне будет не хватать больше всего. — Он поднял руку, указав на открытую дверь, которой они прежде не заметили. — Время Встречи приближается. Мы должны приготовиться.

Джийан не двигалась. Реккк стоял рядом с ней.

— Вы передумали, госпожа? — спросил Нит Сахор.

— Я раскинула кости провидицы, Нит Сахор. Они показали мою смерть и смерть свор-командира.

Гэргон направил взгляд на стол.

— Верно, госпожа. Нынче вечером смерть шествует по всем комнатам этого дома. Чтобы Встреча свершилась, иначе и быть не может. Моя техномагия стягивает вместе два мира... два враждебных друг другу мира. Должно быть, кости отразили аномалию. Они утратили обычную надежность.

Джийан промолчала, хотя начала снова дрожать.

— Вы найдете его при помощи своей техномагии? — Да.

— А сможете вы сказать, где он?

— Такой вопрос задавать нельзя, — сказал Нит Сахор. — Ашера Аннон появится; откуда он придет, даже я не знаю. Это нарушает слишком много законов изведанной вселенной.

Джийан кивнула.

— Помоги мне, Миина, я хочу увидеть его снова.

— Да будет так. — Нит Сахор повел их по длинному коридору к маленькой конической комнате, в которой Реккк был раньше.

Когда они вошли, на губах гэргона заиграла странная улыбка. Реккку хотелось спросить, что тут такого, Н'Лууура побери, забавного, однако промолчал.

Комната почти во всем казалась другой. Ее покрыли черным лаком. Удобная мебель исчезла. На полу в центре комнаты выложили три концентрических круга из плетеного германиевого провода, внутри которых поднимались узкие трехсторонние подмостки из унылого серого тантала, украшенные выгравированными научными рунами. К этим подмосткам крепилось несколько многогранных кристаллов с сетью биочипов внутри. На полу внутри подмостков лежала “сорочка” Аннона Ашеры. При виде ее Джийан тихо вскрикнула. В уголках глаз появились слезы.

— Желаете продолжать, госпожа? — спросил Нит Сахор. Она кивнула, отводя взгляд от “сорочки”.

Нит Сахор велел Реккку встать у стены, потом подвел Джийан к месту в центре внутреннего германиевого круга. Сам он встал прямо напротив нее.

— Вам ничего не надо делать — только слушать и смотреть, — сказал гэргон. — Однако выслушайте меня внимательно. Вы ни в коем случае не должны пытаться коснуться Ашеры Аннона, когда он появится, да и вообще двигаться. Иначе навлечете беду на нас всех. Понятно?

— Да, — ответила Джийан.

— Еще одно. Когда я вызову антиэнергию из другого мира, вам станет трудно дышать. Не боритесь с этим ощущением. Я защищу вас.

Джийан наклонила голову.

— Понимаю.

— Итак, — произнес нараспев Нит Сахор, — мы начинаем.

Гэргон воздел руки. Голубой огонь сорвался с сетчатых перчаток, устремившись по дуге к танталовым подмосткам. Те засветились золотистым светом. Даже стоящий в стороне Реккк почувствовал жар, исходящий из центра комнаты. Они словно бы оказались внутри печи для обжига. Легкому Реккка уже не хватало кислорода. Из комнаты будто выкачали свет, цвета, материю. Все преобразилось в полупрозрачный кристалл.

Неожиданно легкое Реккка перестало действовать. Антиэнергия растеклась по комнате, от судорожно пульсирующего света у него заболели глаза. Выступившие слезы, казалось, застыли на поверхности хрусталиков. Воздух — то, что от него осталось, — мерцал.

— Он идет, — произнес нараспев Нит Сахор. — Берегитесь же. Мы погружены в отравленную сингулярность. Одно неосторожное движение — и мы погибнем.

Едва умолкли слова, как в пространстве между сетью кристаллов начало проступать изображение. Оно стало трехмерным. И приобрело отчетливость.

Джийан выдохнула имя Аннона.

Аннон.

Риана, затерянная в черноте пещеры, подняла голову. Голос Джийан доносился откуда-то издали. Что-то вытекало из тела Рианы, как песок из песочных часов. Это сопровождалось мучительной болью, словно разрывалась материя самого существа Рианы. Ее охватило жуткое ощущение пребывания в двух местах одновременно.

Он снова был Анионом. Окружающее мерцало и трансформировалось. Перед ним стояла Джийан, и Аннон, как всегда, позвал ее на помощь. Потом он заметил других: свор-командира

Реккка Хачилара и гэргона. Что происходит? Аннон пытался спросить ее, но, как во сне, не мог говорить. Не мог сдвинуться с места, мог только наблюдать. Его удивили слезы Джийан, он хотел дотянуться до нее... не сумел.

Потом возникло что-то чуждое, опасное, подобное ряби на озере ночью. Позади трех фигур виднелась исполинская тень. Она шагала по безбрежному черному эфиру, окружающему их всех. Тень вышла на свет. Аннону хотелось закричать. Пять лиц Пэфороса обратились к нему, и демон демонов ухмыльнулся.

Я отметил тебя,сказал Пэфорос. Ты стал моим.

Нет! — закричал Аннон.

Ты предсказан. Это мое право.

Аннон корчился, изо всех сил пытаясь сдвинуться с места, — и не мог. Застрял, как жук-марк в янтаре.

Пасть демона распахнулась. Надо было что-то делать.

Думай,раздался в голове голос Рианы, о том, что написано.

Аннон отчаянно пытался думать об отрывках из “Величайшего Источника”, но ничего не вспоминалось. Чем больше он старался, тем, казалось, дальше ускользал священный текст из памяти. Словно он никогда не учил его наизусть.

Челюсти Пэфороса открылись под невозможным углом. Пять лиц слились в одно и увеличились, став размером с Кундалу. Мелькнула мысль: “Я обречен”.

Смотри, что он несет,сказал голос Рианы.

Аннон увидел в руке Пэфороса... оболочку плода, свою “сорочку”. Как она попала к нему? Не имеет значения. Вот как Пэфорос выследил его — даже здесь, в этом неизведанном и ужасающем месте.

Впервые в жизни Аннон почувствовал, как плохо быть в'орнном. Он каким-то образом знал, что Пэфорос при всем своем могуществе даже не подозревает о существовании Рианы. Демон демонов сосредоточил внимание только на Анноне Ашере. На мгновение перед Анионом мелькнуло нечто — идея столь значительная, столь невероятная, что он не мог полностью охватить ее мыслью. По сравнению с Пэфоросом в'орнны казались слабыми, ничтожными, и Аннон был потрясен до глубины души.

Пространство вокруг них начинало вздыматься губительными излучениями. Времени размышлять не осталось. Надо было действовать.

Аннон бросился обратно в оболочку Рианы. И в тот же миг мучения закончились. Все Пять Священных Книг Миины снова были с ней, и она знала, что делать.

— Что-то не так, — сказал Нит Сахор. Мощность светящейся антиэнергии нарастала вместо того, чтобы оставаться неизменной. Она оголила стены и теперь окружала их с почти осознанной жадностью. Три кристалла взорвались из-за перегрузки контуров. Нит Сахор попытался сбалансировать мощность, перенаправив ионный поток из корковой сети. Голубые излучения из сетчатых перчаток пульсировали все быстрее, но, похоже, ничего не получалось. Что-то неизвестное и очень сильное аннулировало Основное Уравнение. Нит Сахор пытался пересчитывать на ходу, однако не успевал: составные элементы менялись слишком быстро. Установленный им защитный барьер начинал разрушаться, а он ничего не мог поделать.

В тот миг, когда в голову пришла эта страшная мысль, гэргон заметил, как Ашера Аннон шевелится. Это было невозможно, и однако он собственными глазами видел другую правду, совершенно невероятную, потрясающую до глубины души. Изображение начало вращаться, все быстрее и быстрее, пока не слилось в неясное пятно.

Еще шесть кристаллов разлетелись, и герметизирующее поле разрушилось. Светящаяся антиэнергия хлынула в комнату. Если она кого-нибудь коснется...

Словно обладая собственной волей, она слилась в шар — такой яркий, что даже гэргону пришлось отвести взгляд. Шар полетел туда, где стояла Джийан. Не было времени спасти ее или хотя бы предупредить. Сверкнула вспышка.

Решение было одновременно и в высшей степени простым, и безмерно сложным. Более того, оно было невозможным. И однако представлялось Риане Тем, Что Должно Быть.

О Том, Что Должно Быть, часто упоминалось в “Величайшем Источнике”. Наименее вероятное решение, решение, которое невозможно выполнить, тропа к успеху, требующая от ступившего на нее всей веры до капли. Ты думаешь, что это сработает, и оно работает. Путь интуиции, нелогичности, путь, отвергнутый всеми остальными.

Риана произнесла требуемые отрывки и сделала То, Что Должно Быть.

Отправила себя в Припрыжку.

Она знала, что не сможет этого сделать. На это способна только Матерь, а Матери на Кундале нет уже больше ста лет. Члены нынешней Деа Критан, включая Бартту, пытались Припрыгать и не сумели. Секрет был утрачен вместе с “Величайшим Источником” и Жемчужиной.

И все же Риана отправила себя в Припрыжку.

Вызвав в памяти указания из книги, она начала вращаться и, вращаясь, высвободилась из янтаря, в котором увязла. Пещера, где она находилась, комната, где кружился образ Аннона, теперь отступили, став плоскими, как декорации на стене. За ними манила истинная реальность — безграничность царств за пределами Времени или Пространства, даже за пределами Порядка и Хаоса, Жизни и Смерти. Планеты были неподвижны: они не обращались вокруг солнц. Не было гравитации или законов астрофизики. Ничто не старилось, не рождалось и не умирало.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать