Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 52)


15

Тигпен

Перед Рианой возникла серьезная проблема: Припрыгнуть ли одна Миина ведает куда. Она ничего не знала о действующих здесь законах энергии. Жилы энергии пульсировали, как паутина, во всех направлениях. Вряд ли она смогла бы взобраться по жиле и Припрыгнуть куда-нибудь подальше отсюда. Насколько она могла судить, никакого “подальше” здесь не было.

Риана с ужасом смотрела, как, разыскивая ее, Пэфорос возникает то в одном, то в другом месте. Если бы она подольше понаблюдала за ним, то, может, смогла бы понять его способ перемещения. Однако как внимательно она ни приглядывалась, не сумела даже представить, каким образом он перемещается.

Он еще не увидел ее, но подходил все ближе. Пройдет немного времени — хотя Времени, как его измеряли в'орнны и кундалиане, здесь не существовало, — и он ее заметит. Что же делать?

Серебристая вспышка, подобная ряби на озере, заставила Риану повернуть голову. К своему удивлению, она увидела гэрорела, который кружил у нее над головой по дороге к Ледяным пещерам. Птица мерцала, то появляясь, то исчезая, двигаясь вперед на широко распростертых крыльях; когти растопырены, клюв открыт. Гэрорел не летел, даже не шевелился; просто то возникал, то пропадал. Вот появился снова и остался, по-прежнему подобный статуе, вырезанной из тигрового глаза. Под взглядом оцепеневшей Рианы гэрорел трансформировался в величественного зеленого Дракона: огромные блестящие крылья изогнуты дугой, золотые глаза смотрят прямо в душу.

— Сеелин, — выдохнула Риана, хотя звуки в этом мире не распространялись.

Дракон вроде бы не шевелился и в то же время стал ближе к Риане. Он исчез, появился, опять исчез. Когда возник вновь, то был так близко, что Риана попятилась бы, если бы смогла.

Идем,раздался в голове Рианы голос Сеелин. Оставаться здесь небезопасно.

Иллюзия? Галлюцинация? Сон?

Сеелин исчезла. Риана продолжала таращиться туда, где только что был Дракон.

Через мгновение Сеелин появилась снова.

Идем же. Пэфорос почуял меня и приближается.

Но как? Объясни.

Как? Так же, как ты оказалась здесь.

Я не знаю здешних законов.

Используй энергетические сети, которые видишь вокруг. Вот так.

Дракон растворился в паутине и тут же появился вновь.

Мы путешествуем, преобразуясь из одного энергетического состояния в другое. Здесь все преходяще. Твои мысли по-прежнему статичны, перемещаются в пределах искусственных связей Времени и Пространства. Откажись от старого мышления. Перемещайся Вовне— и увидишь.

Риана протянула руку. Пальцы попытались ухватиться за нить паутины, но прошли прямо сквозь нее.

Пэфорос был почти рядом. Сеелин исчезла.

Риана снова ухватилась за энергетическую сеть, и та рассеялась.

Риана подумала о словах Дракона. На этот раз она оставила руку внутри нити. И почувствовала, что тает. Она начала сопротивляться — и услышала пение силовых ручьев. Мелодия струилась сквозь нее, и теперь она расслышала все оттенки, созвучия, рулады, потому что сама стала частью песни. Энергетическая паутина состояла из силовых ручьев, которые она чувствовала в доме Бартты и в монастыре.

Растворяясь, Риана скользнула в ручей как раз в тот миг, когда Пэфорос появился рядом. Внутри паутины, преобразуясь из одного состояния энергии в другое, она почувствовала присутствие Дракона. Казалось, будто воплощение Перемены все время где-то впереди. Сеелин дергала ее, тащила. Став частью энергетической паутины, Риана везде видела постоянное движение: ионы, электроны, фотоны и прочие субатомные частицы, которых она не могла распознать, текли вокруг нее, над ней, под ней, сквозь нее, изменяясь из положительных в отрицательные и обратно в бесконечном танце жизни.

Отчаянно Припрыгнув, Риана вернулась в подземную темницу. Теперь она ощущала узы Времени и Пространства, как другие ощущали бы избыток тяготения. Бесконечность сменилась конечным миром, в котором она родилась. Цветовая гамма казалась болезненно искаженной без инфракрасных и ультрафиолетовых полос, уходящих в бесконечность.

Риана согнулась пополам, ее вырвало. Упала на колени, когда ее настигла волна головокружения, ухватилась за стену. Под ногами развергся бездонный колодец...

Она задыхалась, лежа на усыпанном камнями полу круглой пещеры, на глазах выступили слезы. Дыхание было затруднено, на теле выступил липкий пот. Она чувствовала себя отравленной. Закрыла глаза, но так оказалось только хуже. Она знала, что самодельный факел почти погас, знала, что надо найти другую деревяшку, но смерть ползла через нее, как пробковый червь.

Ее снова затошнило. Застонав, Риана повернулась на бок, свернулась клубком — и встретилась с чьим-то пристальным взглядом.

— Не подходи! — предупредила она. Нащупала упавший факел, подобрала его и помахала перед собой.

Существо сидело и невозмутимо ждало чего-то.

Оно было примерно вдвое больше ледяного зайца, с шестью ногами, длинным пушистым хвостом и густым полосатым мехом. Сужающаяся черная морда, зеленые глаза и плоские треугольные уши.

— Ты кто, Н'Лууура тебя побери? — спросила Риана.

— Тигпен, — произнесло существо, склонив голову набок. — А что такое Н'Лууура?

На улицах Аксис Тэра выл ветер. Здесь, в северной части города, широких кундалианских проспектов было мало. Когда месагггунам отвели этот район, они обнаружили, что предоставленное жилье не соответствует количеству людей. В результате ширину улиц уменьшили наполовину, чтобы устроить

больше жилищ, которые теперь тыкались друг в друга, как выводок котят у сосков матери.

Джийан тяжело было видеть, как равнодушно чужаки преобразуют красоту в уродство. Одно дело, когда города оккупированы, совсем другое — когда они превращаются в груды мусора.

— Джийан, я знаю...

— Когда дело касается меня, ты ничего не знаешь, — огрызнулась она.

Снова запутавшись, Реккк помалкивал, пока они пробирались к его дому в центре города. Месагггуны спешили мимо, не обращая на них никакого внимания. На Реккке не было кхагггунской формы, и он не собирался больше ее надевать. Теперь он был учеником Нита Сахора — воин, отвергший командира и касту. Ирония судьбы. Он стал своим отцом.

По правде говоря, Реккк весьма смутно представлял себе, что значит быть рэннноном. Так или иначе, выбор сделан, теперь ему предстояло столкнуться с последствиями, которые изменение статуса повлечет не только для него, но и для его близких.

Где-то впереди послышались крики и шипение выстрелов ионного оружия. Завернув за угол, они увидели, что самая южная граница месагггунского района объята пламенем. Огонь был столь жарким, что дождь и завывающий ветер не могли его загасить.

— Что происходит? — спросила Джийан.

Реккк заметил, как вымуштрованная свора кхагггунов методично разрушает дома.

— Похоже на облаву.

— Но зачем?

Внезапно напрягшись, Реккк не обратил внимания на ее вопрос. Он взял женщину за руку и потянул назад.

— По-моему, нам лучше поискать другую дорогу... Поздно. Вооруженный до зубов кхагггун выступил из тени.

— Стой! Кто идет? С полуночи район объявлен закрытым.

— Вы не узнаете меня? — сказал Реккк. — Свор-командир Реккк Хачилар.

— Да? Вы без формы. Это странно.

— Я вне службы, сопровождаю женщину...

— Кундалианка! — фыркнул кхагггун. — И, как я теперь разглядел, лооорм бывшего регента. Что вы делаете с этой счетттой?

— Что я здесь делаю и с кем я, не ваше дело, перв-майор. — Он твердо взял Джийан за локоть и попытался пройти мимо кхагггуна.

— Минутку, свор-командир. — Перв-майор навел на него короткоствольный ионный пистолет. — У меня приказ отводить всех незарегистрированных лиц на допрос.

Реккк почувствовал, как в нем закипает гнев.

— Это смешно. Как только ваш командир увидит, кого вы задержали, вам придется несладко.

— Поверьте, я пострадаю гораздо больше, если не выполню приказ.

Держа наготове ионный пистолет, кхагггун повел их к периметру пожара. Решив сменить тактику, Реккк спросил об облаве.

— Ах, это, — рассмеялся перв-майор. — Наш новый регент вбил себе в голову, что нужно искоренить у месагггунов последние следы религии. Мол, поклонение богу войны Энлилю — поклонение любому божеству, коли на то пошло, — идет вразрез с эдиктами гэргонов, так что мы уничтожаем храмы и жрецов.

— Вы хотите сказать, что гэргоны дали новому регенту это поручение?

Перв-майор пожал плечами.

— Насколько я знаю, приказ исходит от регента Веннна Стогггула. Откровенно говоря, меня это устраивает. Последнее время я почти не видел активных действий и стал беспокойным и ленивым. Нет лучшего лекарства для этого недомогания, чем пролить кровь врага, а, свор-командир?

Реккк бросил взгляд на Джийан. Она смотрела прямо перед собой и вела себя так, словно их обоих не существовало.

Перв-майор провел арестованных мимо квартала дымящихся, полуразрушенных месагггунских строений. Разбитое изображение Энлиля лежало в канаве, по которой текла бирюзовая кровь павших жрецов и их последователей-традиционалистов.

Глядя на побоище, Реккк вспомнил о словах Нита Сахора, сказанных при первой встрече: “Баланс изменился. Гибельное, опасное изменение... но, к сожалению, необходимое”.

Вскоре он увидел командира, стоявшего к ним спиной. Офицер был в полной экипировке: сочлененные пластины из дотемна закаленной хроностали, шлем, откинутый назад. Стоило ему рявкнуть, и солдаты своры кидались выполнять приказы.

— Командир! Перв-майор Туд Йусссар с северного периметра с двумя незарегистрированными лицами, — крикнул их конвоир. — Одно из них — свор-командир Реккк Хачилар.

— Да ну? — Командир отдал последний приказ и обернулся к ним. Реккк узнал Олннна Рэдддлина. Почувствовав тревогу спутника, Джийан постаралась прикрыть лицо сифэйном.

Олннн Рэдддлин ухмыльнулся.

— Ба, Реккк Хачилар, герой тысячи войн. Я не видел вас... да с тех пор, как меня сделали свор-командиром. Мы вас искали.

Реккк не мог поверить, что перед ним его бывший заместитель.

— Ну-ка, ну-ка. — Рэдддлин потеребил губу. — В первый раз вы приняли участие в инопланетной кампании в пятнадцать лет — солгали насчет возраста, не так ли? Да, и ко времени окончания кампании убили полдюжины... это было так давно, я еще не достиг совершеннолетия... — Он несколько раз щелкнул пальцами. — Кто был тогда нашим врагом?

— Краэлы, — сказал Реккк. Ему не нравилось направление разговора.

— Вот-вот. Таинственные существа эти краэлы, но тупые, не так ли? Мы вырезали их, как коров. Тысячи, сотни тысяч, миллионы — для нас все едино. Мы опустошили их мир, сначала забрав оттуда все ценное.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать